Здравствуйте, уважаемые коллеги!

Тема моего выступления — государственная пропаганда и ее воздействие на граждан, а также подавление свободы слова политическим режимом Владимира Путина.

Чтобы бороться с пропагандой и результатами ее воздействия на умы, необходимо понять, что сейчас происходит в этой области, и выработать соответствующую позицию.

Нынешняя российская государственная пропаганда стремится сделать жителей страны не просто лояльными власти и лично Владимиру Путину, но рабски покорными им, заставить людей думать так, как велят сверху. Но считать, что это их собственные мысли! Один из вернейших способов создать в головах граждан России фальшивую картину мира — убедить людей в том, что их интересы совпадают с интересами правящей группировки. (Замечу в скобках, что тотальный произвол властей, усиливающиеся репрессии против несогласных и просто инакомыслящих и пропаганда вызывают у многих уже нечто похожее на стокгольмский синдром.)

Конечная цель пропагандистской обработки населения — максимально продлить существование путинского политического режима, воспрепятствовать осознанию гражданами собственных интересов, дискредитировать идеалы демократии и либерализма и сделать невозможным скорое построение в России демократического правового государства.

Пропаганда в стремлении развратить общество не брезгает никакими средствами. Результаты многолетнего отравления населения наркотиком ура-патриотизма, шовинизма и великодержавной спеси поистине ужасны. В обществе заметно усилилась поддержка агрессии против соседей и захвата чужих территорий. Стали массовыми ксенофобия в отношении Запада и сопредельных стран — Украины и Грузии, ненависть к сексуальным меньшинствам.

Ура-патриотическая пропаганда все больше искажает взгляд людей на историю. Как показывают опросы "Левада-центра", все меньше россиян понимает, что Сталин вел политику массовых репрессий против всего народа СССР. С 2000 по 2017 год эта цифра снизилась с 58 до 41%.

В формально светском государстве пропаганда насаждает клерикализм и антинаучное мракобесие (мол, "земля плоская", а СПИД и прочие нарушения здоровья возникают не из-за несоблюдения правил гигиены, а из-за отсутствия "духовных скреп" и в силу телегонии).

Еще одно из важнейших направлений госпропаганды: правды нет, фактов нет, главное — "генеральная линия", которой надо придерживаться. Пример регулярно подает лично Владимир Путин. Чего стоит лишь один факт: вначале Путин заявлял, что в феврале-марте 2014 года российских войск в Крыму не было, а потом — конечно, безо всякого смущения, — сознался в том, что они там были.

Разумеется, пропаганда — только один из инструментов информационной войны Кремля. Власти грубейшим образом нарушают положения международно-правовых документов, касающиеся свободного распространения информации, и статью конституции о запрете цензуры. Иностранцам запрещено учреждать средства массовой информации. Принят закон об объявлении действующих в России зарубежных СМИ "иностранными агентами". Подавляющее большинство массмедиа, прежде всего телевидение, подчиняются центральным или местным властям. С 2000 по 2017 годы власть полностью или частично захватила под свой контроль ряд прежде относительно независимых СМИ — от НТВ до РБК.

В России осталось некоторое число изданий, из которых пропаганда не вытеснила журналистику. Но их работе как правило вредит самоцензура: журналисты опасаются репрессий по обвинениям в "экстремизме", "призывах к нарушению территориальной целостности" и т.п. Кроме того, нередко даже самих сотрудников этих СМИ, так сказать, заедает окружающая их несвободная информационная среда, они не всегда могут смотреть на Россию непредвзято, то есть со стороны. Так что даже издания, считающихся демократическими и либеральными, практически замалчивают ряд важнейших тем. Например, полноценную информацию о необъявленной войне, которую Кремль ведет против Украины, из отечественных СМИ получить нельзя. Есть, конечно, некоторые исключения. Такие издания, как Каспаров.Ru и "Грани", пожалуй, не боятся никаких тем. Но их аудитория ограничена — в значительной мере потому, что доступ к их сайтам абсолютно произвольно заблокирован. Кроме того, это преимущественно агрегаторы новостей, своей корреспондентской сети у них практически нет.

Приходится констатировать: сегодня невозможно узнавать о событиях в России только из российских средств массовой информации. Правозащитникам и общественным активистам надо использовать в работе прежде всего данные из независимых от властей источников и массмедиа, а по некоторым темам — только из зарубежных СМИ, имеющих корреспондентов в России. Всегда нужно по ссылкам добираться до первоисточника. И проверенные источники иногда могут стать жертвой дезинформации. Более того, есть издания, которые, как правило, говорят правду, но время от времени выполняют, так сказать, деликатные миссии по заказу властей.

Даже в ряде более или менее либеральных СМИ может прямо или завуалировано ретранслироваться позиция органов власти, в том числе спецслужб.

Пожалуй, самый примечательный пример — деятельность Юлии Латыниной. Несколько лет назад в эфире "Эха Москвы" она пыталась убедить аудиторию в том, что взрывы домов в Москве и Волгодонске совершенно никак не могли быть устроены спецслужбами. (Я не могу утверждать, что виновны именно они, но правозащитники, журналисты, политики и общественные активисты высказывали очень много серьезнейших подозрений в адрес известных "органов". Обстоятельства взрывов должны подвергнуться беспристрастному и независимому расследованию.) На том же "Эхе", говоря о деле Олега Сенцова, Латынина прямо ретранслировала материалы органов политического сыска, не пытаясь подвергнуть сомнению их достоверность. Вероятно, чтобы в глазах аудитории они приобрели дополнительный вес. (Хотя как у нас ведутся политически мотивированные преследования оппозиционеров, как добываются показания подозреваемых и свидетелей, объяснять не надо.) А недавно в "Новой газете" в материале "Почему Мальцев — поп Гапон" Латынина прокомментировала преследования сторонников оппозиционера Вячеслава Мальцева таким же образом — фактически предлагая читателям материалы следствия в качестве достоверного источника.

Следует подчеркнуть: поскольку подобные публикации нацелены именно на оппозиционно настроенную аудиторию, авторы нередко чередуют их с весьма острой критикой власти.

Однако в числе причин успеха государственной пропаганды — не только подавление свободы слова и информационная монополия Кремля, но также переходящая из поколения в поколение привычка получать новости из телевизора и презумпция правоты начальства.

Везде большинство людей предпочитают узнавать о происходящем в основном пассивно и по телевизору, и Россия не исключение. Хотя там, где информация свободно распространяется, население все-таки имеет более адекватное представление о своей стране и мире. На самом деле, конечно, следует искать информацию самостоятельно. Как подчеркивает социолог Игорь Эйдман, человек должен быть объектом, а не субъектом информации. Совершенно ясно, что людей, активно ищущих источники новостей, в России больше не становится. Это порочный круг: чем больше пропаганда воздействует на людей, тем меньше у них мотивов для поиска правдивых новостей.

Но борьбу за свободу информации необходимо продолжать: как говорится, делай что должно, и будь что будет. Способствовать тому, чтобы общество понимало необходимость ее активного поиска, — одна из важнейших задач правозащитников и журналистов. Как содействовать свободному распространению информации в России? Как сделать, чтобы как можно больше граждан открыли глаза на происходящее в стране и осознали свои права и интересы?

Совершенно необходимо существование образовательных программ для обучения правозащитников и гражданских активистов осознанному поиску информации, прежде всего в Интернете. И он начинается с выбора независимых, достоверных, проверенных источников и их анализа. Массмедиа, где нет правдивой и объективной информации, а есть пропагандистская ложь — и прежде всего отечественное телевидение, — разумеется, должны быть исключены. Их данные использовать нельзя, так же как нельзя есть несвежую или зараженную паразитами пищу. Доклады, заявления и другие рабочие документы не должны опираться на непроверенные или даже лживые сведения, исходящие от властей.

Ниже — пример того, как НЕ следует работать с информацией. Вот выдержка из публикации Московского бюро по правам человека (МБПЧ) "О протестных акциях 7 октября": "По данным ТАСС со ссылкой на пресс-центр МВД России, <...> 3970 человек стали участниками 26 несогласованных манифестаций в 25 субъектах". Органы внутренних дел систематически занижают число участников акций протеста, это показывает многолетнее сопоставление заявлений МВД с независимыми данными. И их не так трудно найти. Издание "Медуза" сообщало: "Медузе" и "ОВД-Инфо" удалось подтвердить, что акции действительно прошли в 79 городах, в них на улицы вышли, по разным данным, от 2560 до 21 520 человек". Совершенно очевидно, что данные МВД гораздо ближе к нижним границам этих цифр. Интернет-издание "Бумага" писало об оппозиционных акциях 7 октября 2017 года в Петербурге: "Нескольких человек задержали, в том числе протестующего, который, предположительно, бросил бутылку в автозак". В вышеупомянутой публикации МБПЧ это предположение превращается в утверждение, а единственное число — во множественное: "Как сообщает портал "Бумага", в машины петербургского ОМОНа летели стеклянные бутылки". В материале "Об обысках в генконсульстве РФ в США" МБПЧ использует материалы государственных и окологосударственных российских СМИ (единственное исключение — "Коммерсант") и сайта kremlin.ru, представляя только позицию официальной Москвы.

Само собой, журналисты должны проверять источники информации не менее тщательно, чем правозащитники. 30 октября 2017 года Владимир Путин на встрече с членами своего Совета по правам человека заявил, что якобы радиостанция "Эхо Москвы" работает за государственные деньги. Эти слова приводят, например, "Ведомости" и "Газета.ру". Ни одно из этих СМИ не потрудилось проверить слова Путина и убедиться в том, что деньги эти не бюджетные, а газпромовские. Почему-то даже в новости самого "Эха Москвы" заявление о государственном финансировании не опровергалось.

Государственная пропаганда с беспрецедентной активностью распространяет дезинформацию с помощью обширной сети фальшивых новостей. Поэтому сегодня журналистам надо быть особенно внимательными, чтобы не допускать проникновения в СМИ пропагандистских фальшивок. Их целенаправленно разоблачают такие сайты, как "Лапшеснималочная" (создан бывшим сотрудником РИА "Новости" Алексеем Ковалевым).

В порядке полемики выскажу личную точку зрения на методику подачи новостей в СМИ. Не следует прямо ретранслировать сделанные представителями органов власти заявления, надо максимально дистанцироваться от них. Мы часто встречаем фразы вроде "такой-то чиновник считает". Но что он считает, не знают ни журналист, ни читатель, известно только то, что он сказал, поэтому стоит написать "заявляет, что". Поскольку, на мой взгляд, независимой юстиции в России нет, то вместо "по мнению следственных органов" лучше писать "следственные органы заявляют", вместо "Минюст признал организацию "иностранным агентом" — "Минюст объявил", вместо "суд признал" — "суд объявил". Лживые понятия "иностранный агент", "экстремистская деятельность" и прочие всегда следует закавычивать.

Москва, 26 ноября 2017 года

Дмитрий Беломестнов