XX век был веком распада империй. В 1997 году, с переходом Гонконга под юрисдикцию Китая, формально завершилось существование Британской империи — крупнейшей за всю историю человечества, а вместе с ней, можно считать, закончилась эпоха империй вообще. К XXI веку человечество подошло не отягощенное этим грузом.

И только одна страна портила эту картину — империя российская. И ведь нельзя сказать, что она не распадалась. К 1997 году успела дважды. Первый раз — в 1917-м году в результате Первой мировой войны и Февральской революции. В то же время распались Австро-Венгерская, Германская и Османская империи. Но спустя некоторое время вдруг оказалось, что Российская империя не распалась по-настоящему, как другие. Она, подобно радиоактивным элементам — тому же рутению — всего лишь полураспалась, если не четвертьраспалась. Имперская, пятивековой выдержки суть ее, никуда не делась. Оглянуться не успели, как случилась ее реинкарнация под названием "Советский Союз". Тá еще империя получилась — не чета царской, причем, часть отколовшихся во время полураспада земель были возвращены назад, в империю.

Следующий период полураспада длился 74 года и завершился в 1991-м году. За это время тоталитарной радиацией оказалось заражено полмира: вся восточная Европа, многие азиатские регионы, особенно Китай и северная часть Корейского полуострова, африканские территории; радиоактивное облако через всю Атлантику снесло аж до американского континента, оно интексифицировало ряд стран Латинской Америки, особенно сильно — Кубу.

В 1991 году мы ошибочно решили, что распад Советского Союза, крушение коммунизма — это окончательный и бесповоротный распад зла, выход из тьмы на свет, из рабства — на свободу. Рано радовались. Это опять был не распад, а полураспад. Оказалось, главное зло — не в коммунизме, а в имперской сути государства Российского, которая в XX веке вылилась в такое вот крайнее выражение, как коммунизм. Сама Империя зла никуда не делась и, после некоторого брожения 90-х, мучимая фантомными болями, называемая теперь "Россией" (новой, свободной Россией), она вновь пытается прибрать к себе земли, отколовшиеся в результате последнего полураспада. Но она не подозревает, что новый цикл полураспада, который наверняка окажется гораздо короче предыдущего, уже запущен. Процесс пошел.

Путин, этот — по чьему-то меткому определению — выдающийся политик 19-го века, надеется в XXI веке сохранить Российскую империю, которая выглядит в нем не более жизнеспособной, чем экспонат в кунсткамере. Он все еще путает, по выражению историка Александра Янова, величие страны с ее величиной.

Пока Россией, ее правителями и, главное, ее народонаселением не будет осознано, что имперская суть — это главное многовековое проклятие России, ее ахиллесова пята, она так и будет проходить один период полураспада за другим, заражая все вокруг смертельной радиацией. И в имперском угаре не заметит даже, что то, что после n-го полураспада останется от некогда великой (по размерам) территории, уже и империей назвать будет неловко. Это будет, скорее, не империя, а пародия на самое себя. И чем пародийнее это будет выглядеть, тем сильнее ее будут мучить фантомные боли — пока от былой величины не останется одно лишь Московское княжество, с которого, собственно, все когда-то и начиналось.

В итоге окажется империя как та старуха — у разбитого корыта.

Вадим Зайдман