Максим Лапунов. Фото: M.lenta.ru
  • 30-11-2017 (12:59)

Омбудсмен Москалькова пытается победить волокиту СКР по делу чеченского гея

update: 30-11-2017 (13:39)

Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова обратилась к главе СКР Александру Бастрыкину с просьбой ускорить проверку по заявлению Максима Лапунова о преследовании его как гея в Чечне, сообщил 30 ноября "Коммерсант".

Отвечая на вопросы журналистов в Брюсселе, Москалькова сказала, что в октябре она направила обращение в СКР, однако до сих пор проверка не закончена — она проводится слишком долго. До этого следователи

отказались возбуждать дело по заявлению Максима.

В апреле "Новая газета" опубликовала статью "Убийство чести" — об организованном преследовании геев в Чечне. Это было классическое журналистское расследование с одним лишь исключением: в статье не было имен и фамилий жертв. Чеченские геи категорически отказались от любой публичности.

По теме
Реклама
Ранее
Реклама
Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ

В начале мае на горячую линию "Российской ЛГБТ-сети" и в "Комитет против пыток" (КПП) обратился Лапунов и рассказал, что 16 марта его задержали в Грозном чеченские силовики и держали почти две недели в одном из подвалов, предположительно в так называемой "секретной тюрьме". Над ним издевались только по одной причине: Максим — гей. Его пытали, требуя сдать таких же, как он,

били за то, что он, русский, приехал два года назад в Чечню и "портил" чеченцев,

а потом собрали его вещи, дали деньги на билет и заставили уехать. Максим сначала поехал к родителям в Пермский край, а потом в Омск. После этого ему постоянно поступали звонки, его контролировали и угрожали.

Как написала "Новая газета", три месяца КПП проводил общественное расследование по факту задержания Максима. Правозащитники опрашивали свидетелей, добывали доказательства. 29 августа руководитель КПП Игорь Каляпин и юрист Владимир Смирнов пришли к Москальковой и познакомили ее с Максимом. Омбудсмена попросили передать заявление в руки Бастрыкина.

Теперь СКР надо было либо заводить уголовное дело, либо ничем не оправданным бездействием подтвердить то, что государство отказывается расследовать страшные преступления в Чечне, и тем самым является прямым их соучастником. Следствие выбрало второй вариант.

Между тем "Медуза" взяла интервью у Максима. В нем он рассказал, что за те 12 дней, что он провел в подвале, там побывали примерно 30 человек. Каждый вечер, каждую ночь туда привозили нового обвиняемого. Он слышал крики, стоны, мольбы о пощаде. Многих чеченцев очень жестоко избивали, били по несколько дней подряд, выбивая признания. Некоторых ломали, других приходилось отпускать, что делалось каждый раз с негодованием.

Реклама