Честно говоря, Виталий Портников, с мнением которого я обычно солидаризуюсь, своей статьей "Троцкий украинской революции", в которой он сравнил Михаила Саакашвили со Львом Троцким, сильно меня удивил. Настолько удивил, что мне осталось только развести руками — это столь очевидно разные люди, что просто уму непостижимо, как можно было поставить их на одну доску.

С трибуном революции бывшего губернатора Одессы и экс-президента Грузии роднит, может быть, только манера выступления на митингах, горячность (которую можно назвать и по-другому — искренностью, привычкой называть вещи своими именами). То есть, чисто внешние, а не внутренние признаки.

А, кстати, скажите мне, какой должна быть вообще речь на митинге? По-моему, это по определению трибунный формат, когда нужно говорить языком, понятным широким массам. Трудно представить, чтобы на уличной акции могла иметь успех академическая лекция.

Теперь по существу.

Троцкий.

Троцкий никогда не был у власти в том смысле, что не был руководителем государства. Относительно него мы можем предполагать — с большой долей уверенности — что при Генеральном секретаре Льве Давидовиче Троцком была бы та же диктатура пролетариата, а потом и просто диктатура вождя, что и при Сталине. Хотя, может быть, и не столь чудовищная, не с таким количеством жертв — десятки миллионов — как при усатом Генералиссимусе.

Саакашвили.

Портников рисует портрет обывателя, которого может очаровать такой политик, как Саакашвили: "думает не столько о долгом строительстве, сколько о быстром разрушении прошлого, которое должно привести к такому же моментальному успеху сторонников разрухи". То есть, надо полагать, такова будет реальная программа — программа разрушения — которую будет реализовывать Саакашивили в Украине, дорвись он до власти.

Мы могли бы заподозрить Михаила Николозовича в дешевом популизме, в диктаторских замашках, в том, что у него за душой нет никакой позитивной программы, а только программа разрушения. Могли бы — если бы не одно "но". Если бы Саакашвили только начинал свою политическую карьеру и вхождение во власть. Тогда бы мы действительно могли строить предположения. Но штука вся в том, что мы наблюдали деятельность Саакашвили на посту президента Грузии, слава богу, в течение двух каденций.

Оказывается, Портников в курсе этого факта. "Саакашвили уже один раз (будучи у власти. — В. З.) воспользовался рецептом Троцкого — в родной для себя стране", — пишет журналист. А в чем же состоял "рецепт Троцкого"? "Троцкий предлагал этому люмпенизированному населению единственно понятную ему программу — программу насилия, облеченного в революционный френч". То есть, получается, в течение двух своих каденций Саакашвили, воспользовавшийся программой Троцкого, проводил в Грузии программу насилия? Самого Портникова не берет оторопь от того, что он написал?

Не был Саакашвили никаким диктатором; единственная диктатура, которая была в это время в Грузии, — это диктатура закона, вряд ли это неизвестно Виталию Портникову. Была свобода прессы, никто из политических противников не преследовался за свои убеждения и именно поэтому в 2012 году партия Бидзины Иванишвили выиграла парламентские выборы, а сам батоно Мишико в 2013 году не стал цепляться за властные галеры и ушел в отставку. Вот такая "программа насилия". Как-то странно, что об этом приходится напоминать не российскому обывателю, клиенту зомбоящика, а Виталию Портникову. Разве так поступают трибуны революции, разве так поступил бы Троцкий — проиграв, молча передал власть победителю? Это, конечно, если допустить недопустимое — что при Троцком могли случиться свободные выборы. Как вообще можно сравнивать несравнимое?

Я не идеализирую Саакашвили (идеальных людей вообще нет), но он провел в Грузии реальные последовательные реформы. Портников сам пишет о том, что на момент "Революции роз" Грузия была разоренной страной с люмпенизированным населением. Не будем приводить здесь напрашивающееся высокопарное сравнение — что после революции Грузия расцвела как роза. Просто констатируем, что в стране после разрухи постепенно наладилась нормальная жизнь. Была свобода предпринимательства, да просто свобода. Один штрих: по улицам Тбилиси по вечерам стало возможным ходить без опасения. Разве можно все это хоть в какой-то мере сравнивать с красным террором и военным коммунизмом, наступившими после победы революции, когда Троцкий был одним из вождей молодой Советской республики?

Саакашвили — единственный из постсоветских президентов (помимо руководителей Прибалтийских стран), кто доказал, что победить гидру коррупции — возможно, причем это не так сложно, как кажется, когда к тому есть политическая воля. Он, пожалуй, и единственный, кто может сказать о своих достижениях не в будущем, а в прошедшем времени. То есть о достижениях состоявшихся, а не только планируемых.

Как с гидрой коррупции борется Порошенко, мы все тоже в курсе — в точности как богатырь со сказочной гидрой о трех головах: одну отрубит — на этом месте вырастают две новые (последние новости о том, как Порошенко расправляется с работниками Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ) и разваливает его работу, рассказано в статье Тиграна Хзмаляна). Уже только поэтому я, рискуя прослыть в глазах Портникова люмпеном, предпочту видеть на посту президента Украины Саакашвили (увы, пока это невозможно в силу конституции Украины).

Кстати, был в Украине министром экономического развития и торговли Украины еще один варяг — из Литвы — Айварас Абромавичюс. Никакого "опасного блеска в глазах", которые многие видят в глазах Саакашвили, у него не было. Никакой "бесноватости фюрера". Спокойный и рассудительный. Тем не менее, еще в феврале прошлого года сам подал в отставку по причине, как он заявил, нежелания "быть ширмой для откровенной коррупции или подконтрольными марионетками для тех, кто хочет в стиле старой власти установить контроль над государственными деньгами".

Была еще министром финансов "полуваряг" Наталия Яресько (родилась в США в семье выходцев из Украины) — в итоге тоже оказалась ненужной.

Оказался не у дел министр здравоохранения, также варяг из Грузии Александр Квиташвили. Он и в Грузии при Саакашвили был министром здравоохранения, труда и социальной защиты и успешно провел реформы в этих областях, в том числе антикоррупционного характера. В Украине этот успех ему повторить не удалось.

Еще один варяг из Грузии — заместитель Генпрокурора Давид Сакварелидзе. Одновременно являлся прокурором Одесской области. Он был приглашен с тем, чтобы заниматься реформированием органов Генпрокуратуры, это при Генпрокуроре Викторе Шокине! Итог: уволен Шокиным. Видимо за плохое реформирование.

Ушла в отставку глава Одесской таможни при губернаторе Саакашвили Юлия Марушевская.

Это все очень разные люди, но у них у всех один общий знаменатель: все они тем или иным образом оказались отторгнуты олигархической властью Украины, потому что пришлись не ко двору со своим желанием проводить настоящие, а не декоративные реформы, итогом которых должен был прежде всего стать слом сложившейся олигархической системы, этого проклятия страны.

Итоги президентства Михаила Саакашвили в Грузии по Виталию Портникову: "Стоит посмотреть на результат: Грузия превратилась — по словам самого Саакашвили — в олигархическую вотчину". Забавно, что из всех результатов журналист отметил единственно олигархическаую вотчину, то есть тот факт, который случился уже при бизнесмене-миллиардере Иванишвили. Потому что даже злейшие враги Саакашвили, даже в России, признают его успехи в борьбе с коррупцией и не подозревают его в потакании олигархической вольнице. Собственно, как я написал выше, и украинская власть отторгла из-за его борьбы с украинской олигархией, то есть с нею самой.

Портников пишет, что победа Саакашвили в Грузии произошла "потому, что на момент революции роз большая часть населения Грузии, разоренной потерей территорий, гражданской войной противников и союзников бывшего президента Звиада Гамсахурдиа и медлительностью новой власти президента Шеварднадзе, была практически полностью люмпенизированна". Ну, тогда и об Украине можно сказать, что люди в 2013-м году вышли на Майдан не в силу оскорбленного достоинства, что кто-то лишает их европейского выбора, а потому что были разорены антинародной, по сути, политикой всех ее президентов, особенно президента Януковича, борьбой разных олигархических кланов, также разорявших страну, медлительностью всех властей в проведении реформ. И это тоже правда. Но это разве означает, что Революцию достоинства в Украине сделали люмпены?

А именно вывод, что события 2013-2014-х годов, когда был смещен Янукович — это тоже бунт люмпенов, можно сделать, исходя из логики Портникова, которую он явил в данной статье, если быть последовательным в рассуждениях. И тогда получается — кто был трибуном Революции достоинства? — Они все, нынешняя как бы элита Украины, включая президента Петра Порошенко, были трибунами революции в том отрицательном смысле, который имеет в виду Портников.

И последнее. Соображение практического свойства.

Даже если допустить, что все, что пишет Портников о Саакашвили, соответствует действительности (его дурной характер, авторитарные, допустим, замашки), разве это причина для ареста экс-губернатора Одессы? С преследованием Саакашвили, с этим пародийным отъемом гражданства, которое ранее сами же и дали (как будто тогда они не знали, что в Грузии на Саакашвили заведены дела), украинские власти уже показали, что они не далеко ушли от Путина, не терпящего настоящего, а не декоративного оппонента. Нынешняя акция с попыткой ареста — лишнее тому подтверждение.

Ничего, кроме насмешки и презрения, такая политика вызвать не может.

Вадим Зайдман