Направляясь с визитом в Египет, Путин 11 декабря сделал остановку в Сирии на авиабазе Хмеймим, где его встречали Шойгу и Башар Асад. На встрече с российскими военнослужащими Верховный главнокомандующий России и по совместительству Сирии сделал ряд заявлений.

В частности, он поздравил военнослужащих РФ с "блестящей победой над террористами": "Задача борьбы с вооруженными бандитами здесь, в Сирии, задача, которую необходимо было решить с помощью широкомасштабного применения вооруженных сил, в целом решена, решена блестяще", – сказал он. "Поздравляю вас!" По словам главы государства, ВС РФ и предприятия ОПК показали в Сирии растущую мощь российской армии и флота.

Путин сказал, что Россия нанесет новый, еще более мощный удар по террористам, если они вновь попытаются нарушить мир в Сирии. "Если террористы вновь поднимут голову, то мы нанесем по ним такие удары, которых они пока и не видели",– заявил он.

Помимо победных реляций, Путин поручил Минобороны начать вывод российской группировки войск из Сирии, что представляется очередным трюком и продиктовано целом рядом факторов.

Прежде всего заявление об окончательной победе и выводе российских войск из Сирии имеет внутриполитическую составляющую, потому что в марте состоятся президентские выборы. А в самой России, по имеющейся информации, операция в Сирии скорее непопулярна. Согласно данным "Левада-Центра", почти половина опрошенных россиян желают окончания этой операции. А более 30% даже опасаются "нового Афганистана", так как Асад пока еще не полностью контролирует всю страну. Возможно, исход войны и решен, но она пока не закончена, что бы не заявлял Путин.

Кроме того, вывод части войск конечно же отнюдь не означает окончательный уход. Как известно глава генштаба Герасимов постоянно подчеркивает, что Россия не оставит свои военные базы в провинции Латакия и в порту Тартус. Путин не для того влезал в Сирию, чтобы бороться с терроризмом: главное – обеспечить российское присутствие в регионе. Поэтому, только непосвящённым и телезрителям Первого канала может показаться, что в Россия выполнила все задачи в Сирии. В любом случае там останется достаточное количество российских солдат. Следует при этом напомнить о том, что весной 2016 года Путин уже обещал сократить численность войск в Сирии, однако тогда ничего не произошло.

Как известно, Путин обладает способностью рассказывать каждой аудитории именно то, что она хочет услышать, и обещать каждому партнеру тот подарок, который будет иметь решающее значение. Впрочем, в наши дни эти чекистское приемчики плохо работают. Делая вышеуказанные заявления по Сирии, он не может не учитывать интересы Турции и Ирана, с которыми достигнуты "договоренности" по поствоенному обустройству этой страны в рамках "астанинского процесса".

Как бы не изгалялся Путин на базе Хмеймим, тем не менее, Сирия уже поделена на зоны влияния между Россией, Турцией и США, а также между правительственным режимом, его иранским союзником, в лице КСИР и ливанскими боевиками "Хезболлы". Трудно представить, что силы, расположенные в различных регионах Сирии, покинут свои позиции в ближайшем будущем, даже если Путин объявил о победе над террористами, тем более, что политический консенсус по-прежнему остается небольшим по сравнению с количеством спорных моментов и расхождением во взглядах, имея ввиду, прежде всего, позицию антиасадовской оппозиции.

Российским обывателям вряд ли известно о том, что несмотря на заявления Москвы, что военное присутствие США в Сирии является незаконным, официальные лица США ответили, что они планируют остаться в Сирии на неопределенный срок, а уйти необходимо иранским силам, а также, что Женевский процесс урегулирования – единственный законный путь. Несмотря на предположение о достигнутом взаимопонимании между Москвой и Эр-Риядом, было бы наивно исключать возможность возвращения Саудовской Аравии в Сирию, чтобы разжечь еще одну войну с иранцами, помимо уже существующих конфликтов в Йемене и Ливане. Встреча сирийских оппозиционных сил 22 ноября в Эр-Рияде, несмотря на противоречивые предсказания, подтвердила требования сирийского народа убрать Асада и его режим после начала этапа переходного процесса, о котором говорилось на трёхсторонней встрече Путина, Эрдогана и Рухани в конце ноября в Сочи.

Немаловажно и то, что демонстративная поездка Путина в Сирию и его спектакль на базе Хмеймим состоялись несмотря на то, что после саммита в Сочи было сделано очень мало заявлений о том, чтО было согласовано между тремя президентами. В частности, остаётся неизвестным такой ключевой вопрос, согласились ли три президента исключить курдские организации, связанные с РПК, или Россия пригласит представителей этих организаций, независимо от турецкой позиции и предупреждений Эрдогана? На этот вопрос пока нет ответа. Это только один из многих вопросов. Другими словами, трехсторонние договоренности по-прежнему очень хрупки. Вероятно, все будет продвигаться достаточно медленно, потому как еще предстоит решить ряд наиболее чувствительных вопросов.

Очевидно, что Путину необходимо сейчас делать "хорошую мину при плохой игре" . Он не может пообещать своим пожилым избирателям поднять пенсии и при этом выполнять все требования своих генералов. Он не может заставить премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху поверить, что Иран выведет свои силы из Сирии. Он не может убедить Эрдогана в том, что Россия серьезно относится к турецким интересам по курдскому вопросу. Путин не в состоянии успокоить Трампа, которого хотят убедить в невиновности Москвы, когда речь заходит о вмешательстве в президентскую кампанию в 2016 году в США. Совокупность доказательств, собранных в результате различных расследований, однозначно указывают на Кремль.

Такая "победа" Москвы в Сирии кроме всего прочего нивелируется ещё не забытыми химическими атаками в Дамаске и уничтоженным Алеппо. Мир в Сирии, в конечном счете, зависит от того, как скоро режим Башара Асада рухнет. Но в таком случае интриги Путина по "возвращению России в регион" завершатся полным фиаско.

Кямран Агаев