Идея бойкота выборов-2018 в либеральном лагере набирает все больше сторонников. Думается, и ее главный оппонент — М. Ходорковский — вот-вот поменяет гнев на милость. Ведь с момента "обесточивания" его детища "Открытой России" иного разумного выбора не просматривается.

Автор также склонен признать инициативу полезной. Но не оттого, что бойкот президентских выборов — яркий пропагандистский слоган в борьбе за умы, как и инструмент обретения узнаваемости в условиях информационного вакуума. И не потому, что увод антипутинского электората на зимние квартиры — явственная перспектива консолидации либерального лагеря, мало-помалу осознающего пагубу раздробленности. А оттого, что, отталкиваясь от итогов парламентских выборов, несистемная оппозиция к схватке за Кремль не готова. В принципе и в частностях.

Впрочем, ничего удивительного и тем более зазорного. В стране, устроенной по лекалам спецслужбы, любая действенная, не манипулируемая оппозиционность отторгается, а точнее, затаптывается. До тех пор, пока авторитарная модель властвования, исчерпав свой мобилизационный потенциал, не вступает в фазу распада.

Правило — универсально, российская версия авторитаризма (чекизм) примечательна лишь оснащенностью последними достижениями прогресса и народностью своего стержня, отвечая запросу невнятного и безликого якобы большинства. Ко всему прочему, даже допуская крупные ошибки (как сирийская кампания), путинизм умудряется дивным образом записывать их в свой актив. Ну а о невероятной конъюнктурной удаче режима, его путеводной звезды, и упоминать лишнее.

То есть речь идет о крайне неблагоприятной для либералов диспозиции, когда силы не то чтобы неравны — несопоставимы ни в одном из параметров баланса. И невеселая статистика последних выборов в Думу, даже умноженная на два (с учетом тех или иных искажений), и есть их котировка у российского электората. Индекс во многом искусственный, несправедливый, но именно тот, который объективно есть. Индекс, никуда не деться, политического маргинала.

Тем самым, не осознав свой реальный задел и не установив его как отправную точку, либеральному лагерю просто не на что рассчитывать. Ни международное сообщество, ни комбинация черных лебедей, опасных для режима, ни самоликвидация путинократии не смогут его нарастить, пока прогрессисты не протопчут дорожку к сердцам российских избирателей. Тех, кого либеральный дискурс преступно именует "ватой".

Реалполитик даже гуманистического извода таков, что совершенно неважно, как нарабатывается политический капитал — по прозрачным или серо-черным схемам. Он — аморален в принципе, как, впрочем, любое состязание высшего порядка. Оттого вызывает оторопь судебный активизм ФБК Навального, силящегося пронять преступное сообщество власти святостью конституции. Как и не выходит у либерального лагеря вникнуть, что подполье — единственно действенный модус политической активности в условиях молодой, присосавшейся к телу общества тирании. И переведи он свою активность на рельсы конспирации, его популярность и удельный политический вес, резко бы возросли. Аура неприступности и загадки куда производительнее в контексте электоральных перспектив, нежели потуги легализировать вольный город в пределах зоны строгого режима, во что сподобилась путинская Россия.

Не разобщенность и склоки несистемной оппозиции ее главная беда и не дефицит лидеров-харизматиков нового поколения, а имитационный характер избранного ею курса. Устремлен тот куда угодно только не к завоеванию — через выборы или иные механизмы — власти.

Сколько бы предвыборные ролики Навального ни казались сыроватыми и не в должной мере наступательными, они образчик того, какова прикладная политика в действии и как достучаться до рядового россиянина. Такую символику однозначно не передают бурные дискуссии вокруг слабости его общественно-политической программы, и впрямь куцей, но по большому счету малофункциональной. Ибо в условиях тирании в схватке за умы в зачет идут не словопрения, а добротный популизм и предприимчивость вожаков по активизации протестного потенциала.

Бойкот выборов-2018 — бесспорное в своей эффективности средство по популяризации либерального движения. Только какой? В виде абсентеизма, сознательной порчи бюллетеней? Вне всякого сомнения, нет.

Для того, чтобы прогрессисты были впервые услышаны и замечены как движение, 18 марта 2018 г. должно быть объявлено днем протестных манифестаций — согласованных, запрещенных, каких угодно. Лишь бы отложившихся в массовом сознании. Дело за малым — политической волей, а лозунги, понятное дело, найдутся.

Хаим Калин