Из-под пера Юнны Мориц вышел очередной "шедевр". Эпитет сразу хочется усилить: шедевральный шедевр! Наконец-то превзойден успех "Зловреев" того же автора.

ВИЖУ ОСВЕНЦИМ СПОРТА

Концлагерь всемирного спорта.
Варят мыло — из россиян.
Освенцим такого сорта.
Охранник от счастья пьян.

Пора прекратить лизание,
Охранников перебить,
Это — иносказание
Выбора: быть? не быть?

Чем перебить охранников?
Исками по судам?
Деньгами из разных краников
Концлагерным господам?

Дать не способны в рыло?
Крутите шуры-муры?
Варят из русских мыло,
Делают абажуры,

Это — иносказание?
Голые факты — это!
Пора прекратить лизание
С таким русофобским гетто!

Не откупаться деньгами
От этого крематория, —
Нет ничего поганей
Удавки, сейчас которая!

Это — иносказание
Выбора: слабость? сила?
Это не наказание –
Не превратиться в мыло!

Поэтскими я глазами
Вижу Освенцим спорта,
Это — иносказание
Фашизма — такого сорта!

Итак, те самые зловреи, которых Юнна Мориц уже однажды воспела, пробрались, как видно, в МОК, другие международные спортивные организации и сделали из него концлагерь. Причем исключительно для русских спортсменов. Из которых варят мыло и делают абажуры. Хотя Юлия Пинхусовна и не называет их, но понятно же, что это дело рук тех самых зловреев — кому же еще варить мыло и делать абажуры из русских?

Вообще, это очень поучительная история. О том, как бес, обуявший Юнну Мориц, убил ее талант. Это даже не графомания, это хуже. Я говорю сугубо о качества стиха, безотносительно — пока — к содержанию. Так и хочется спросить: "Послушайте, а кто же назначал ее в поэты?" На заседании самого заштатного литобъединения самые начинающие литераторы камня на камне не оставили бы от этого поэтического опуса. Чего стоят такие выражения: "Нет ничего поганей / Удавки, сейчас которая!" (Уровень косноязычия, достойный незабвенного Виктора Степановича Черномырдина — "Здесь вам не тут!") Или такая вот находка, такая свежая метафора: "Поэтскими я глазами..." Жаль, нет уже на такую поэзию Александра Иванова...

Такова участь всех, изменивших своему таланту: талант тут же изменяет им. Примеры, первые приходящие на ум: "Медсестра из Макеевки" Евгения Евтушенко — об украинских карателях, убивших медсестру — такая же графомания, а это ведь автор "Бабьего Яра", "Танков, идущих по Праге"... Или Владимир Бортко, автор "Собачьего сердца". Когда он переквалифицировался в имперца и путинолиза, он закончился как режиссер ("Идиот", "Мастер и Маргарита" — это, конечно, графомания от кино).

И не предостерегла же Юнну Мориц судьба Михаила Задорнова... Это ведь тот же диагноз — опухоль мозга. У Мориц пока, правда, в переносном смысле...

Я только вот что не пойму о людях такого сорта, имеющих отношение к еврейской нации.

Нет, ну с таким генералом информационных войск, как Владимир Рудольфович, как раз все понятно — человек кует бабло. Зачем оно ему в таких количествах надобно, поведал недавно общественности Алексей Навальный.

А вот люди творческие — Юнна Пинхусовна или, допустим, Иосиф Давидович — они-то для чего так стараются быть святее самых патриотичных патриотов (а Юнна Мориц еще и черносотеннее самих черносотенцев)? — Алиби что ли таким образом зарабатывают себе (и, как они, возможно, полагают, всему еврейскому народу) в глазах определенной специфической части народа русского? Откуда, спросите, такое предположение? — Вовсе не от верблюда. Однажды Иосиф Давидович публично обратился с призывом к своим соплеменникам, недовольным путинским режимом: "Евреи, не злите русский народ!".

Так ведь зря стараются. Да, сегодня Юнна Пинхусовна добилась почти невозможного: еврейка стала чуть ли не кумиром этой специфической части русского народа (под ее стихотворением в фейсбуке вот такого рода комментарии: "Весь большой Талант — на любовь к России"). Но когда ситуация изменится (а это, хотя бы в силу биологических законов, когда-нибудь непременно произойдет; такое при жизни Мориц и Кобзона случалось уже не один уже раз — в 1953-м и 1985-м годах), то сегодняшнее их "алиби" обернется им (и всему еврейскому народу, который еще остался там) обстоятельством отягчающим. Именно они, творческие люди именно этой национальности, останутся в "благодарной" памяти антисемитов как представители творческой интеллигенции, поддерживавшие, подпиравшие "кровавый режим Путина". Антисемиты будут по поводу и без повода напоминать это не Михалкову или тому же Бортко — а Кобзону, не Евтушенко — а Мориц, не Киселеву (Дмитрию) — а Соловьеву (Владимиру).

В точном соответствии с формулой Игоря Губермана:

За все на евреев найдется судья.
За живость. За ум. За сутулость.
За то, что еврейка стреляла в вождя.
За то, что она промахнулась.

Вадим Зайдман