На сегодняшний день в России существуют как минимум три оппозиционные структуры, в которых личинкой будущей деятельности является штаб. Штаб — главный хайп российской внутриполитической жизни уходящего года.

Количество штабов воспринимается качеством. Качеством самой оппозиционности структуры, а также бренда-личности, представляющей эту структуру в медийном пространстве.

Оставив истории право разобраться в исходных мотивах фронтменов/фронтвуменов российских оппозиционных структур, попытаемся разобрать то непреходящее общее, которое у них есть, а именно — качество или штаб.

Есть генеральный штаб — место мысли и рефлексии, создания смыслов, транслируемых фронтменами/фронтвуменами (по одной штуке на один генеральный штаб) через СМИ или "сверху". А есть региональные штабы — ретрансляторы мыслей и смыслов на короткие расстояния, что называется "из уст в уста" или "снизу". Механизм взаимодействия штабов прост и гениален: в тот момент, когда рядовой субъект истории входит в "зону приема", сигналы сверху и снизу вступают в резонанс, и у субъекта возникает ощущение, что поток смысла, ворвавшийся в голову — плод его собственного ума. Кстати, часто это действительно правда, ибо технологии политического майнинга в новой России работают довольно успешно, в отличие от всего остального.

Теперь несколько слов о выгодах, о плюсах, которые светят всем без преувеличения сторонам политического процесса, так или иначе причастных к фронтам.

Фронтмены/фронтвумены, не опускаясь на землю, читай — не теряя сакрального статуса (как любой качественный продукт медиасферы) — получают опору внизу — на местах. Их ногами в нашем бренном мире становится вооруженный универсальной управленческой методологией бюрократический аппарат региональных штабов.

Молодая бюрократическая поросль, которая в большинстве своем не так молода, наконец получает настоящую должность — инвестиционный портфель. Де-факто он еще пуст, но уже дает право на самопрезентацию, а значит, надежды... Например, для желающих улучшить систему изнутри место г-на Улюкаева вакантно, а для особо рьяных свободно место Ходорковского...

Оппозиционно настроенный обыватель в очередной раз избавляется от ярма принятия решений, делегируя штабам право распоряжения своей судьбой, и продолжает заниматься любимым делом — срачем в социальных сетях.

Государственнички-силовички получают возможность централизовано управлять численным составом и градусом настроения собравшихся под одной крышей пассионариев и направлять их досуг в нужное русло.

И несколько слов о минусах.

Фронтмены/фронтвумены, являясь продуктом медиасферы, могут быть в любой момент отрезаны от региональных штабов и отключены от общественного сознания и скоро забыты путем извлечения из медиасреды.

Пройдохи "со стажем руководства протестом" и/или специфическим нюхом — популяция политических кочевников, меняющая направление движения в сторону усиления запахов популизма и финансирования, успела внедриться в штабы, до того как туда пришли цельные честные личности. Своим присутствием "штатные бюрократы протеста" ослабляют структуру и аннигилируют ее идеологию.

Оппозиционно настроенный обыватель теряет все свои права в этой реальности, и только срач в социальных сетях напоминает о его существовании.

Возможно, государственнички-силовички утратят боеготовность и бдительность и проспят момент начала, а возможно и окончания решающих для страны событий.

Настоящая непримиримая к проводимой кремлем политике внешнего и внутреннего насилия оппозиция, не променявшая холодную мокрую улицу и плакат в руке на сухое теплое помещение с чаем, сменной одеждой и смыслами, не сдается и остается вне поля общественного зрения...

Анализ штабов произведен. Выводы не даны. Финал открытый. Как любит повторять наш несменяемый президент: кхе-кхе-кхе...

Виталий Щигельский