Иногда Творец, Бог, История, Время то ли шутят, то ли указывают нам на что-то, а мы либо замечаем это, либо проходим мимо.

Вчера в Кремле Президент вручал премии за правозащитную деятельность, и практически в это же время не стало ушедшего в лучший из миров Арсения Рогинского...

Он, возможно, был не очень заметен, а возможно, как раз наоборот, и именно поэтому так совпала связь времён. Он был интеллигентен, и поэтому почти всегда говорил тихо, казалось, спокойно, но говорил! Он был историком, на своей шкуре испытавшим все прелести нашей истории. Ему указывали в качестве принятой в те, советские времена премии — уезжай, тут тебе делать нечего. Он отказался, тут история, требующая внимания, а следовательно, его пытливого взгляда. Его посадили. Просто, сфабрикованно. Прокурор, судья что-то там писали, говорили, а статья должна была именоваться очень просто — за знание истории собственной страны и собственного народа. Такой во всегда всесильном УК нет, придумали ерунду. Ерунда потянула на 4 года. Не много? Любому хватит. В этой системе, в этих "лагерях отдыха" умели и умеют создавать для здоровья человека подходящие условия...

Потом, когда казалось, что разум, история возвращаются к здравому смыслу, его реабилитировали. Да, дело было сфабриковано, но это было потом, а пока пришлось отсидеть. Многие ломались — он нет. Видимо, уроки предков, и своих, и чужих, историю которых он знал, не давали сломаться.

Он создал Мемориал. Не потому, что было своевременно, а потому, что не создать его в стране, из памяти которой вытравливали историю, было нельзя. Разумеется, не один. С другими, для кого знание и боль истории были не чужой, а своей болью. Боль ХХ века была так широко разлита по стране, по ее народам, по тем, кто географией, исторически оказался рядом, что Мемориал стал — не мог не стать — международным. Ещё не было институтов национальной памяти, а Мемориал собирал и сохранял крупицы боли и горя. Арсений делал это.

Кому-то казалось, что нужно спешить вперёд. Он точно знал, без знания истории, ее понимания и покаяния впереди ничего светлого не будет. Ещё не было, наверное, даже в зачатке создания "военно-истерического общества", а он предвидел и это. Знал — потомки тех, кто вершил "справедливый суд", постараются, обязательно будут стараться продолжить дело своих предшественников. Если нельзя будет уничтожать свободно людей, постараются уничтожать документы, память, историю, дабы избежать, предотвратить "Суд народов". Мемориал собрал, собирает, хранит эту память, эту боль истории. Хранит нашу надежду считаться, оставаться порядочными людьми — поэтому он и стал "иностранным агентом". Что поделать, в своём отечестве пророков нет. Да теперь, вчера, стало на одного, очень важного, меньше...

Вот такая печальная связь времен, такое историческое совпадение.

В Кремле по протоколу подавали шампанское. Уместнее было бы сто грамм и кусок чёрного хлеба...

Григорий Амнуэль