Верный путинец, автор идиотского, рабского мема "Есть Путин — есть Россия, нет Путина — нет России" Вячеслав Володин, ставший благодаря этому холуйству очередным вожаком Госдумы, теперь подвивается на ниве "антитеррора", дает советы, произносит, как ему кажется, "исторические" заявления.

Спикер-холуй во главе госдумовской делегации принял участие в Международной конференции по проблемам терроризма и межрегионального взаимодействия, завершившейся в столице Пакистана Исламабаде. В состав делегации вошли представители всех фракций и руководители ряда профильных комитетов.

Состав участников конференции выглядел весьма характерно: главы парламентов Афганистана, Ирана, Пакистана, России, Турции и зампредседателя постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей. Все перечисленные страны, за исключением, возможно, Китая, имеют откровенно конъюнктурный подход к проблемам терроризма. Это, в немалой степени, и предопределяет весьма противоречивый, непоследовательный и двойственный характер предпринимаемых ими мер по борьбе с этой угрозой.

Этот подход и выявила еще раз конференция и, в частности, предложения, озвученные главой российской делегации. Так, Володин, несмотря на тот очевидный факт, что международные организации, и прежде всего ООН, а также многие государства по-разному подходят к критериям определения экстремистских организаций и ячеек, призвал создать единый международный список террористических организаций.

"Для эффективной борьбы с этой глобальной угрозой нам всем важно иметь единый понятийный аппарат, не допускать двойного толкования действий преступников, необходимо создать единый список террористических организаций", — сказал новоявленный "специалист" по проблемам борьбы с терроризмом.

В этой связи возникает необходимость спросить у Володина, включит ли Россия в предлагаемый им "единый список" своего союзника по сохранению Асада в Сирии проиранскую ливанскую шиитскую группировку "Хезболла", характеризуемую рядом стран как террористическая организация? Или же смогут ли договориться "два друга" — Эрдоган и Путин о включении в этот пресловутый список "Рабочей партии Курдистана", с бойцами которой Анкара длительное время ведёт настоящую войну, считая их террористами?

И как быть с афганским мракобесным, средневековым движением "Талибан", которое Москва с некоторых пор стала рассматривать как "реальную политическую силу" в Афганистане (!?) и с которым все активнее налаживает контакты, что негативно рассматривается официальным Кабулом?

С другой стороны, Исламабад пытается подставить Москву в своей игре с талибами и Вашингтоном, делая заявления о том, что на талибов есть влияние больше других стран, чем Пакистана. Все региональные страны обладают большим влиянием, чтобы привести Талибан за стол переговоров, это включает почти всех соседей Афганистана, в том числе и Россию, говорил, в частности, мининдел Пакистана Х. Асиф, находясь в октябре этого года в США.

Подобные вопросы можно продолжить. Скорее, речь должна идти не о каких-то списках, по которым вряд ли может быть консенсус, а о трезвом и честном анализе причин возникновения терроризма и экстремизма в той или иной стране, чего не скажешь также и о России, развязавшей две войны в Чечне, куда хлынули террористы разных мастей из-за рубежа. Не говоря уже о роли бывшего СССР в возникновении микроба экстремизма и насилия в Афганистане, которую не признает нынешнее российское руководство и, конечно же, руководитель Госдумы.

Действия СССР в Афганистане не должны оцениваться сейчас в контексте возникновения там терроризма, заявил он в Исламабаде. "Нам нужно сегодня признать, что в Афганистане в тысячу раз выросло количество посевов наркотических растений, в десятки раз увеличилось количество лабораторий. Кто-то должен за это ответить. И когда мы начинаем говорить о 40-летней давности истории, ведя совершенно по другому пути все общество, это неправильно", — сказал Володин.

Примечательно, что так Володин отреагировал на выступление коллеги из Ирана Али Лариджани, который отметил, что действия СССР и США в Афганистане привели к распространению терроризма. Иранец использовал при этом слово "оккупация". Такого же мнения придерживаются, кстати, многие главы стран Ближнего и Среднего Востока, с которыми сейчас Путин выстраивает свои так называемые "многовекторные отношения".

Как бы ни характеризовал действия СССР в Афганистане Лариджани, у иранских аятолл рыльце не в меньшей степени в "террористическом пушку", вернее бороде, которую они все носят. Так называемая "исламская революция" в Иране 1979 года дала беспрецедентный толчок политизации ислама и возникновению многочисленных исламистских группировок, "фронтов", движений и течений, многие из которых объявили джихад против неверных. К этому следует добавить и проповедуемые теократическим режимом в Тегеране теория и практика "экспорта исламской революции", что во многом послужило дестабилизации ситуации в регионе и активизации фундаменталистских группировок, прежде всего упомянутой "Хезболлы".

Недалеко от этой компании ушел и Эрдоган, который своей внутренней и особенно внешней политикой во многом способствовал расширению террористического элемента в Турции и в регионе в целом. Действуя с позиции так называемой "исламской солидарности", новоявленный турецкий султан не гнушался развитием контактов с такими организациями, как палестинская "Хамас", египетская "Братья-мусульмане", действующая в Сирии и Ливане "Джебхат ан-Нусра", и даже с афганским "Талибан". Хорошо известно, как через турецко-сирийскую границу в Сирию проникали вооруженные бойцы из разношёрстных джихадистских группировок, воевавших против Асада, и на территории Турции они проходили подготовку и лечение.

Давайте освежим в памяти, как Путин в разгар кризиса отношений с Турцией из-за сбитого Су-24 обвинял Эрдогана в совместном нефтяном бизнесе с ИГИЛ и поддержке "Джебхат ан-Нусра", о чем сейчас в Кремле предпочитают не вспоминать. Стоит еще напомнить Володину о том, как совсем недавно в Стамбуле регулярно устраивались встречи и переговоры участников непримиримой антиасадовский оппозиции, где были представлены в первую очередь исламисты.

И не иначе как фарисейством выглядят слова, сказанные Володиным на конференции в Исламабаде о том, что "Успешная борьба с терроризмом возможна. Это доказала операция российских Вооруженных сил в Сирии и прогресс, достигнутый в рамках дипломатических усилий России, Ирана и Турции при урегулировании сирийского конфликта". Только вот он забыл сказать о том, что, прикрываясь борьбой с терроризмом, эти страны на самом деле решают свои конъюнктурные задачи в этой несчастной стране.

Таким образом, пока многие государства и все мировое сообщество не откажутся от двойных стандартов, тактических схем и конъюнктурных соображений в подходе к террористической угрозе, призывы к международному антитеррористическому сотрудничеству, озвученные Володиным, останутся лишь благими пожеланиями, политическим разводом и одним из дипломатических приемов. А в конечном счёте аморальными по отношению к многочисленным жертвам террора и политического насилия.

Представляется, что наиболее эффективным средством предупреждения и борьбы с террористической угрозой служат не всевозможные конференции и симпозиумы, а Международные суды по преступлениям против человечности. В частности, вместо "дипломатических усилий России, Ирана и Турции при урегулировании сирийского конфликта", о которых говорил Володин, целесообразно организовать подобный суд, который дал бы объективную оценку коллективным преступлениям различных стран, и в первую очередь их руководителей, по развязыванию и продолжению кровавой бойни в Сирии.

Кямран Агаев