Меня нисколько не удивляет огромный интерес к событиям в Иране со стороны адекватных блогеров и комментаторов. Не удивляет также и молчание всевозможных русских "патриотов" типа Проханова, орущих об особой миссии России и одновременно восхищающихся "божественностью" иранских аятолл и утверждающих об "общей истории" двух стран. Думается, сказать им сейчас уже нечего, кроме как, привычно назвав протесты в Иране "происками" Запада.

Ровно три года назад, накануне Нового 2015 года я написал ответ на статью Проханова, которую перепечатала "Известия" из его газеты "Завтра", где он пел панегирик нынешней иранской теократии, занимаясь при этом исторической эквилибристикой. С позволения редакции Каспаров.Ru предлагаю ее ещё раз, надеясь, что она сохраняет актуальность сегодня и будет интересна неравнодушным читателям.

***

Газета "Известия" известила патриотически настроенную публику очередным опусом А.Проханова под загадочно-возвышенным, в стиле индийской мифологии, названием "Иранский лев". Этого, с позволения сказать, писателя, противопоставляющего религиозно-мистические догмы и представления общечеловеческим ценностям, ищущего "космического объяснения" русскому "мессианству" и озабоченному тем, что у русского народа отняли его "имперскую работу", не читаю и не слушаю. С тех пор, как стало ясно, что его "произведения" – это ни что иное, как смесь высокопарных манипуляций и исторической эквилибристики. А чаще всего, поверхностного подхода к историческим событиям и фактам, их передергивания в угоду построения искусственных конструкций. Не говоря уже об их политической вредности и ангажированности.

Изменить своему правилу меня заставило то, что накануне известинского выступления Проханова иранское государственное информационное агентство IRNA опубликовало редакционную статью под названием "Официальные представители России и Ирана продолжают противоречить друг другу".

Если бы Проханов ознакомился с любопытным материалом IRNA, являющимся, кстати, официозным рупором, то его пафос об иранском льве намного поубавился. А в нем, со всей откровенностью и без "небесного таинства" и "божественной справедливости", которыми так страдает Проханов, черным по белому написано: " В ходе истории Россия не раз доказывала, что, лавируя между Ираном и Западом, она может извлечь для себя выгоду и там, и там. Конечно, такое отношение русские демонстрируют не только к Ирану; другими актуальными примерами подобной политики являются Ирак и Ливия. Подобные действия Москвы по отношению к Тегерану заставляют иранцев относиться к северному соседу с некоторой долей сомнения".

Сомнения иранцев в отношении к северному соседу, которого Проханов, следуя Путину, называет медведем, проистекают от неудовлетворенности ходом достигнутых договоренностей между Москвой и Тегераном относительно крупной сделки по поставкам иранской нефти в обмен на российские товары и продовольствие, остро необходимые Ирану, страдающему от международных санкций.

После того как стало ясно, что эта сделка находится под большим вопросом из-за того, что Россия сейчас сама нуждается в преодолении последствий путинских и антипутинских санкций и по причине падения мировых цен на нефть IRNA, в свойственной иранцам манере увертливости, которая, из-за незнания истории, к сожалению, неведома Проханову, намекает на то, что, а была ли вообще такая договоренность? Агентство ссылается, при этом, на слова министра нефти ИРИ Б.Зангане, который заявил: "Предположения о своповых поставках иранской нефти не соответствуют действительности, подобного рода соглашения никогда не реализовывались между двумя странами".

Тем не менее, несмотря на подобные откровения, Проханов на страницах "Известий", восхищаясь таинствами древнего Ирана, с присущим ему искусством манипулятора, безаппеляционно утверждает о том, что "Иран и Россия обречены на сближение. Не только потому, что мы соседи, не только потому, что нас омывает Каспийское море и у нас длинная общая история".

Если бы Проханов удосужился поинтересоваться подлинной историей русско-иранских или хотя бы советство-иранских отношений, то этот его вывод покажется невинной забавой. Именно Каспийское море, которое "нас омывает", является источником глубокой затаенной исторической обиды иранцев на Россию. Известно ли Проханову о том, что с времён Петра I до большевистского переворота в 1917 году Иран вообще не имел юридического права выхода к Каспийскому морю, так как вся его береговая линия принадлежала России? И только после того, как Ульянов-Ленин своим декретом отменил все царские кабальные договоры и соглашения, иранцы получили выход к своему участку берега Каспия.

Имел ли ввиду поклонник уникальной иранской цивилизации, говоря о длинной общей истории, постоянные русско-иранские войны за владение Кавказом? Когда после очередной победы России и унизительного для шахского Ирана Туркманчайского договора от 1828 года, реакционные муллы натравили толпу на русскую миссию в Тегеране, где линчевали выдающегося поэта-дипломата А.Грибоедова.

А известно ли Проханову о том, что Тегеран до сих пор требует от Москвы, обещанную и юридически оформленную соответствующим соглашением, компенсацию за оккупацию советскими войсками, совместно с англичанами, территории Ирана в годы Второй мировой войны? А не хотел бы он знать, что иранцы постоянно напоминают о том, что советское правительство не поддержало борьбу иранского народа против колониальной Англии в начале 50-х годов прошлого столетия, когда правительство, возглавляемое М.Моссадыком осмелилось национализировать нефтяную промышленность страны, принадлежавшей "British Petroleum"? Из-за отказа Москвы в финансовой помощи, М.Моссадык не удержался у власти и был свергнут в результате военного переворота.

Проханов в своём опусе восхищается религиозным руководством современного Ирана, воспевает панегирик "многомудрым аятоллам" – этаким вершителям политических и духовных судеб Ирана. "Муллы, пишет он, словно вылавливают из небес витающий там смысл, раскрывают суть священных писаний, священных сур, перелистывают Коран, извлекая из него сокрытые до времени тайны. Они создают из этих материй постулаты. И эти постулаты низводят в политику, наполняют ими жизнь правительственных кабинетов, военных казарм, гражданских университетов и заведений".

Не те ли "многомудрые" аятоллы, забыв про страшную трагедию с Грибоедовым, держали 444 дня в заложниках американских дипломатов в Тегеране сразу же после так называемой "исламской революции". Не те ли духовные руководители, по словам Проханова, "божественного Ирана" высылали в 1983 году советских дипломатов из страны на основании того, что они занимались шпионской деятельностью. Не те ли, одуревшие от власти, вчерашние выпускники медресе, где преподают "великие аятоллы", жестоко пытали иранских коммунистов из "Народной партии Ирана", во главе с Н.Киянури, заставивших его публично признаться в сотрудничестве с проклятыми Шурави (Советами). Между прочим, эту самую власть исламисты узурпировали, предательски расколов антишахское, левое по сути, движение, где решающую роль играла Народная партия.

Следует напомнить любителю Персидских мотивов С.Есенина, о котором упоминается в известинском эссе, о том, что покойный Хомейни называл СССР, по которому, кстати, ностальгируют и Путин и Проханов, "маленькой сатаной", ставя его на одну доску с "большой сатаной" – Соединенными Штатами. (Кстати, для того, чтобы заполнить исторический пробел в "восточных познаниях" Проханова, попутно заметим, что Есенин свои "персидские стихи" писал в Азербайджане, так и не добравшись до Ирана.)

Пора уже открыто заявить о том, что приход 35 лет назад к власти богословов в Иране, которыми так восхищается Проханов, оказался катализатором политизации исламской религии, послужил сильнейшим толчком для развития различных исламистских экстремистских движений и террористических группировок на Ближнем и Среднем Востоке, результаты чего мы пожинаем сегодня. Поэтому, ничего, кроме недоумения, не вызывает мысль этого сторонника божественных откровений о том, что Тегеран стоит сегодня на переднем плане борьбы с средневековым Исламским Государством, хозяйничающим в Ираке и Сирии(!?).

Зададимся в связи с вышеизложенным вопросом: много ли общего в истории у России и Ирана, российского и иранского народов, в их взглядах, жизненных ориентирах, о чем печется почитатель древнего Персеполиса и священного Кума? Думается ответ лежит на поверхности. На наш взгляд, речь может идти только об общности путинского режима и исламистской корпорации в Иране, общности идеологических установок, которые зиждутся на платформе ненависти к Западу, прежде всего США, неприятия либеральных идей, презрения к свободе личности.

Поэтому Проханову придётся еще долго ждать осуществления мечты – отлить медаль в честь сближения двух народов, где по его словам, на одной стороне будет изображен русский медведь, а на другой – иранский лев. Назначать исторически сомнительных союзников в лице Ирана – это не удел великой державы, если таковой является Россия. Уверен, место России среди цивилизованных стран, с европейским вектором развития, придерживающихся современного образа жизни, основанного на демократических началах и уважении личности, а не на средневековых принципах, какой бы "божественной справедливостью" они не прикрывались.

Как бы не занимался исторической эквилибристикой Проханов, кроме как демагогией нельзя назвать его следующие слова: "...мистика иранской истории и русское мессианство – это два потока, которые сливаются в один, наполняющий мироздание красотой и бессмертием".

Остаётся только надеяться, что эта бессмысленная демагогия когда-нибудь отрезвит почитателей "таланта" Проханова.

Кямран Агаев