Со стороны Северной Кореи до конца февраля, скорее всего, ничего не будет — ни новых испытаний баллистических ракет большой дальности, ни новых взрывов водородных бомб. Путин и Ын явно решили на период Олимпиады в Южной Корее, прикинуться тихонькими и добренькими.

Министерство финансов США объявит санкции против путинского окружения, видимо, 29 января или чуть позже. Увы, боюсь, те кто ждет немедленного "ареста русского триллиона долларов" будут сильно разочарованы. Вот уж действительно (принятые Конгрессом США антипутинские законы) "Законы святы, да исполнители (Трамп и Мнучин) лихие супостаты".

Словом, возникла короткая передышка, и можно поговорить о вещах простых, понятных и приятных — о гигафлопсах, терафлопсах, петафлопсах и тому подобных научно-технических материях.

Когда я пришел, в феврале 1986 года, в Президиум Академии Наук СССР, я и представления не имел ни о флопсах, ни тем более о мегафлопсах, даром что к этому моменту всерьез занимался программированием около 10 лет и хорошо знал вычислительные комплексы серии ЕС ЭВМ. Да и неудивительно — в СССР в тот момент мегафлопы "производились" лишь на десятке-другом "сверх-машин" серии Эльбрус.

Предполагалось, что в 1990 году некий "почтовый ящик" в Таганроге создаст супер-пупер компьютер мощностью в один гигафлопс (один миллиард операций с плавающей точкой в секунду), и в результате будет обеспечен "паритет" СССР с Америкой и Японией.

На самом деле, в 1990 году Советскому Союзу было уже не до гигафлопсов. А спустя несколько лет Запад кинул кость "новому дружку" России в виде "позавчерашних технологий", включая необходимый набор сверхбольших интегральных схем (СБИС). И Россия, наконец, получила свой собственный гигафлопс. Разумеется о каком-либо "паритете с Западом" речи уже не было.

Посмотрим, как обстоит дело сейчас. Последний список Топ-500 самых мощных суперкомпьютеров мира имеется для ноября 2017 года. Это перечень мощнейших компьютеров мира, с указанием главных характеристик.

На первом месте, суперкомпьютер Sunway Taihu Light c пиковой мощностью 93 петафлопс. Он установлен в Китае, в городе Уси (примерно в 50 км к западу от Шанхая, на берегу живописного озера Тайху), в китайском Национальном суперкомпьютерном центре.

На втором месте, суперкомпьютер Тяньхэ-2 (Млечный Путь-2), тоже в Китае, в Национальном суперкомпьютерном центре в Гуанчжоу, с пиковой мощностью 33,8 петафлопс.

Что характерно, серия суперкомпьютеров Тяньхэ-2 (также как и их предшественники Тяньхэ-1 в 1995-2005 годах) была разработана Китайским Университетом Оборонной Науки и Техники (Чжунго гофан кэцзи дасюэ) в городе Чанша (примерно 600 км к северу от Гуанчжоу, на трассе Гуанчжоу — Пекин). То есть — это военный проект. Основная часть использовавшихся здесь СБИС была импортирована.

А вот Sunway Taihu Light — чисто гражданский проект. Треть необходимых средств выделило правительство Китая, треть — правительство богатой провинции Цзянсу и еще треть — город Уси, может быть, самый богатый из городов провинции Цзянсу. Что особо важно, основная часть (может быть, почти все СБИС) для этого проекта была изготовлена в Китае. Это было вызвано острой необходимостью — в 2015 году (кажется так). Администрация президента Обамы запретила поставки Китай (из США и стран-союзников) СБИС для суперкомпьютеров и прочих "изделий военных и двойного назначения" в Китай. Китайская полупроводниковая отрасль с этой задачей справилась.

На третьем месте — установленный в Швейцарии суперкомпьютер Cray ХС50, с пиковой мощностью свыше 19 петафлопс. Всего среди 10 мощнейших суперкомпьютеров мира — два в Китае, один в Швейцарии, три в Японии и четыре в США.

Первая в списке Топ-500 российская модель занимает 63-е место. Это Ломоносов-2, установленный в МГУ, мощностью в 2 петафлопс. Очевидно, используемые здесь СБИС — импортные, полученные по открытым и "темным" каналам.

Планы России в отношении "петафлопсов" огромны. В первую очередь, это создание суперкомпьютера в тысячу с лишним петафлопс (точное название для этого числа еще не придумано) и использование его в создаваемой сейчас "единой сети управления военными силами России". Но все это напоминает грандиозные планы киплинговских бандерлогов.

Согласно данным Cnet, на ноябрь 2017 года из 500 мощнейших суперкомпьютеров мира 202 были китайскими против 144 американских. Впервые в истории Китай стал лидером и по числу действующих суперкомпьютеров, и по их пиковой мощности. А ведь еще в мае 2017 года, из 500 мощнейших моделей 169 были американские против 159 китайских.

Собственно, ничего трагичного для Америки здесь нет. До конца 2018 года (если, будем надеяться, ничего не случится) в Техасе начнет действовать суперкомпьютер пиковой мощностью по крайней мере 150 петафлопс, а может быть и в 200 петафлопс.

В сфере суперкомпьютеров, как и в почти всех остальных секторах высоких технологий, соревнования Китая и Америки, и более широко, соревнование Китая и Запада не носит характера антагонизма. Напротив, обе стороны взаимно создают стимулы — и новейшие технологии — для движения вперед и вверх. И достижения каждой из сторон являются, безусловно, общемировыми достижениями.

Можно долго перечислять области, где Китай впереди, помимо суперкомпьютеров:

— Локомотив Фусин для сверхскоростных железных дорог, с максимальной скоростью 400 км/ч и средней рейсовой скоростью около 350 км/ч.

— Локомотивы Маглев (Magnetic Levitation). В Калифорнии строится система Маглев с подземным вакуумным коридором, между Лос-Анджелесом и Сан-Франциско, обеспечивающая теоретическую скорость в 1000 км/ч. А в Китае (отделение Китайской корпорации космических технологий в городе Ухань) уже созданы элементы будущей системы Маглев со скоростью до 4000 км/ч.

— Новейшие локомотивы на литиевых батареях (пока со скоростью около 70 км/ч.)

— Лучшие в мире Fintech (финансовые технологии особо высокого уровня), используемые Китайским Торгово-промышленным Банком и другими китайскими банками из первой десятки (кстати, китайские банки занимают места с первого по четвертое, по величине активов, среди ведущих банков мира).

— Вагоны из карбидных волокон — легких, но более прочных чем сталь...

В любом случае, новые китайские технологии, результаты прикладных исследований и опытно-конструкторских разработок, сильно обогащают мир.

"Да как такое возможно?" — спросят друзья-читатели. "Ведь китайцы умеют только копировать чужое, а затем производить в больших количествах на основе заимствованных технологий". Прошли те времена, а теперь все больше по-другому.

Я говорю на полном серьезе: в Китае у власти "образованные элементы", а не кто-нибудь еще. Со всеми вытекающими научно-техническими последствиями. Это и есть главный итог 40-летней Великой Реформы (Вэйда Гайгэ), которую Дэн Сяопин начал в 1979 году.

Современный, цивилизованный мир быстро идет вперед. А на отшибе — Россия, Северная Корея, особо "упертые" мусульманские страны, еще кое-кто по мелочам. Общее у них всех — ненависть ко "всяким-там-больно-умным", и к современному миру.

Александр Немец