9 февраля с.г. президент Азербайджана Ильхам Алиев на съезде правящей партии в Баку заявил: "Ереван является нашей исторической территорией, и мы, азербайджанцы, должны вернуться на эту историческую землю. Это является нашей политической и стратегической целью, к которой мы должны постепенно приближаться" (цитата по тексту германского источника Deutche Welle). Сообщается также, что Алиев-младший объявил азербайджанскими территориями озеро Севан и провинцию Сюник, отделяющую Азербайджан от Нахичевана и Турции.

Подобные заявления на высшем государственном уровне стали большой редкостью со времен Второй мировой войны. Даже в 2008 и 2014 гг., нападая на Грузию и Украину, российское руководство остерегалось самолично озвучивать планы захвата Тбилиси и Киева, оставляя это своим политическим лакеям. Можно было бы просто посмеяться над историческими претензиями Алиева на армянскую столицу, которая в этом году отмечает 2800-летие со дня основания. В конце концов, рояль у меня дома старше, чем Азербайджан, впервые появившийся на картах ровно 100 лет назад. Однако в Армении без юмора отнеслись к милитаристской риторике азербайджанского вождя, ведь не прошло и двух лет с четырехдневной "апрельской войны" 2016 года, ставшей крупнейшим боестолкновением на армяно-азербайджанской границе за последнюю четверть века и унесшей жизни 102 армянских солдат и нескольких десятков мирных жителей. Потери Азербайджана не сообщаются, хотя обычно нападающих погибает в 3-5 раз больше. Является ли алиевское заявление анонсом новой большой войны в регионе, откуда рукой подать и до Ирана, и до Ирака, и до Сирии, и до курдско-турецкого конфликта, и до Северного Кавказа?

Обратимся к контексту событий.

Во-первых, весьма примечательна дата 9 февраля — день открытия зимней Олимпиады в Южной Корее. Кажется, это стало уже недоброй традицией — объявление войны именно во время Олимпиад: так было и в российско-грузинском конфликте 08.08.08, вспыхнувшем одновременно с огнем Игр в Пекине, и с нападением на Украину сразу после Игр в Сочи в 2014-м. Азербайджан тут вполне "в тренде". Но помимо "спортивного измерения", начало нынешнего года резко обострило и военно-политический расклад в мире. Публикация "списка друзей Путина" создала беспрецедентную ситуацию, когда все политическое руководство России фактически объявлено вне закона. Турция проводит военную операцию в Сирии против курдов и вплотную подошла к порогу конфронтации с США, защищающими сейчас своих партнеров по коалиции от своих же союзников по НАТО. В этих условиях началось очередное демонстративное сближение России и Турции как в военной, так и в политической сфере. Сто лет назад именно такое совпадение интересов большевистской России и кемалистской Турции собственно и привело к созданию государства "кавказских татар", названного Азербайджаном. Но и век спустя Баку тщательно выверяет свою внешнеполитическую линию балансом интересов между Москвой и Анкарой.

В начале февраля такой баланс, очевидно, показался Алиеву-сыну весьма благоприятным для фактического объявления войны Армении. Несведущий читатель будет удивлен — о чем, казалось бы, беспокоиться армянам, ведь в Гюмри стоит российская военная база, российские банки и госмонополии контролируют всю армянскую экономику и даже ПВО Армении находится под командованием МО РФ. Но именно этот табун троянских коней на собственной территории и беспокоит армян более всего.

Военно-экономический шантаж и идеологический террор, при помощи которых российские спецслужбы произвели государственный переворот в Ереване, начавшийся террористическим актом в парламенте 27 октября 1999 года, за два месяца до захвата чекистами Кремля, привел Армению за это время к политическому коллапсу и экономическому банкротству. Сменяющие друг друга марионеточные режимы обслуживали Москву в качестве колониальной администрации, превратив Армению в полигон для обкатки и дальнейшего использования в России самых грязных политтехнологий — от фальсификаций выборов до партийного балагана и политических убийств.

Апофеозом имперской диктатуры стал ультиматум Путина 3 сентября 2013 года, когда Серж Саргсян вдруг отказался от процесса евроинтеграции и заявил о вхождении Армении в кремлевский Таможенный союз. Как известно, такой же ультиматум Януковичу привел к Евромайдану, украинской революции и к российской оккупации Крыма и Донбасса. Маневры Сержа Саргсяна позволили ему на время ослабить давление России, особенно в самой уязвимой точке — в Карабахе. Именно там все эти годы пересекались и совпадали интересы Москвы и Баку в части воздействия на Ереван.

Однако продолжавшиеся попытки Армении диверсифицировать российское влияние и сблизиться с Западом окончательно подорвали доверие Кремля и привели к целой серии тайных и явных попыток сменить здесь власть на еще более покладистую и пророссийскую, а кульминацией этого стала крупнейшая совместная российско-азербайджанская спецоперация 1-4 апреля 2016 года, преследовавшая геополитические цели.

Любитель "многоходовок", Путин решил играть по-крупному. Предварительно снабдив Азербайджан новейшим наступательным оружием против своего "стратегического союзника" Армении на 5 миллиардов долларов, Россия рассчитывала решить сразу несколько задач в ходе одной "маленькой победоносной войны".

Во-первых, планировавшееся в результате блицкрига бегство армянской армии должно было "умиротворить" Азербайджан, получавший по замыслу генштабов Москвы и Баку несколько "спорных районов".

Во-вторых, предполагавшаяся паника в Степанакерте и Ереване, по тому же плану, должна была привести к мольбам армян о вмешательстве Москвы и официальным просьбам о вводе российских войск, в стиле пресловутого "письма Януковича".

В-третьих, это давало бы "нерукопожатному" Путину лавры международного "миротворца" и бонус в виде заслуги окончания многолетней Карабахской войны. Чем не заявка на Нобелевскую премию мира?

Но самое главное, в-четвертых и в последних, это были места предполагавшейся дислокации "российских миротворцев", совпадавшие с местами нанесения главных ударов азербайджанской армии на карабахские позиции в ночь с 1 на 2 апреля 2016 года.

Для непосвященных мало что скажут названия Мартакерт на севере и Горадиз на юге армянской области Арцах. Однако это поистине ключевые точки в геополитической стратегии региона, если учесть, что первая находится в двух десятках километров от трансконтинентальных магистралей нефте- и газопровода Баку — Тбилиси — Джейхан, а также железной дороги Баку — Тбилиси — Карс. Второй же поселок и, соответственно, направление удара, находятся прямо на границе с Ираном. Таким образом, в случае успеха азербайджанского наступления главным победителем оказывался бы Кремль, готовивший "миротворческий десант" с дальнейшим превращением его в опорные российские базы на двух стратегических направлениях на стыке Азии и Европы, контролирующих и существующие, и строящиеся, и проектируемые нефте-газопроводы и железнодорожные магистрали всевозможных Шелковых Путей и Южных Потоков.

Однако что-то пошло не так. Армянская армия не отступила. Армянское руководство не запросило помощи Москвы. Вместо этого тысячи добровольцев двинулись на передовую, а вдруг прозревший Серж Саргсян вдруг бросился в Берлин, где уже 5 апреля заявил на сессии Совета Европы, что "у Армении отныне нет политических покровителей". В переводе с дипломатического языка это означало отказ от российского диктата. Чтобы понять истинную политическую, да и экономическую цену этого события, надо вспомнить, что Путин именно поэтому, неожиданно для себя потеряв в Карабахе шанс влиять на нефтяные цены и маршруты трубопроводов в регионе, вынужден был после объявленного "окончания операции в Сирии" вновь направлять туда войска, самолеты и злосчастный "Адмирал Кузнецов", чтоб попытаться там, на Ближнем Востоке добиться целей, упущенных на Южном Кавказе из-за упрямых армян.

Отступление вышло пространным — но иначе не так ясен контекст. А именно таков был контекст воинственного заявления Ильхама Алиева о претензиях Азербайджана на Ереван.

Подытожим: хаос на Ближнем Востоке, наступление Турции на позиции курдов в Сирии, озлобленная реакция Москвы на унизительные, но невнятные действия Запада, внутриполитический кризис в Вашингтоне, смута и предчувствие изменений в Армении — все это вместе могло подвигнуть президента Азербайджана на беспрецедентное заявление, подкрепленное привезенной накануне в бакинский порт теплоходом "Композитор Прокофьев" новой партией российского наступательного оружия. Последним по времени раздражителем Москвы стало решение Еревана о проведении в Армении в середине мая учений НАТО. Возможно, Алиеву-младшему показалось, что в этой ситуации у него появилось окно возможностей и последний шанс беспрепятственно и безнаказанно достичь объявленных стратегических целей и захватить если не Ереван, то уж по крайней мере Степанакерт, а если повезет, то и прорваться через Сюник к Нахичевану и Турции. Тем более, что оттуда до Еревана всего-то 50 километров по прямой. Или прямой наводкой.

Но утром 9-го февраля, когда Ильхам Алиев произносил свою воинственную речь, до Баку, судя по всему, еще не дошла новость о событии, случившемся за 24 часа до этого в сирийской пустыне под Дер-эз-Зором. А случилось там не только первое в истории прямое боестолкновение между военными спецподразделениями двух ядерных держав, в котором авиация и артиллерия США наголову разгромила российских наемников. Не менее важно было и то, что США открыто и недвусмысленно обозначили новые границы мирового порядка, в котором будущее за теми, кто на одной стороне с Западом. В бою под Дер-ез-Зором на стороне США были курды, которых американцы защитили и от атаки русских наемников, и от готовившейся атаки турок.

Сто лет назад именно США получили от Лиги Наций мандат на передел границ поверженной Османской империи и создание на ее юго-востоке независимой Армении и Курдистана. По странной иронии судьбы век спустя эти события эхом отозвались именно в том месте, где оканчивался путь обреченных на смерть армян — в Дер-эз-Зоре. А делать официальное сообщение Пентагона об итогах операции в этом мрачном месте поручили генералу Центрального командования ВВС США, армянину Джеффри Харригьяну. Не берусь утверждать, что это было скрытым посланием именно президенту Алиеву. Но убежден, что он его прекрасно понял. Пришло время всем делать геополитический выбор — вот в чем состоит главный месседж США, подкрепленный всей мощью авиации и реактивной артиллерии, примененной под Дер-эз-Зором в ночь с 7 на 8 февраля 2018 года.

Таким образом взятие Еревана азербайджанской армией, столь рискованно анонсированное Ильхамом Алиевым, судя по всему в обозримой исторической перспективе отменяется. А вот учения НАТО в Армении, дальновидно анонсированные Сержем Саргсяном, скорее всего состоятся в назначенный срок в середине мая — как раз накануне 100-летия независимости Первой Армянской республики.

Тигран Хзмалян