Афиша фильма "Убить дракона"
  • 15-02-2018 (20:03)

Сталин жив!

В Москве правозащитники рассказали о пытках арестованных по "делу анархистов"

update: 16-02-2018 (16:59)

Зачем Володька отращивает усы?

Помните, в конце нулевых — в начале десятых на Триумфалке несогласные кричали: "Зачем Володька сбрил усы?" Это казалось забавной шуткой. Политические дела возбуждались относительно нечасто. Режим двуглавого диктатора Путина-Медведева казался тогда карикатурной постановкой сказки о крошке Цахес в картонных декорациях. Эдакий уродец из Кунсткамеры, по ошибке попавший в Кремль.

Мы молча смотрели, как невнятная ящерица набирает вес. И вот теперь правозащитники вынуждены констатировать: детский возраст диктатуры закончился. Одним из симптомов зрелости этой гадины стало дело петербургских и пензенских антифашистов.

Как отметил на пресс-конференции Лев Пономарев, сотрудники ФСБ, похоже, всерьез решили вести генеалогию своего ведомства от большевистской ВЧК.

По теме
Реклама
Ранее
Реклама
НОВОСТИ
Реклама

"Мы все были свидетелями, что в декабре ФСБ отметила столетие и как бы было немного удивительно, почему сто лет? У нас новая страна, демократическая, страна, которая по Конституции движется к демократии, и поэтому столетие, начиная от ВЧК, — это, в общем-то, некий вызов".

Такой же, как и заявление Бортникова, отрицающее фактически массовый террор, нам практически предложили вернуться к формуле брежневской ресталинизации: "были допущены перегибы".

"И вот теперь мы видим, что он не оговорился, фактически они действительно сохраняют эти традиции",

— сказал Пономарев.

То, о чем рассказали правозащитники на пресс-конференции 15 февраля в пресс-центре ИА "Росбалт", находится за гранью разумного, ближе к Оруэллу или Рыбакову, дело вкуса.

 

Все имена не вымышлены, все совпадения не случайны.

Канва событий известна тем, кто интересуется политикой и протестным движением в России. Дело как будто по кальке списано с процессов сталинских времен. Осенью 2017 года силовики отрапортовали о раскрытии террористической организации анархистов "Сеть", готовившей якобы теракты к президентским выборам и чемпионату мира по футболу. Как отметил Лев Пономарев, история о "народовольцах", готовивших теракты, практически "литературная".

"Организаторов" выявили в Пензе, исполнители же, по "сведениям" силовиков, рассеяны чуть ли не по всей стране. Всем девяти арестованным по этому делу, о которых сейчас известно правозащитникам, не более 25 лет. По информации правозащитников, всех пытали и все дали признательные показания, хотя позднее некоторые из них от показаний отказались. Правозащитники уточняют, что хотя все арестованные — антифашисты, не все из них анархисты.

Практически ничего не известно о происходящем в Пензе, где задержаны шесть активистов: Дмитрий Пчелинцев, Илья Шакурский, Арман Сагынбаев, Андрей Чернов, Василий Кусков и под домашним арестом Егор Зорин.

Известно, что Пчелинцев, которого назначили организатором "Сети", был задержан, когда вышел на улицу встречать свою бабушку.

"Они спросили фамилию и стали наносить удары по различным частям тела. Укоряли меня за то, что я выставил вперед руки при задержании сотрудниками ФСБ. Они забрали у меня ключи от замка входной двери квартиры, воспользовавшись ими, зашли в квартиру, где спала моя супруга, для проведения обыска",

— рассказал Пчелинцев адвокату об обстоятельствах задержания.

Долгое время после задержания Пчелинцев находился фактически без помощи адвоката. Защитнику Пчелинцева Олегу Зайцеву фсиновцы прямо ссылались на распоряжение сотрудников ФСБ, параллельно тюремщики требовали Пчелинцева отказаться от услуг Зайцева.

В СИЗО Пчелинцева незамедлительно допросили с применением электричества. Если кто-то подумал, что задержанному светили лампой в глаза, то спешу поправить — его пытали током.

"У одного из них руки были в белых медицинских, резиновых перчатках, он достал динамо-машину и поставил на стол, канцелярским ножом зачистил два провода, сказал мне, чтобы я оттопырил большой палец ноги. Другой потрогал на шее пульс рукой, в дальнейшем он делал это не раз, он контролировал мое состояние. Он удивился, что пульс спокойный и у меня нет волнения — это было оттого, что я вначале не понимал происходящего. Затем (человек) в перчатках стал крутить ручку "динамо-машины". Ток пошел до колен, у меня стали сокращаться мышцы икровые у ног, меня охватила паралитическая боль, я стал кричать, начал биться головой о стену, между голым телом и каменной стеной они подложили куртку. Все это продолжалось примерно 10 секунд, но это время пытки мне показалось вечностью",

— рассказывает Пчелинцев о методах сотрудников ФСБ.

Для большей сговорчивости сотрудники пообещали присоединить провода к половым органам.

Метод допроса оказался эффективным. "Они стали твердить: "Ты — лидер". Чтобы они остановили пытки, я отвечал: "Да, я лидер". — "Вы собирались устраивать террористические акты". Я отвечал: "Да, мы собирались устраивать террористические акты", — рассказал арестант в адвокатском опросе.

Боль от тока была такой силы, что, по словам антифашиста, он с неимоверной силой сжимал челюсти, в результате, у него была порвана уздечка языка, а его рот был полон крови и крошенных зубов.

На следующий день, чтобы избежать нового "допроса", Пчелинцев разбил унитаз и попытался перерезать себе вены. Его поставили на специальный учет как суицидника и теперь он находится в наручниках даже тогда, когда подписывает протоколы.

Антифашист также рассказал, что его подвешивают вверх ногами и угрожают расправиться с супругой.

Адвокатский опрос о пытках Ильи Шакурского зачитала Александра Крыленкова, несмотря на то, что Шакурский и Пчелинцев как подельники находятся в разных камерах, его рассказ удивительно похож на описание Пчелинцева:

"Зашли три человека в масках, сказали снять верхнюю одежду и повернуться к стене, в этот момент мелькнула мысль: "Меня убьют". Мне сказали, не поднимая головы, сесть на лавку, завязали глаза, руки и нос заткнули моим же носком. К большим пальцам на ногах мне прицепили какие-то проводки, я почувствовал разряд тока от которого я не мог сдержать крика и дрожи. Они повторяли эту процедуру, пока я не пообещал говорить то, что они мне скажут. С тех пор я забыл слово "нет".

Неудивительно, что другой задержанный по этому делу Арман Сагынбаев признался во всем, согласился с версией следствия. При встрече с Пчелинцевым он попросил прощения за то, что дал на него показания. Он до сих пор отказывается от встреч с сотрудниками ОНК и правозащитниками.

Немногим больше известно о питерских антифашистах. Как и пензенские активисты, они под пытками оклеветали себя, включая проходящего свидетелем по делу Илью Капустина. Про пытки Филинкова и Шишкина СМИ уже писали ранее.

Виктор Филинков был похищен в аэропорту "Пулково" и лишь после задержания узнал о существовании "Сети" и ее лидера Пчелинцева. Обеспокоенные родные и близкие пытались найти Филинкова, но ни в ФСБ, ни СК ни в МВД им ничего не сообщили о задержании. С большим трудом членам ОНК удалось выяснить, в каком СИЗО содержится арестант. Филинкова вывезли в лесополосу, где долго время избивали и пытали электрошокером, требуя наизусть выучить показания. Позже члены ОНК зафиксировали и попытались зарисовать (проносить фото и видеоаппаратуру в СИЗО запрещается) многочисленные ожоги от электрошокера на ногах и грудной клетке Филинкова.

"Я с 2004 года занимаюсь пыточными делами, очень большое количество дел на моем счету о пытках в полиции, в прокуратуре, но когда я встретился с Филинковым в адвокатском кабинете, даже я был в шоке",

— рассказал адвокат Виталий Черкасов,

— "На различных участках тела имелись следы-рубцы ожоги от электрошокера но основное место куда его просто долбили этим электрошокером — справа в области ребер, оно просто было утыкано следами от ожогов".

Как отмечают правозащитники, видевшие антифашиста, расстояние между всеми ожогами располагается на расстоянии 4 см, и, вероятно, соответствует расстоянию усов шокера, который к нему применяли. Опрос Филинкова членами ОНК был записан на регистраторы и камеры сотрудников ФСИН, и при желании, если такое появится, как отметила Яна Теплицина, он может быть перепроверен.

Второй петербургский анархист Игорь Шишкин был похищен, пока гулял с собакой. Собака вернулась с сотрудниками ФСБ, которые тут же и учинили обыск. Так же как и с Филинковым, далеко не сразу после задержания Шишкина удалось найти. Как Пчелинцева и Филинкова, Шишкина пытали с использованием тока и избивали. Правозащитники увидели его только на суде и уже сильно избитым. Про ожоги и гематомы Шишкин первоначально дал смутные пояснения, что получил их во время "тренировки" или говорил, что не помнит. Возможно в "тренировке" приняли активное участие сотрудники ФСБ.

"То что Игорь Шишкин говорит, что он не помнит где он получил ожоги, означает, что его пытали так сильно, шантажировали так сильно и продолжают шантажировать так сильно, что он не имеет возможности говорить о пытках",

— заявила член питерской ОНК.

Даже медицинские работники СИЗО признают, что из всех арестантов, кто поступает в изолятор с телесными повреждениями, ни один не пожаловался на пытки.

 

И что теперь?

На данный момент правозащитники уверены в относительной безопасности только питерских антифа, находящихся сейчас в СИЗО, и проходящего свидетелем Ильи Капустина. До сих пор арестованные содержатся в одиночных камерах и не получают писем. Да и то, как сообщила член ОНК Санкт-Петербурга Яна Теплицкая, они постоянно опасаются, что уже заявивший о пытках Филинков вновь откажется от своих слов. Это не пустые опасения, сотрудники ФСБ постоянно приходят к Филинкову и Шишкину с требованием отказаться от контактов с ОНК и вернуться к признанию вины.

Как рассказал адвокат Филинкова, если он не откажется от показаний о пытках, его могут перевести в новую тюрьму Кресты-2, в которой сотрудники ФСИН, возможно, "даже и не услышат, как его будет избивать сокамерник". За согласие обещали сократить срок до тех лет. В ответ Филинков подал заявление о пытках.

Требование запретить доступ данных сотрудников к заключенному и вывести их из оперативного ведения дела результата не дали. Несмотря на то, что подельник Игорь Шишкин согласился на сделку со следствием, Филинков понимает, что, скорее всего, будет осужден, но намерен, по словам адвоката, идти до конца в своей борьбе против произвола.

Накануне конференции стало известно также, что пензенский арестант Пчелинцев снова отказался от своих слов о пытках.

Как отметили члены ОНК, присутствовавшие на пресс-конференции, эта организация сильно изменилась со времен последней реорганизации (не называть же это перевыборами в самом деле). И если петербургское отделение постоянно пытается вступиться за арестованных, то о том, что происходит в Пензе, остается только гадать.

До сих пор не проведено ни одной экспертизы. Все запросы и обращения к уполномоченному по правам человека и главе президентского Совета по правам человека пока не дали результата, а

из прокуратуры члену СПЧ Андрею Бабушкину ответили, что "не имеют полномочий вмешиваться в дело".

Фактически дело полностью контролируется сотрудниками ФСБ. В частности Пчелинцев рассказывает, как попытался жаловаться на действия сотрудников ФСБ:

"Затем к моей двери подошел лейтенант УФСИН. Я написал на листке, обращаясь к нему: "Я могу быть здесь в безопасности?" Он крупно написал: "Да". После этого я показал ему на груди и животе огромный синяк, давая понять, что меня пытали. Через некоторое время он открыл дверь камеры и в нее забежали четыре человека в арестантской робе, под этой робой топорщилась гражданская одежда, все они были "мешковатые".

Избивая Пчелинцева, "мешковатые" сообщили ему, что они представляют "блат-комитет" и потребовали от него решить проблему с "мусорами". Также пообещали "опустить", если проблема не будет решена. В некоторых из "авторитетов" антифашист опознал сотрудников ФСБ. Таким образом, сотрудники ФСБ имеют постоянный и беспрепятственный доступ к задержанным. Во время их визитов камеры, установленные в СИЗО, таинственным образом перестают работать.

Также арестованные зачастую не могут воспользоваться 39-м правилом регламента ЕСПЧ об обеспечении безопасности: пока они подвергаются давлению, они не имеют физической возможности пожаловаться, а после по формальным признакам они находятся уже в безопасности.

Адвокаты зачастую не могут говорить обо всем, что им известно, поскольку связаны подпиской о неразглашении. А ОНК не всегда может помочь, а после реорганизации комиссии, состоящие из бывших силовиков, и хотят-то не всегда.

Правозащитники уверены, что пензенские антифашисты могут до сих пор, то есть вот прямо сейчас, подвергаться пыткам. Да и безопасность питерских — далеко не стопроцентная.

Правозащитники требуют немедленного отстранения сотрудников, участвовавших в задержании и, возможно, возбуждении уголовных дел в отношении "заплечных дел мастеров". Впрочем, есть подозрение, что менять одних сотрудников на других — это как шило на мыло. Правозащитники уверены, что факт применения пыток, оставленный без внимания, спровоцирует применение новых пыток. В своем заявлении правозащитники требуют установления общественного контроля за происходящим, но это как если бы комитет зайцев потребовал контроля за деятельностью волка. Без общего внимания к этой теме надежды мало.

И да, конечно, процесс по терроризму, скорее всего, будет проходить в закрытом режиме в военных судах. Единственной надеждой правозащитников остается огласка и широкая общественная кампания.

 

Механика процесса

Нет никакой гарантии, что это дело не разрастется новыми подробностями, к нему не пристегнут новых фигурантов в других регионах.

"Намерения у них грандиозные, они сказали, что это огромная сеть, группа анархистов-террористов существует не только в Питере и Пензе, но и в Москве, существует в Белоруссии. Мы не знаем, может быть, завтра пойдут аресты. Только совместными усилиями общества и средств массовой информации и правозащитников, в том числе профессиональных, государственных правозащитников мы это можем остановить",

— заявил Пономарев.

Как отмечается в заявлении Правозащитного совета России, следствие использует "кавказские методы": "Людей фактически похищали на улицах, после чего они "пропадали" на время до двух суток. Именно тогда от них добивались признательных показаний, применяя пытки. По сути, имели место насильственные исчезновения.

В города России принесены методы, ранее широко практиковавшиеся в контексте "контртеррористической операции" на Северном Кавказе, а в последние годы распространившиеся на Крым".

По мнению правозащитников, эти методы уже опробованы на украинских "террористах" Клыхе и Карпюке, исламистах-гастарбайтерах, объединенных в ячейки "по тому принципу, что они вместе снимали квартиру", а скоро очередь, возможно, дойдет и до каждого жителя России. Террористов будут лепить теперь не только из "исламистов", но и из тех, кто имеет политические убеждения.

Когда-то Русь, чтобы выйти из-под ига Золотой Орды, фактически переняла ее психологию и методы управления, а здесь, кажется, ситуация обратная. Навязав свою волю, но так и не победив Чечню, Россия проиграла войну собственным силовикам.

Как отметил глава "Мемориала" Александр Черкасов, и возбуждение уголовных дел к выборам, и методы спецслужб характерны не только временам Чеченских кампаний, но больше даже временам Сталина. Как и советские спецслужбы, сотрудники силовых органов в современной России работают по плану и готовы этот план перевыполнить. Это легче, чем бороться реальными проблемами.

"Мы имели такую практику, когда сверху спускается план, который нужно выполнять, вспомните оперативные приказы 30-х годов",

— напомнил правозащитник.

В то же время правозащитник отметил, что такой анахронизм, как выборы, вряд ли всерьез беспокоит спецслужбы. Гораздо больше они озабочены грядущим чемпионатом мира по футболу.

"Что выборы? С ними все ясно, главное событие у нас чемпионат по футболу и, очевидно, поставлена задача обеспечить безопасность чемпионата", — предположил Черкасов. По его мнению, данные дела отчасти призваны запугать в том числе и футбольных фанатов.

Один из них был правым уклонистом, второй, как оказалось, ни при чем.

Накануне конференции в Москве были задержаны анархисты, напавшие якобы на офис "Единой России", а в то же утро перед самой конференцией стало известно об обысках у националистов Дмитрия Голикова и Константина Филина. Одновременно с делом против левых активистов раскручивается и дело против правых. При некоторой схожести тема избиения анархистов вызывает почему-то гораздо меньший отклик, чем, скажем, избиение Ильдара Дадина. Националисты, анархисты, и даже если не анархисты а просто антифашисты, у многих ассоциируются с уличными задирами, маргиналами. Но как минимум пытки — это просто бесчеловечно. Кроме того, метод арестов "по окрасу" — это все-таки метод массового террора, а не случайные "перегибы". И если правозащитники правы, то безопасность не гарантирована никому из нас.

Возможно, кто-то возразит, что по сути режим Путина ближе к Батисте или Мугабе, чем к Сталину или, скажем, Пиночету. Вот только есть ли для вас разница, какая ящерица вас сожрет?

Тивур Шагинуров

Реклама