Бывшему диссиденту, а ныне "профессору" и модному философу взгрустнулось. Такие минуты должны быть известны каждому гению. Минуты, когда реальность, а вслед за ней и все человечество, вдруг понимает то, о чем он "говорил академику Сахарову еще в начале шестидесятых, и что Сахаров потом включил в программу, но не успел осуществить..." Человек простой и недалекий, столкнувшийся с подтверждением своей правоты, от нечаянности свалившегося на него счастья назойливо лезет в глаза окружающим, стремится застолбить и увековечить доказательства его аналитических способностей, жизненной мудрости и верного предчувствия тенденций. Истый аналитик, автор "историзма" – универсального, как остаповский "Торжественный комплект"[1], инструмента препарирования событий, – ученый такого полета, в очередной раз сталкиваясь с прозревшим человечеством, грустит.

В этот раз грусть мэтра вылилась погребальным плачем по Революции Достоинства. Не он ли, "профессор", исписал совсем недавно гигабайты, доказывая, что народы – все, кроме одного – недостойны свободы? Не доросли до демократии? Не в состоянии оценить плодов либерализма? Что есть народы "культурные", вернее – народ (тот самый, да!) – и есть остальные, "некультурные"? И, наконец, что из сказанного неопровержимо следует: народы эти не имеют права на государственность? Да какую там государственность! На автономию права еще не заслужили! А потому высшим счастьем для них было, есть и во веки веков будет счастье приобщения к самому культурному народу, жизнь под его братской защитой и мудрым руководством.

Не верили? Не слушали? Послушайте сейчас.

Ведь народ украинский в культурной "табеле о рангах" "профессора" ближе всех к тому самому народу. А вот пожалуйста: хоронят очередную революцию! Не дозрели, как и было сказано.

С нашим "философом" все более или менее ясно. Меня удивляют комментаторы. Друзья, странное, ей-богу, дело получается: модный философ и бывший диссидент во всеуслышание заявляет о своей приверженности имперским идеалам, рисует самыми черными красками свободных татар, калмыков, ингушей и прочие народы России, а вас удивляет его отношение к Украине? Я впервые обратила внимание на тонкость позиции "профессора" три года назад, когда в одной "антисталинской" статье, здесь, на Каспаров.Ru, он утверждал, что неудачи первых месяцев войны кроются в роковой ошибке "генералиссимуса": не следовало формировать армии из жителей только что присоединенных регионов Западной Украины. Ведь ясно же: украинцы воевать не будут, а будут сдаваться в плен. Вот почти пять миллионов и сдалось. Исключительно украинцев. Западных.

Тогда я была поражена глубиной проникновения в суть события, простотой и элегантностью решения, тонкостью логики. Сегодня попытка в очередной раз протащить мысль об ущербности украинцев, прикрытая критикой "русского мира", исключительно из скромности вложенная в уста "Юрия" и "переданная" "профессору" "старым знакомым, журналистом Евгением Карамьяном", меня уже нисколько не удивляет. Это – рутина. Это – уровень. Это – ментальность.

Кстати, почему-то никто из комментаторов не обратил внимания, что вся троица – "профессор", "Юрий" и "Карамьян" ("журналист") с одинаковым презрением относятся к грамматике родного русского языка? Что в компьютерах всех трех отключена система автоматической проверки грамматики? Я всегда с известной толерантностью относилась к этой слабости "профессора", но когда подобная грамматическая бесшабашность овладевает сразу тремя... один из которых еще и "журналист"... Согласитесь, это странно.

[1] "Торжественный комплект. Незаменимое пособие для сочинения юбилейных статей, табельных фельетонов, а также парадных стихотворений, од и тропарей", И. Ильф и Е. Петров, "Золотой теленок", Глава двадцать восьмая.

Ирина Бирна