18 марта проходили выборы Путина Российской Федерации. Часть граждан бойкотировала выборы, часть отдала свой голос, а еще одна часть пришла на избирательный участок, чтобы испортить избирательный бюллетень. Я провела день в Берлине, чтобы самой убедиться и посмотреть, что было, чего не было и насколько реальность соответствует тому, что показывают журналисты.

Что я наблюдала в Берлине? В 9 утра, когда в центре на улице Унтер ден Линден можно было встретить лишь приезжих, бегунов и собачников, у российского посольства уже стояла небольшая очередь. Ближе к 10 часам утра она растянулась на целый квартал и не уменьшалась примерно до 16 часов. Потом людей стало снова меньше, но то и дело подходили желающие.

Прямо напротив очереди выстроилась группа активистов с плакатами. Группа не была многочисленной, но активно привлекала внимание людей из очереди. Кто-то просто смотрел, пытаясь прочесть надписи на плакатах. Другие фотографировали. Третьи выкрикивали что-то, заглушаемое ревом проезжающих машин. Многие, проголосовав, подходили к протестующим. В основном с любопытством или одобрением, становились на несколько минут рядом. Было замечено несколько пожилых дам, очень агрессивно настроенных. Подходили к каждому плакату, читали надпись и кричали на человека, держащего плакат "Сам ты такой! Зачем здесь стоишь? Сколько тебе платят?". Видела людей с совершенно стеклянными глазами. Раньше я думала, что выражение "глаза как пуговицы" фигурально и метафорично, а вчера увидела, что нет. Страшно не было – вокруг было много полиции, которая относилась к нам с явной симпатией. Но было не по себе. Единственный плакат, который не вызвал приступа агрессии у "боевых бабушек", был с надписью "Свободу политическим заключенным".

От подходивших к активистам мы узнали, что в очереди на выборы не все хотели выбирать одного кандидата, были и те, кто просто пришел испортить бюллетень. Но определить соотношение тех и других по случайным разговорам было невозможно.

Среди протестующих были как берлинцы, так и люди, смастерившие плакат и прилетевшие в Берлин на один день. Дама из Геттингена сунулась было вначале митинга к очереди, но была тут же окружена "боевыми бабушками", которые, угрожая побить лицо, попытались отнять плакат. Дама поспешила ретироваться к остальным, под защиту полиции. На вопрос "Почему вы сегодня здесь?" были услышаны такие ответы, иногда повторяющие надписи на плакатах: "против воров и убийц у власти", "боюсь ядерной войны", "даже лабрадор лучше такого кандидата", "прочь из Украины и Сирии".

Мое внимание привлек немецкоязычный гражданин с плакатом в защиту политических заключенных. На мой вопрос, почему он сегодня здесь, он рассказал, что каждую неделю приходит к посольству и стоит в одиночном пикете за свободу политзаключенных. Однажды во времена ГДР ему пришлось отсидеть 5 месяцев и 2 дня за то, что он просил разрешение выехать в ФРГ. Его приглашали на собеседование и демонстративно молчали, в надежде, что он не выдержит и скажет что-нибудь эдакое. И однажды он сказал " Если вы не выдадите мне этого разрешения, я выйду в пикет к Бранденбургским воротам". Этой фразы оказалось достаточно, чтобы посадить человека в тюрьму на 18 месяцев. В итоге через 5 месяцев и два дня он смог выйти на свободу, но опыт беспомощности невинного человека и отношение в тюрьме к политическим заключенным не забыл. По его словам, к политическим в тюрьмах ГДР относились хуже, чем к заключенным за сексуальные преступления. Эта память заставляет его приходить сегодня к посольству России каждый четверг.

Разговаривала со многими молодыми людьми, которые совсем недавно уехали из РФ. Это не еврейская эмиграция и не поздние переселенцы, а русские ребята, которые не видят для себя никаких перспектив на родине. Всегда в таких случая двойственные чувства: радуешься за отдельных людей, у которых появился новый шанс найти себе достойное применение в жизни. И расстраиваешься за эти родины, которым плевать на своих людей – если все умные, талантливые, активные уедут, кто останется?

В 14 часов протестующие переместились на Александерплатц и стартовали оттуда похоронную процессию с гробом и траурным маршем. Дойдя до посольства процессия остановилась и устроила "похороны русской демократии после продолжительной болезни с надеждой на скорейшее воскресение". Панихида завершилась митингом. Примерно в это время очередь у посольства впервые за день оказалась малочисленнее митинга протестующих.

Похоронная процессия привлекала внимание прохожих и многие подходили и сетовали на то, что ничего не знали о предстоящем мероприятии. Информацию о подобных митингах в городах Германии можно было, к примеру, узнать на фб-странице Форума русскоязычных европейцев.

Когда я уходила, митинг поредел, но еще продолжался. Не знаю, как распределились голоса стоявших в течение дня в очереди. Хочется верить, что соответственно количеству агрессивных прохожих в соотношении к адекватным.

Алина Плитман

19.03.2018,
Алина Плитман