Вот первое здравое предложение, которое встретил, позволяющее не повышать возраст выхода на пенсию. Мне кажется, это предложение надо поддержать всем гражданским активистам и политикам и сделать это предложение своим требованием к правительству.

Что можно нам всем для этого сделать?

Для начала привести этот текст у себя в ленте в фейсбуке. Потом, может быть, кто-то, возможно Екатерина Шульман, сможет сделать на основе этого предложения петицию на Change.org, подписать ее и попросить подписать ее своих друзей и знакомых и достичь того, чтобы ее подписало 5 млн человек или 10 млн человек. Параллельно, надеюсь, что более известные, чем я, гражданские активисты и политики, например Екатерина Шульман, Юлия Галямина, Лев Пономарев, Михаил Шнейдер, Леонид Гозман, Борис Вишневский, Алексей Навальный и другие СОВМЕСТНО выступят с заявлением в поддержку этого предложения и соответствующей петиции на Change.org и образуют гражданский комитет, который потребует от правительства начать с ним переговоры о реализации проекта пенсионной реформы на основе предложения Екатерины Шульман.

Екатерина Шульман: "Основная проблема нашей пенсионной системы состоит не в том, что люди вдруг стали страшно долго жить и разорили Пенсионный фонд, а в том, что у нас огромное количество льготников — граждан, которые выходят на пенсию досрочно по сравнению со всеми остальными; пенсию получают большую; при выходе на пенсию получают здоровые выплаты в размере, например, годового оклада и тем самым ложатся непосильной тяжестью на хрупкие плечи Пенсионного фонда. Кто эти люди?

Это сотрудники правоохранительных органов, силовых структур, органов власти, военные, а также в значительном количестве люди, которые не ассоциируются у нас с сапёрами, работающими в горячих точках. Ну, например, сотрудники контрольно-надзорных органов, правоприменительных, в широком смысле.

Вот эти наши льготники — это не инвалиды, это не ветераны Чернобыля. Это вполне молодые, здоровые мужчины и женщины, работающие, например, в прокуратуре, которым никакого особенно ущерба для их здоровья не приключилось. Тем не менее они выходят на пенсию гораздо раньше, чем все остальные.

Их много, их становится больше, потому что у нас эта социальная страта сотрудников правоохранительных и правоприменительных органов, силовых структур всякого рода всё время растёт.

Государственные гражданские служащие тоже хорошо растут, у них тоже отличные пенсии, у них тоже есть возможность выходить пораньше, у них тоже особые условия службы. Я была на госслужбе, я помню. Особые условия предполагают, что если тебя попросят на работе задержаться, то ты задержишься, у тебя ненормированный рабочий день. Ну, и особая сложность — "целой сотней губернией в черепе ворочал", — как писал Горький про Ленина. Конечно, это утомляет. Это вот особые условия государственной службы.

Казалось бы, что могло быть проще, чем, имея такую общественную поддержку, такой прекрасный только что полученный результат на выборах, такое народное единство и все прочее, сказать: "Это тяжелое бремя мы все должны разделить поровну, поэтому давайте льготы как-то урежем, давайте все будем выходить на пенсию в 55 и в 60 лет". Вот вам мера, которая будет всеми одобрена, вызовет всеобщее удовольствие, ответит народному чувству справедливости, не потребует этих непопулярных реформ.

У нас с таким сладострастием произносят этот термин "непопулярные реформы", как будто в этом есть какая-то особенная заслуга — в том, что ты делаешь то, что людям не нравится. Иногда это требуется, но гораздо чаще, как в нашем нынешнем случае, реформы являются непопулярными по объективной причине. Не то, что люди такие, понимаете, капризные, жадные и прожорливые, а потому что действительно им делают плохо.

Так вот, нет у нас пресловутой политической воли каким-то образом постричь этих самых... это сотни тысяч людей, еще раз повторю, молодых и здоровых во всех субъектах Федерации.

Почему не хотят идти на такие меры? Потому что народное недовольство пережить можно, а вот недовольство тех социальных слоев, которые являются не опорой режима, а которые и есть сам наш политический режим, который и составляет нашу политическую систему, — вот их обидеть никак совсем нельзя".

Конечно, в предложении Шульман, видимо, кое-что потребуется уточнять и кое-чем его дополнять и честные политики и не ангажированные властью квалифицированные экономисты, к которым я обращаюсь, это обязательно сделают. Но главный посыл предложения Екатерины Шульман абсолютно правилен, т.к. речь в нем о том, что повышение пенсионного возраста не должно быть основано на недопустимом и неоправданном социальном неравенстве в обществе. Поэтому я "за" это предложение!

Юрий Самодуров