Российской демократии всегда было присуще некое пренебрежительное отношение к вопросам внешней политики. В принципе, ничего удивительного в этом нет: внутриполитическая повестка начала девяностых выглядела настолько перегруженной, что на внешнюю политику сил, и без того скромных, уже не оставалось. Остается благодарить господа бога и здравый смысл Бориса Ельцина и Андрея Козырева, не позволивших в те годы вляпаться в какую-нибудь авантюру на внешнеполитическом фронте. Правда, и сформулировать сколько-нибудь внятную внешнеполитическую доктрину тогда так и не сумели. Что, на взгляд автора, как раз и лежит в основе того непонимания между Западом и Россией, представшего глазам обывателя как противостояние по поводу расширения НАТО на Восток, из которого и растет нынешнее глобальное противостояние.

С тех пор, однако, прошло уже много лет. Воз, тем не менее, и ныне там. Ни сформулировать сколько-нибудь внятные приоритеты во внешней (а как следствие, и в оборонной политике), ни осознать степень уже возникших перед страной опасностей, равно как опасностей, которые возникнут уже в ближайшем будущем, российская оппозиция в самом широком смысле этого слова на сегодня не в состоянии. Да, не стоит забывать, что действующая конституция возлагает формирование внешней и оборонной политики на президента. Но из этого отнюдь не следует, что оппозиция, хоть красная парламентская, хоть несистемная либеральная, должна сводить свою роль только к роли комментаторов властных решений по вопросам того, кого допускать или не допускать к выборам, как не платить как можно большему числу сограждан пенсии или, прости, господи, как правильно сливаться с народом в экстазе во время футбольных матчей. Задача оппозиции — в том, чтобы готовить тщательную повестку ПО ВСЕМ без исключения вопросам политики. Тем более что авантюризма действиям власти хватает как раз в вопросах политики внешней.

Но и это самое серьезное. Действующий российский режим далеко не одинок в своем стремлении подорвать основы существующего миропорядка. Вроде бы все это осознают. Но, очевидно, не до конца...

Не так давно в ФБ была опубликована весьма алармистская статья А. Скобова: "Об опасной эквилибристике Трампа". Суть ее в том, что даже только словесная готовность действующего американского президента признать возможность согласия с российской аннексией Крыма ведет к нарастанию угрозы мировой войны с применением ядерного оружия. "Даже само допущение, что признание аннексии может быть предметом торга, необратимо подрывает основополагающий принцип международной стабильности — консенсусный запрет на аннексии", — пишет А. Скобов.

На нее уже посыпались достаточно скептические отклики в социальных сетях. Наиболее аргументированный из таких откликов указывает прежде всего на то, что словесная пачкотня Трампа таковой и останется, и никогда не будет воплощена в практические решения американского правительства.

Да, возможно, так и будет. И тем не менее я вслед за А. Скобовым считаю, что опасность весьма реальна. Более того, я считаю, что положение даже серьезнее, чем видится А. Скобову.

Я полагаю, нет большого секрета в том, что огромному количеству российских оппозиционеров Трамп видится исключительно марионеткой Путина, российским агентом и т.п. А я поставлю вопрос иначе: а если он в действительности НЕ ЯВЛЯЕТСЯ путинской марионеткой — что, он от этого становится лучше? Да, сегодня есть и уже немалое число наблюдателей, которые видят в Трампе чуть ли не второе пришествие Рейгана на американскую землю с целью излечения от опасно левых загибов демократических администраций. А так ли это? Что есть Трамп на самом деле?! Консерватор, протекционист, изоляционист, считающий, что Америка должна прежде всего обустраивать свой собственный дом — таким его видят сторонники. Разве это плохо?

Нет, в том, что тот или иной государственный деятель является консерватором, ничего плохого нет — это просто разновидность выбора. Но дьявол, как известно, прячется в деталях. И самая интересная деталь — это назойливое стремление Трампа развалить не только наследие Барака Обамы — Транстихоокеанское партнерство, но и готовность всеми силами содействовать развалу ВТО и Европейского союза. Волюнтаристский стиль Трампа позволяет до поры до времени маскировать его истинные цели, представлять их как своего рода блажь — дурит, мол, дедушка.

Как ни странно, лучше всего в сегодняшней России понимает стратегию Трампа весьма даже красно-коричневый блогер Анатолий Несмиян (он же небезызвестный Эль Мюрид): "Трамп таранным методом разрушает глобальные структуры, которые, как он полагает, и привели к сегодняшнему кризису в Америке и во всем мире. Фактически Трамп не созидатель, он разрушитель. Что, впрочем, не плохо и не хорошо: всегда необходимо перед строительством или реконструкцией демонтировать старые и негодные конструкции. С точки зрения Трампа, негодными являются глобальные структуры, он их и демонтирует... Везде происходит одно и то же: США требуют от глобальной структуры либо принять выдвигаемые ей условия и стать частью будущего Пакс Американа, либо США прекратят свое членство и участие в такой структуре и пусть она существует самостоятельно. Без США...

Причем США в любом случае будут иметь возможность столь же сепаратно выйти из договоренностей, посчитав их в какой-то момент не соответствующими их интересам...

По сути, это развал всей послевоенной и построенной на ней глобальной системе управления миром".

С заменой на что?

Процитирую биографию Демосфена, написанную британским историком позапрошлого века Лукасом Коллинзом:

"Спарта последовательно стремилась к тому, чтобы разбить весь греческий мир на отдельные, маленькие общины, которые находились бы у нее в полном повиновении. Ее систематическая политика состояла в том, чтобы сделать из Греции собрание небольших городов, даже деревень, из которых ни одна не удерживала бы своей самостоятельности. Между тем в основании всей греческой силы и всего греческого величия лежала идея, что Греция должна состоять из федераций [выделено мной], с главными городами во главе их (идея, сформулированная демократическими политиками Афин — прим. авт.)".

Учитывая, что школьные уроки к зрелым годам обычно забываются напрочь, напомню, что эта политика Спарты привела к почти столетним междоусобным войнам в Греции. А мы с чего начали наши рассуждения?

Ну что, уважаемые читатели, ничего не напоминает политика Спарты? Не один ли в один с идефикс Трампа?!

Да. Именно развал глобальных институтов и является целью политики Трампа. Причем забывается, что подобные взгляды всегда имели весьма влиятельных сторонников в правых кругах. Именно изоляционизм американских правых привел к отказу ратифицировать Версальский договор и вступить в Лигу Наций, что в значительной степени предопределило ее бессилие и бесславную кончину, но никак не уберегло США от вступления в новую Мировую войну. Именно имперское высокомерие вкупе с риторикой о необходимости во имя неких национальных интересов "отбросить коммунизм на всех рубежах" привели к катастрофическому поражению США во Вьетнаме, где в итоге США даже в глазах большой части своих граждан предстали безжалостным агрессором.

Как видим, Трампа и Путина еще и в проекте, как говорится, не было, когда эти взгляды были ясно сформулированы.

Кстати, Рейган, с которым так любят сравнивать Трампа некоторые его российские поклонники-антипутинисты, тем и велик, что риторику о национальных интересах весьма удачно заменил на защиту свободы, и еще в шестидесятые годы в начале своей карьеры ставил знак равенства в своих речах между имперскими амбициями Романовых и коммунистическим мессианизмом СССР. Именно это представление США форпостом свободы, а СССР "империей зла" и обеспечило сперва пропагандистский выигрыш, а затем и грандиозную политическую победу Запада. И, разумеется, Рейгану, начинавшему политическую карьеру в качестве поклонника Рузвельта, в голову бы не пришло разваливать подобно Трампу транснациональные институты.

Позволю себе снова вернуться во времена эллинской древности. Развернувшаяся почти сразу после нанесенного Персидской империи совокупными усилиями военного поражения усобица между демократическими Афинами и олигархической Спартой (в которую, заметим, не раз вмешивалась Персия, искренне считавшая, что ведет имперскую политику, хотя на самом деле персы играли роль марионеток того из греческих лидеров, кто оказывался в данный момент более хитрым) закончилась появлением на тогдашней политической арене нового молодого хищника — Македонии, которая железом и кровью объединила Грецию и стерла Персидское царство с лица земли. Мир стал иным. Сложно, сказать, лучше или хуже, но с глобальным демократическим экспериментом было покончено на многие века — не считать же борьбу за власть между Цезарем и Помпеем в позднереспубликанском Риме борьбой за демократические идеалы!).

А теперь вернемся к проблеме признания на словах правомерности аннексии Крыма. Что, в мире нет нерешенных территориальных проблем? Полно. Только навскидку: Косово, это раз. Босния, это два. Нагорный Карабах, это три. О возможном в ближайшее время обострении в Нагорном Карабахе блестяще написал Т. Хзмалян, не буду повторяться, просто отошлю к его статье. Босния и Косово не привлекают сегодня внимание, а зря. И в Сербии, и в Республике Сербской сегодня у власти стоят правые националисты, мечтающие взять реванш за поражение 90-х.

В Карабахский конфликт на стороне Азербайджана запросто может влезть либо Турция, либо Иран (исключено, т.к. у Ирана прекрасные отношения с Арменией и посредственные — с Азербайджаном и Турцией — комментарий Каспаров.Ru). В балканские конфликты уже вмешивались исламские фундаменталисты, включая тот же Иран. А вмешательство Ирана практически неминуемо вызовет противодействие США, будь их президент хоть сто раз кремлевским агентом. Да и без Ирана нет лучшего способа взорвать мир, чем устроить на Балканах противостояние христиан и мусульман. Лидеры ИГИЛ, Аль-Каиды и т.п. скажут тому, кто это сделает, огромное спасибо.

И это только то, что лежит на поверхности. А есть еще проблема новых ядерных государств. И у Индии, и у Пакистана, и у ЮАР (у которой вполне может иметься в наличии ядерное оружие, над его обретением упорно трудилось еще белое руководство в эпоху апартеида и сегодняшнее молчание по поводу ядерного потенциала ЮАР кажется весьма зловещим) имеется множество нерешаемых экономических проблем. Которые так легко попытаться решить на путях территориальной экспансии.

Том Клэнси в романе "Долг чести" описывал весьма реалистичную ситуацию с ростом имперских амбиций больших, медленно растущих, но обладающих огромным населением азиатских держав во главе с Китаем. Ядерное оружие в этом сюжете играло огромную роль. А сегодня ситуация в мировой экономике гораздо хуже, чем во второй половине 90-х, когда Клэнси работал над этим своим произведением. А Китай, обладающий ядерным оружием, как раз все громче и громче заявляет о своих лидерских амбициях и (внимание!) о территориальных претензиях.

В 1990 году, когда Ирак захватил Кувейт, мировое сообщество действовало практически единогласно, робкие попытки СССР перед самым началом боевых действий дать задний ход потому и были робкими, что возникала реальная перспектива оказаться в случае поддержки Саддама в абсолютной изоляции, что для М.С. Горбачева представлялось катастрофой. Сегодня такое единство трудно себе представить. Скорее уж легкопредставимо перенесение сегодняшней сирийской "войны всех против всех" на более высокий уровень. Вот, кстати, еще один конфликт, который действительно может перерасти в глобальную войну. А у Израиля имеется ядерное оружие. И мы совершенно не имеем представления, как далеко в стремлении им обладать зашел Иран.

Нет, я верю, что в какой-то момент, как летом 1940 года, найдется в свободном мире лидер, который произнесет, подобно У. Черчиллю: "Мне нечего предложить вам, кроме слез, крови и пота". Но до этого, похоже, пройдет очень много времени. А если не найдется? А если не найдется, то соблазн воспользоваться ядерным оружием может возникнуть в голове у любого лидера, в чьем распоряжении есть красная кнопка.

Да, обрушили сложившийся международный консенсус Путин и Трамп на пару. И было бы неплохо, окажись Трамп действительно российским агентом — докажет это Мюллер и все закончится импичментом. А если не докажет? Вопрос о том, главную или нет роль в победе Трампа сыграло российское вмешательство, весьма даже вторичен. Ну, помогли, и что? Кто будет играть главную роль в мировой политике — тот, кто своим указом вывел крупнейшую экономику мира из Транстихоокеанского партнерства без особенных проблем или тот, кому во время чемпионата мира приходится повышать пенсионный возраст, потому что его экономика уже фактический банкрот?!

Да, как ни странно, история повторяется. Роль Спарты в этой картине мира — у трамповской Америки, роль Афин играет усталый от своих проблем Евросоюз, роль несколько раз получившей в торец, но упорно хорохорящейся Персии талантливо взяла на себя Россия Путина-Лаврова... А на Востоке холодно насмехается над "волосатыми варварами" и непрерывно усиливает свою армию мрачный Китай, чья экономическая агентура уже проникла и на Ближний Восток и на Африканский континент.

Вообще, роль сегодняшней России представляется в этом мировом хаосе весьма даже жалкой. Открыв в Крыму ящик Пандоры, Путин выпустил на волю таких демонов, которыми он управлять не в силах и вряд ли кто-либо в силах. Никакой серьезной роли в мировой политике Россия не играет. Тот, кто утверждает обратное, обманывает сам себя: серьезных дел с тем, кто обрушивает сложившийся в мировой политике консенсус, никто не ведет. Бандит всегда уверен, что с ним ведут дела, если он громко кричит и машет пистолетом — до той поры, пока этот пистолет у него не вышибет из рук полицейский или даже другой бандит, более сильный и умный.

Повернуть назад Путин не может, идти вперед — идти к войне и только к войне. Куда ни кинь, всюду клин.

Это тупик.

Что делать? Что делать нам — тем, кому с Путиным не по пути и никогда не было по пути? Да, времени потеряно много. Как славно было бы, если бы было возможно в пять минут сформулировать внешнеполитическую программу для оппозиции. Сделать то, что не делалось почти тридцать лет. Значит, остается сделать самое главное. Нам угрожает война, значит, надо бороться за мир. Враги мира подрывают глобальные институты — значит, надо становиться защитниками этих институтов, прежде всего Единой Европы. Россия — это Европа. Вот основной внешнеполитический лозунг сегодняшнего дня. Это только звучит просто. На самом деле это очень сложно. И при этом необходимо помнить: враги мира — это не столько Путин и/или Трамп, сколько изоляционизм, национальная исключительность, закрытость, милитаризм, откуда бы они ни исходили. Будет существовать Единая Европа — будет существовать и свободная Россия в свободном мире.

Зиновий Каменев