Американский государственный деятель. Сенатор от штата Аризона. Председатель сенатского Комитета по Вооружённым силам. Кандидат на пост президента США от Республиканской партии на выборах 2008 года.

Джон Сидни Маккейн третий — таково его полное имя — родился 29 августа 1936 года на американской военно-воздушной базе "Коко-Соло" на территории Панамы. Родившись в семье военного, Джон Маккейн выбрал для себя ту же профессию, что и его отец — Джон Сидни Маккейн-младший (1911–1981), офицер Военно-морских сил США, дослужившийся до звания адмирала. Получив военное образование, он стал лётчиком военно-морской авиации. Проходил службу на кораблях Тихоокеанского командования. Принимал участие во Вьетнамской войне 1964-1973 годов.

В октябре 1967 года, во время налёта на столицу Северного Вьетнама — город Ханой, самолёт Маккейна был сбит. Маккейн катапультировался, получил при падении тяжёлые травмы и был взят в плен. В плену подвергался бесчеловечному обращению и жестоким пыткам. Категорически отвергал делавшиеся ему советскими военными советниками из ГРУ предложения изменить присяге и стать пешкой в пропагандистской игре советского тоталитарного режима с правительством США.

Пять с половиной лет, проведённые в северовьетнамском плену, со всей очевидностью показали Джону Маккейну, что такое коммунизм. Если прежде знания об этой чуме XX века у него были чисто умозрительные, почерпнутые из книг и общения с преподавателями и командирами, то теперь он почувствовал это на своей шкуре — в самом прямом смысле этого образного выражения. Когда лётчик Маккейн был освобождён из плена после завершения Вьетнамской войны в марте 1973 года, его вывозили из Ханоя на носилках — 37-летний мужчина был полным инвалидом. Полгода спустя, на встрече с тогдашним президентом США Ричардом Никсоном Маккейн передвигался на костылях — ходить самостоятельно он ещё не мог. Это были последствия пятилетнего его пребывания в мире реального коммунизма.

Проявив неимоверное упорство, Джон Маккейн сумел не только научиться заново ходить, но и смог восстановиться в кадрах Вооружённых сил США. Воевать ему, правда, больше не пришлось, и он — естественным для человека с такой биографией путём — сменил профессию, став политическим деятелем. Дилеммы — в какую партию вступать — перед ним не стояло. Он мог быть только в Республиканской.

На промежуточных выборах в Конгресс и в Сенат США в ноябре 1982 года 46-летний Джон Маккейн одержал победу, получив кресло конгрессмена от штата Аризона, на следующих промежуточных выборах в ноябре 1986-го — кресло сенатора от того же штата. В этом кресле ему было суждено пробыть в течение последующих тридцати с лишним лет, до последнего дня жизни.

На протяжении 1980-1990-х годов Джон Маккейн неуклонно нарабатывал политический опыт, постепенно превращаясь в государственного деятеля первого калибра. Поэтому когда во время президентской кампании 2000 года он впервые попробовал выставить свою кандидатуру на этот пост, его основному сопернику — Джорджу Бушу-младшему пришлось изрядно понервничать, прежде чем Маккейн был вынужден признать свою неудачу и отказаться от продолжения предвыборной борьбы.

Своего максимального уровня карьера Джона Маккейна как политика достигла в 2008 году, когда на очередных президентских выборах в США он добился права номинации от Республиканской партии. Однако в ходе кампании им были допущены серьёзные ошибки — в частности с выбором кандидата на пост вице-президента, — и на выборах победил кандидат от Демократической партии — Барак Обама.

С тех пор Джон Маккейн сосредоточился на работе в Сенате. В январе 2015 года он возглавил сенатский Комитет по делам Вооружённых сил; на этом посту он прилагал максимум усилий для повышения американской военной мощи как единственной в мире сверхдержавы, способной диктовать свою волю любому не в меру распоясавшемуся местечковому диктатору, которому не дают спокойно спать лавры Саддама Хусейна и Каддафи.

В плане возможных угроз национальной безопасности США Джон Маккейн обращал особое внимание на страны с диктаторскими формами правления — такие как Сирия, Иран и Северная Корея. Особую озабоченность у него вызывала Россия. На рубеже XX-XXI веков эта огромная страна начала быстрое движения вспять — и из постсоветской, какой она была в 1990-е годы после краха и распада Советского Союза, Россия стала стремительно превращаться в неосоветскую — то есть в тот же самый Советский Союз, но без коммунизма как государственной идеологии. Джон Маккейн считал этот процесс чрезвычайно вредным и представляющим существенную опасность для мировой стабильности. Его опасения полностью подтвердились уже в 2008 году. Тогда кремлёвская камарилья развязала войну с Грузией, и имелась реальная опасность оккупации этой маленькой кавказской страны и уничтожения её государственного суверенитета. Этого, по счастью, не произошло — во многом благодаря решительным действиям Джона Маккейна, убедившего президента США Джорджа Буша-младшего предъявить тогдашнему российскому зиц-президенту Медведеву ультиматум: или российские войска немедленно прекратят продвижение вглубь Грузии — или они будут остановлены американскими средствами остановки. После получения ультиматума Кремль мгновенно включил у своих танков заднюю передачу.

Когда весной 2014 года Россия напала на Украину и оккупировала, а затем аннексировала часть её территории, сенатор Джон Маккейн решительно выступил инициатором введения против страны-агрессора экономических и политических санкций. На протяжении всего периода Российско-украинской войны он высказывался за применение по отношению к неосоветской России мер дисциплинарного характера, направленных на прекращение правящим в ней режимом политики межгосударственного терроризма. Ныне введённые в отношении России Сенатом США экономические санкции — прямой результат работы Джона Маккейна и его единомышленников из числа американских законодателей. К сожалению, увидеть их результаты (которые непременно последуют) ему оказалось не суждено.

Джон Маккейн принадлежал к тому крайне редкому в современном мире типу политиков, которые всегда говорят то, что думают, а делают то, что говорят. Это качество, казалось бы, естественное для каждого нормального человека, в данной среде считается чуть ли не признаком идиотизма. Поскольку подавляющее большинство людей, чьей профессией является государственное управление, отчего-то считает, что власть, которой они начинают обладать по воле своих избирателей, должна в первую очередь способствовать улучшению их материального благосостояния, и только потом — благосостояния тех, кто наделяет их этой властью. Эта глубоко порочная практика стара как мир. И тем приятнее бывает всякий раз, когда в ней образуются явные и яркие исключения. Одним из них был выдающийся государственный деятель нашего времени — американский сенатор Джон Маккейн, скончавшийся 25 августа 2018 года.

Павел Матвеев