Диктатура привлекательна. Монополия на власть открывает шансы для безграничного обогащения. Не нужно создавать Айфон, не требуется образования, таланта и трудолюбия — важно лишь оказаться поближе к диктатору и "влиться в систему". Диктатура, как правило, распределяет богатства среди ближайшего окружения, но требует лояльности и защиты диктатуры. Последователи диктатуры по большей части циники — они готовы лгать, воровать и совершать любые преступления.

Диктатура быстро находит последователей, так как они, за исключением, может быть ближайшего окружения диктатора, практически не рискуют. Сотни тысяч мелких бенефициаров режима — мэры, губернаторы, прокуроры, судьи, депутаты прикормленные бизнесмены, офицеры, омоновцы и их семьи — разбегутся, унося наворованное, при первых же признаках крушения режима. Кто-то уедет за рубеж, кто-то останется. Но большинство будет жить в богатстве и достатке.

Гражданское общество постоянно будет находиться под угрозой быть изнасилованным диктатурой, если не будет применен надежный механизм, который сделает диктатуру невыгодной.

В Конституции будущей России должен быть выделен целый раздел, определяющий защиту общества от диктатуры. Диктатор должен стать токсичной фигурой, а любые выгоды, получаемые от диктаторского режима должны стать чрезвычайно опасными.

Один из разделов Конституции новой России:

...

Запрет диктатуры

  1. Если сплоченная группа людей принуждением, ограничением свобод, подкупом или обманом подчиняет себе Государство — это Диктатура. Диктатура — незаконна.
  2. Граждане, получившие властные полномочия от Диктатуры включаются в Диктатуру.
  3. Любые законы, распоряжения и сделки Диктатуры — ничтожны.

...

Эту Конституционную норму нужно трактовать так: "Любая сделка с Диктатором и его окружением ничтожна. Любые распоряжения Диктатуры — ничтожны. Диктатор и его окружение — токсичны. Любой гражданин, принимающий властные полномочия от Диктатуры включается в Диктатуру и становится токсичным".

Данный подход делает крайне опасным сотрудничество с Диктатурой, но главное — делает опасной ту выгоду, которую можно извлечь из обслуживания Диктатуры. Любые сделки с Диктатурой становятся рискованными, любые указы диктатора потребуют пересмотра, но это крайне логично — если диктатура запрещена, то все сделки с диктатурой должны быть аннулированы, а активы, полученные из рук Диктатуры, должны быть возвращены государству.

Специфика истории России требует включения в ее конституцию сильнейшего противоядия от узурпации власти. Возможно, читатели предложат другие идеи, но и текущий вариант — компактен, понятен и, как мне кажется, эффективен.

Олег Ухин