Многолетнюю стратегию Нетаньяху в отношениях с Путиным можно охарактеризовать тремя словами: "Верь, бойся и проси".

Само собой, эта стратегия потерпела полный крах.

Судите сами, перечисляю лишь некоторые факты, факты и только факты:

Мария Захарова от имени МИДа России постоянно выступает с антисемитскими заявлениями, министр иностранных дел России прямым текстом поддерживает ХАМАС, Россия в ООН регулярно голосует за все антиизраильские резолюции, министр обороны России выступает с заведомо ложными измышлениями в адрес Израиля, российское ТВ ведет оголтелую антиизраильскую пропаганду, объясняя русскому народу, что Израиль подло убивает российских военных, которые, оказывается, пришли в Сирию его защищать.

И при этом Россия дружественная Израилю страна?

Партнер Израиля?

И войска этой страны стоят на границе Израиля, чтобы его защищать?

От кого? Ирана и Хезболлы?

В ответ на эти вопросы премьер Израиля ведёт себя так, словно всему этому безоговорочно верит.

Пару лет назад Владимир Познер взял интервью у Биньямина Нетаньяху, когда тот в очередной раз посетил Москву.

— Как вы относитесь к Путину? — задал ключевой вопрос ветеран советской, перестроечной, ельцинской и путинской политической журналистики.

— Он мне нравится, — односложно ответил премьер Израиля, да при этом так доверительно, что интервьюер переспросил:

— Серьёзно?

Ну, а как же несерьёзно?

И как при такой личной симпатии, в которой признаются публично, не верить Путину?

Любопытно, а кто еще в этом мире, кроме премьер-министра Израиля, верит Путину?

Порошенко?

Меркель?

Макрон?

Лукашенко?

Нет, я спрашиваю, может быть, Лукашенко?

Или, наконец, Трамп?

Так когда Трамп обмолвился, что верит Путину, хотя и стебался по обыкновению, так его все американские СМИ дружно высмеяли.

И российские войска пока еще не базируются в Мексике по просьбе её правительства.

Тут вот еще что интересно вспомнить: симпатия Нетаньяху к президенту России не возникла внезапно, с первого взгляда.

О Путине, как о "политике национального масштаба" еще никто и слыхом не слыхивал, а Нетаньяху уже готов был с ним дружить.

А не с ним, так с Примаковым или Зюгановым, а не с ними, так, если хотите, с Жириновским.

С любым, кто стал бы президентом РФ.

Трудно поверить?

Но еще во время своей первой каденции на посту премьера, будучи с визитом в Москве во второй половине девяностых, Нетаньяху с благостной улыбкой объяснял российским журналистам, что Россия это торт, а Израиль вишенка на этом торте.

Это было двадцать лет тому назад и запомнилось мне навсегда, потому что слова Биби об отношениях Израиля и России шокировали меня.

Глубокое пристрастие премьеров Израиля к России может показаться необъяснимым.

Хорошо помню Путина, уже президента, во время его визита в Израиль.

Широко улыбающийся Ариэль Шарон произносит по-русски на телекамеры, обращаясь к изображающему скромное смущение Путину:

— Вы среди друзей.

Путин не ответил ничего.

В искренности Арика сомневаться не приходится.

Мне доводилось лично встречаться с Шароном и в качестве русскоязычного автора, и в качестве жителя маленького израильского городка, не раз терявшего своих граждан в ходе террористической волны, захлестнувшей страну.

Никаких сомнений его пиетет по отношению к русской культуре не вызывает.

Доверие к России многих коренных израильтян — это отдельная тема исследования.

Но феномен этот — объективная реальность, которая неоднократно дана была мне в непосредственных ощущениях.

Нот всё же кто бы объяснил другу России Нетаньяху, что в отношениях с РФ, во главе которой стоит выходец из КГБ, стратегия на переговорах может быть только одна: не верь, не бойся, не проси.

Ведь эти слова тоже выстраданы русской, а не какой-нибудь другой культурой.

Кто бы объяснил Нетаньяху, что русская культура всегда была некоей баррикадой, по одну сторону которой был царь Иван Грозный, массовый убийца, а по другую князь Курбский, толковавший о правах человека на языке своего времени.

И в нынешней России ставят памятник именно царю Ивану, а не его оппоненту.

Разве это не символично, практично, реалистично и еще как вам будет угодно?

И Нетаньяху — в целях безопасности Израиля, надо полагать — выбрал стратегию дружбы с царём.

Решил верить, побаиваться и просить.

И допросился!

Израильские СМИ употребляют слово "ультиматум", а по российскому ТВ ведется прямая антиизраильская пропаганда в стиле, который даже брежневско-андроповский СССР себе не позволял.

Под абсолютно демагогическим предлогом Россия устанавливает в Сирии зенитно-ракетные комплексы С-300, которые, вне всяких сомнений, будут обслуживать российские расчеты.

В том, что эти комплексы поставляются для того, чтобы воспрепятствовать Израилю отражать ирано-российскую агрессию, никаких сомнений нет.

Прогиб перед Россией ставит Израиль на грань катастрофы.

Теперь-то уже понятно, что тот факт, что Израиль не проголосовал против аннексии Крыма, был не благоразумием, а шагом на пути к катастрофе?

Георгиевская ленточка на груди Биби и его участие в шествии "Бессмертного полка" было не благоразумием, а шагом на пути к катастрофе. Не говоря о позоре, которые премьер Израиля взял на себя во имя, как ему казалось, безопасности страны.

И я не понимал и не понимаю, почему никто не попытался ему втолковать, что у путинской России только одна цель — уничтожение еврейского государства.

Нетаньяху не знает, что Россия союзник ХАМАСа и Хезболлы, а не Израиля?

Министр обороны Либерман этого не знает?

Значит, думали перехитрить Путина, как Рабин хотел перехитрить Арафата?

Мол, знаю, что шельма, но если с ним договориться, то он вынужден будет прекратить террористические атаки против граждан Израиля, поскольку респектабельному политику, каковым сделает его мирный договор с Израилем, это не к лицу. И ради такого договора с тем, на чьих руках кровь сотен израильтян, можно и поступиться частью территорий своей страны.

Выглядит безумием?

Но, как видим, премьеры Израиля чувствуют себя в плену своих иллюзий совершенно комфортно.

Нетаньяху в своей стратегической игре с Путиным совершил ошибку гораздо более тяжелую, чем Рабин.

Но главная беда Рабина, а с ним и страны, в том, что он не признал свою ошибку, и продолжал идти по гибельному пути, когда стало совершенно очевидным, что Ословские соглашения — это ловушка, в которую угодил Израиль.

Сейчас главное не наступить, к сожалению, далеко не на те же, а куда более опасные для жизни и здоровья грабли.

Нужно спокойно и просто сказать народу, что ошиблись, поверив Путину.

Сказать, что отныне ни одному слову его не верим.

И готовиться к войне, и воевать, если нам её навяжут.

Путин такой же друг Израиля, каким был Арафат, нынешняя Россия такой же друг Израиля, как ХАМАС и Иран.

Только посильнее в разы.

Худшее в этой ситуации — терять лицо.

Ну послушайте, ведь не все же забыли, как почти двадцать лет назад на экранах израильского ТВ появился Ариэль Шарон и заявил, обращаясь к Европе: "Мы не позволим повторить с нами трюк, который вы некогда проделали с Чехословакией, сдав ее Гитлеру".

Думаю, что и час Биби пробил.

Если он, конечно, хочет стать лидером сопротивления нации, а не вольным или невольным капитулянтом.

Пётр Межурицкий