Приговор по делу "Сети", Пенза, 10.02.20. Фото: "Коммерсантъ"
  • 11-02-2020 (11:35)

"Когда срока огромные брели в этапы длинные"

Блогосфера о приговоре по делу "Сети" (пензенский эпизод)

update: 11-02-2020 (14:55)

Приволжский окружной военный суд приговорил семерых фигурантов дела так называемого сообщества "Сеть" к срокам от 6 до 18 лет колонии. Осужденные не признали свою вину и заявили, что "сознались" под пытками. Однако уголовных дел по заявлениям о пытках фигурантов дела не было возбуждено. Не все осужденные, по словам родственников и адвокатов, вообще общались друг с другом — некоторые не встречались никогда, другие едва знакомы — например, по страйкбольным тренировкам.

Телеграм-канал "Это Гончаров":

"Развязка сфабрикованного дела участников "Сети" не выдерживает никаких приличных слов.

Государство не должно арестовывать молодых людей и давать им людоедские сроки ни за что. В противном случае, на их месте появятся настоящие террористы, опыт в нашей истории такой есть, и в XIX веке, и в прошлом столетии.

По теме
Реклама
НОВОСТИ
Реклама
Реклама

Все люди доброй воли требуют прекратить практику репрессий над инакомыслящими, фабрикацию дел и судилища вместо реально и независимого судебного процесса.

Родственникам и близким ребят — сил. Уверен, приговор будет обжалован".

Егор Седов:

"Что именно нужно подчеркивать по чудовищным приговорам по делу "Сети"?
То, что в год 75-летия Победы в РФ, в городе Пенза, антифашистам дают тюремные сроки по 18 — 16 — 14 лет. Можно, кстати, поглядеть, сколько дают за убийство обычного гражданина РФ. А вот эти ребята из "Сети" не убивали никого — и страданий не причинили никому.
То, что в год 75-летия Победы в РФ пытают антифашистов. А дело "Сети" сплошь состоит из пыточных эпизодов.

И еще. Был недавний эпизод, когда в Пензе люди вышли на пикеты — и было нападение, и нападавшие орали, что "Пенза — правый город".
Я уверен, что для настоящего современного правого должен быть болезненным сам факт того, что кто-то сажает невиновного. И убеждения этого невиновного значения не имеют.
Я уверен, что для настоящего современного правого совершенно невыносим сам факт, что кого-то подвергают пыткам.
Если кто-то все это одобряет — он, наверное, никакой не правый. Он, наверное, дерьмо".

Александра Гармажапова:

"Все удивляются лютейшему приговору по шитому белыми нитками делу "Сети".

Ребят, а вы реально чего-то адекватного ожидали от "персоналий", которые в угоду своим политическим интересам оставили в российских детдомах умирать сирот? Разве "антисиротский закон" не был маркером?

С чего вы решили, что "персоналии", перешагнувшие через сирот с инвалидностью, остановятся перед какими-то юными идеалистами?"

Борис Вишневский:

"Приговор суда в Пензе по делу "Сети" заставляет вспомнить о временах сталинских репрессий.
Показания выбиты пытками, доказательства — сфабрикованы, файлы, на которые опирается следствие, появились на жестких дисках компьютеров обвиняемых в то время, когда эти диски находились у следователей, обвинительные заключения никакой критики не выдерживают.
Ни одно уголовное дело по заявлениям о пытках не возбуждено.
В обвинительном заключении говорится о том, что обвиняемые что-то планировали "в неустановленном месте, в неустановленное время и при неустановленных обстоятельствах".
И тем не менее — чудовищно жестокие сроки, от 6 до 18 лет.
Эти сроки дает путинское государство, для которого не являются террористами массовые убийцы из "Хамаса" и "Хезболлы".
Оно ищет их совсем в другом месте — среди невиновных, фабрикуя на них "дела" при помощи пыток, подлога и засланных провокаторов.
И да, это не первое такое дело.
Вспомните, как по таким же "делам" осуждались крымские татары и Олег Сенцов.
Помните: каждый может стать жертвой таких же репрессий и фигурантом сфабрикованных дел!"

Никита Ульященков:

"Дело "Сети" — это яркая демонстрация того, насколько деградировало ФСБ по сравнению даже с людоедским совковым КГБ, и того, насколько ФСБ захватило контроль над судебной властью за последние 20 лет.

Ужас даже не в том, что они что хотят, то и воротят, и им сходят с рук любые беззакония, низости и мерзости, а в том, что это тупые двоечники, которым сходят с рук любые беззакония, низости и мерзости".

"Вот и сталинские срока подъехали", — пишет Александр Плющев.

Лев Шлосберг:

"Все признательные показания были выбиты садистами в форме под длительными пытками, с помощью угроз изувечить и убить как самих арестованных, так и родных им людей, в частности, жен. Их угрожали вывезти в лес, изнасиловать, зарезать и закопать. На каждый отказ от признания следовал удар электрическим током и просто избиения. "Следователь скажет тебе — отрежь и съешь палец, ты должен отрезать и съесть".

Когда жертвы сообщили адвокатам о пытках, их под пытками заставляли отказаться от правдивых показаний. Все вырванные у подсудимых показания ничтожны, но "тройка" военного суда скопировала обвинительные заключения и огласила приговор, ограничившись вводной и резолютивной частями. Основную часть приговора даже не зачитали в зале суда.

"Тебе осталось полчаса жизни, если признаешься и, может быть, полтора, если не признаешься", — говорили эти моральные уроды своим жертвам. Воспоминания выживших под пытками в ФСБ отличаются от протоколов Нюрнбергского процесса только тем, что этих ребят не убили. Пока.

Чем этот кровавый (в самом буквальном слове, написанный кровью вынужденных признаний) приговор отличается от приговоров "троек" в 30-х годах? Ничем. Чем палачи 2000-х отличаются от палачей 30-х? Ничем. Это патологические садисты, пришедшие в силовые структуры для того, чтобы удовлетворить свою тягу к животному насилию. Именно эти нечеловеки действуют от имени государства: угрожают от имени государства, пытают от имени государства, убивают от имени государства. И хотят остаться безнаказанными.

Многие молодые люди, приговоренные сегодня к длительным срокам, обозначают себя как антифашисты. Пытавшие их палачи называют себя наследниками Дзержинского и Вышинского. "Признание — царица доказательств". И кто в такой ситуации фашист?"

Телеграм-канал "Да, Сковорода":

"Чтобы было понятнее, как появились такие дикие сроки:

"Меня будут пытать?". Он кивал", — рассказ Ильи Шакурского (23 года, приговор — 16 лет).

"Ты закусился с государством". Дмитрий Пчелинцев рассказывает, как после пыток сочинял свое признание вместе с сотрудниками ФСБ — а это выступление Пчелинцева в суде (27 лет, приговор — 18 лет).

"Контакт плохой, бьет слабо". Арестованный по "пензенскому делу" Дмитрий Пчелинцев — о том, как его пытками вынудили отказаться от своих слов про пытки — и еще о том, какой ценой давался отказ от признаний.

"Ты пойми, офицеры ФСБ всегда добиваются своих целей!" — а это Виктор Филинков о жутких первых сутках после задержания, его еще судят в Петербурге, но приговор явно будет таким же.

По делу "Сети" пытали даже свидетелей — "Они сказали, что могут переломать мне ноги и выбросить в лесу". Следственный комитет не нашел ничего предосудительного в пытках ФСБ и назвал следы от ударов электрошокером "укусами клопов".

Елена Эфрос:

"Этот приговор сегодня вынесли нам всем.

Дмитрий Пчелинцев — 18 лет строгого режима
Илья Шакурский — 16 лет строгого режима
Андрей Чернов — 14 лет строгого режима
Максим Иванкин — 13 лет строгого режима
Михаил Кульков — 10 лет строгого режима
Василий Куксов — 9 лет общего режима
Арман Сагынбаев — 6 лет общего режима".

Кирилл Шулика:

"Это удивительно скотство просто, других слов невозможно подобрать. Детей ни за что приговорили к совершенно звериным срокам, какие дают не каждому террористу. Сфабриковали дело и укатали, чтобы получить звездочки и испугать детей.

Но вообще надо понимать, что если государство начинает бороться и какими-то образом мстить детям, это уже последняя стадия разложения".

Егор Алексеев:

"А это вот у нас Ксения Собчак.
Вдруг не видели".

Телеграм-канал "СерпомПо":

"Примерно так же, наверное, выглядели "шахтинское дело", "дело трудовой крестьянской партии", процессы над "троцкистами". НКВД клепало дела по заданию руководства, следователи выслуживались, "суды" выносили жестокие приговоры. И не было на палачей никакой управы.

А страна, тем временем, жила обычной жизнью. Ходила в магазины, кино, на катки. Арестовали кого-то? Хорошо, что не меня!

И вот так, шаг за шагом, приехали к большому террору 1937-38 годов. Там уже стреляли сотнями тысяч.

То, что власти с помощью ФСБ устроили с "сетевым делом" и сфабрикованным делом "Нового величия" — прямое продолжение репрессивной советчины.

Лицемерно ставят памятник жертвам политических репрессий, а в настоящем служат продолжателями дела тех, кто эти репрессии устраивал."

Татьяна Фельгенгауэр:

"Невозможно читать новости из Пензы. Эти чудовищные сроки по крайне неубедительному делу, пытки в ходе следствия, страшный диагноз у одного из обвиняемых.

Я читаю и думаю, что все те, кто фабриковал и вёл дело "Сети", кто требовал и назначал эти сроки — все они члены какой-то секты. Секты, где практикуют человеческие жертвоприношения.

Следователи, прокуроры, судьи: они все ломают судьбы невиновных людей и даже убивают их своей "службой" во имя какого-то монстра.

Нам нужно попытаться предотвратить повторение этого в деле "Нового величия". И попытаться как-то повлиять на апелляцию по делу "Сети".

Нельзя приносить людей в жертву монстру в погонах".

Евгений Титов:

"Приговорили не просто участников этого дела. Приговорили всё новое поколение. Нынешняя стареющая элита понимает: единственный способ сохранить свои незаконные капиталы — это зацементировать общество, затормозить приход нового поколения, задавить молодых. И этим делом они пытаются морально оглушить всех теперешних российских школьников и студентов. Новой нарождающейся элите, всему талантливому и живому указывают дорогу к эмиграции — внешней или внутренней, как при СССР.
Но законы мироздания неумолимы. На смену старому неизбежно приходит новое. Неизбежно. Может, не сразу. Может, через мучения и преграды. Но всегда".

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама
Материалы сюжета
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...