Антон Баллет. Пуля
  • 24-02-2015 (19:55)

Наркотики, драки, секс и террористы

Максим Собеский: Как харьковский скинхэд искал свободу в Европе и охотился на геев в Булонском лесу

update: 24-02-2015 (19:55)

"Пуля" – дебют молодого харьковского писателя и очень субкультурного парня Антона Буллета, исколесившего половину Европы и познавшего не только вкус местной марихуаны, но и тюрьмы. Он не бежал от правосудия подобно летописцу российского бродяжничества по Западу Петру Косово. Харьковский панк искал работу и вольную жизнь. На Украину он возвращался, став скинхэдом и национал-большевиком.

Это редкое удовольствие – читать книгу, написанную не в перерывах между чашечками кофе в модном кафе, где сюжетная линия – не плод воображения и метаний между эстетиками жанров. Книга – как продукт жизни: таков лейтмотив "Пули" Антона Буллета, татуированного неформала с разбитыми кулаками и приятным слогом. Осознавший себя украинцем после долгих лет увлечения русским национализмом и написавшим произведение из четырнадцати восхитительных рассказов.

Сделать из своей нелегкой жизни беспрерывный цикл автобиографической прозы удавалось мало кому. Шаламов, Лимонов, Довлатов – классические примеры из нынешней литературы. Другие пишут что-то о себе от случая к случаю: наци Дмитрий Нестеров, с его отредактированным анархистом Алексеем Цветковым до читаемого состояния романом о московских погромах "Скины: Русь пробуждается", антифашист Петр Силаев по кличке "Косово", с его сумбурными эмигрантскими или туристическими дневниками, объединенными в книгу "Исход". Антон Буллет свежее в своем реализме, полном городских приключений в десяти странах Европы, марихуаны, драк, олдскульных наци и разнокалиберного криминала.

Он уроженец Харькова. Предки – украинские крестьяне, репрессированные в 1930-е годы и сменившие национальность на "русские". "В свидетельстве о рождении русский, потому что батю записали русским. Он в Сибири родился, когда деда выслали, и палевно было записывать украинцем" – рассказал мне уже украинец Антон, когда-то поддерживавшем русскую национал-большевистскую доктрину.

Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ
Реклама
Реклама

Фамилия, указанная на обложке, не настоящая – псевдоним появился у автора в Ирландии. Впрочем, об этом нюансе – в середине книги, а в начале Антона ловят менты за безбилетный проезд, когда в 1998 году он молодым панком едет в поезде Харьков – Старый Оскол на фестиваль "Лира". Граница в сознании населения – раздражающая условность. С этого и начинается "Пуля". Ничего особенного в кутузке и только появившихся скинхедах, разбивших стекла в вагоне, нет. Симфония – дорога, на которую выходит панк, покинув отделение милиции, побитый, но живой. Фестиваль подождет, есть только трасса и голосующий украинец: "Я буду двигаться пока живой". Там, в Европе – новый мир.

Хотите знать, как заиметь жилье в Лондоне тому, кому не живется в Украине? Взломать заброшенный дом и сделать там сквот, повесив объявление, что здание используется. Полиция уважает это право. Это делает автор в компании польских гастейбайтеров. В сквотах жили подчас без воды, курили марихуану и занимались сексом люди, съехавшиеся в Англию со всего мира. В одном сквоте за неделю с балкона 17-го этажа свалилось, разбившись насмерть, три негра-наркомана. Антисоциально, но свободно. Хотя: "С женщинами в Лондоне особенно сложно. А вот с драками все хорошо. В смысле доступно".

Истории об Англии занимает львиную долю "Пули". Буллет постигает не только сквоты, работу на стройке или рыбном заводе и секс с англичанками. Он отправляется с немецким журналистом к Подлинной Ирландской республиканской армии, оба едут за порцией националистического адреналина к инсургентам. "Свобода человека не может быть полной без национального освобождения", – говорил репортер Дерек, мечтающей о революции и позвавший в поездку, из которой украинец нелегально вернулся в трюме шотландского судна. В процессе ирландцы дали Антону прозвище Bullet – Пуля.

В Шотландии Антона едва не лишили возможности увидеть свой псевдоним на обложке. Мафиози узнали, что украинец наладил контрабанду сигарет из Латвии. На партии из ста блоков "Мальборо" он зарабатывал тысячу фунтов: "почему никто не додумался до этого раньше"? Город был героиновой столицей Шотландии, за неделю в нем умирали от передозировки по два жителя. Гангстеры поймали Буллета, избили и дали срок, чтобы покинуть их территорию. Буллет попросил у знакомого пистолет с тремя патронами, овладел возжелавшей его неприступной великобританской девушкой, сбыл последнюю партию и только после этого уехал в Лондон.

Iron Will – националистическая банда созданная Антоном в Лондоне. Вместе с украинским расистом из УНА-УНСО Остапом и парочкой англичан он учинил побоище на концерте The Explorer: был изрезан антифа. Зачинщиком был Остап, не скромный на язык: "Все эти обезьяны, желтые, черные, должны или сдохнуть или вернуться обратно на пальмы. Пусть жрут бананы, трахают своих краснозадых макак". Днем Буллет предпочитал работать в парке охранником, напарником его был ямаец, с которым он затягивался марихуаной. Чернокожий имел любовницу-москвичку. Вечером Антон искал революционеров на своем интернет-форуме, на выходцев из экс-СССР не рассчитывал. Те обсуждали, как быть лояльными Англии и сдавать бывших соотечественников по СССР имеющих статус нелегалов.

Венгрия – следующая страна после Туманного Альбиона, куда занесло Буллета, депортированного из Англии. Здесь скучно: "венгры очень домашний народ, в восемь часов улицы пустеют. Цыганистый народ. Готовый обобрать тебя как липку". На последние деньги харьковчанин пьет в баре и затягивает испанскую журналистку в постель: "Она набросилась на меня алчно и резко. В каждой второй женщине живет шлюха. Рассвет мы встретили на коленях, я брал Эстер сзади". Бросив женщину, он торопится на запад.

Охота на геев – такое занятие находит украинец в Париже. В столице Франции на спящего в парке Антона натыкается и кормит ворованной из супермаркета едой земляк Юра, кочующий по Европе в поисках статуса беженца и социального пособия. Оба от безденежья идут в Булонский лес, традиционное место романтических встреч гомосексуалистов. Грабеж и нетолерантное насилие удаются на славу. Теперь пора бежать в Швецию через Бельгию и Голландию на краденых велосипедах.

Впрочем, Буллет до Скандинавии не добрался, а остановился в нидерландской тюрьме, когда гостил в Гронингене у грузинского драг-диллера Миши. К кавказцу заглянул наркоторговец из Марокко и забил его насмерть молотком на глазах выкурившего джойт Антона. "В соседнем блоке сидят исключительно граждане Нидерландов. Они обладают более широкими привилегиями, чем мы – иноземный сброд. В камерах крутят порно", – резюмирует автор, получивший полгода ареста за незаконное пересечение границы.

Говорят, тюрьма портит человека. Украинец знакомится с сербскими гангстерами из Утрехта и участвует в налете на бельгийский магазин электротоваров. Подельнику не везет, на обратном пути его задерживают в поезде, а Буллет спешно покупает билет на самолет, летящий на восток. Новой тюрьмы ему не хочется. Хватит.

Часть книги о политике. Есть отсылки к Национал-большевистской партии – ее флаг Буллет повесил на стену в Лондоне, а газету "Лимонка" читал ещё будучи юным панком. Дальше – интригующее молчание. Оказывается: "Было две главы, именно про НБП. Марш Несогласных в Москве в 2007 и акция в Харькове за отставку мэра. Но так как после антиукраинских заявлений Лимонова во время Майдана я из его партии, Другой России вышел, то и глав этих в книге нет". Заколотил в темный чулан русское нацбольство, когда понял, что он украинец; на память остается татуировка на плече гранаты Ф-1. ЕвроМайдан расставил точки над i: Буллет выступил за свободу – лимоновцы за Януковича, "Беркут" и аннексию Украины до Львова.

Антон знаком с русским "самураем" Украины – Игорем Гаркавенко. Этот революционер, поджигал штабы украинским ультраправым из УНА-УНСО, за что получил 9 лет колонии. Цитата: "Это был жест. Простой и красноречивый. Игорь и его единомышленники не собирались доказывать истину в бессмысленных спорах". На данный момент Гарковенко воюет в украинских добровольческих батальонах против Новороссии. Такие вот колоритные и парадоксальные парни встречаются на страницах "Пули".

Не Запад – так Польша. На Youtube есть ролик, там погрузившийся в скинхэд мир Антон, поет по-польски хит варшавской группы Konkwista. "Что получила Польша от вступления в ЕС? Разве что право работать на стройках", – негодовал с утра скин Роберт. Потом другие поляки разбили голову Буллету, когда он шел на стадион в день матча; попал между двумя фанатскими бандами, в обоих наци одетые в Thor Steiner, но идея верности клубу выше культа свастики. Что до скинхедов – ортодоксом расистом и бонхэдом Буллет не стал, хотя и блюдет стиль. Ботинки и подтяжки – это надолго, но без ксенофобии.

В финале эпопеи автор в шаге от смерти. Буллет с сербами везет партию оружия для воюющего с ливийскими мятежниками и НАТО диктатору Муарами Кадаффи к побережью Адриатики. Автомобиль попадает в засаду албанской полиции. "Обрезки хреновы", кричит серб Никола перед расстрелом, а украинец шагает с горного обрыва. Выжил и создал эту книгу.

Харьков теперь – прифронтовой город, но на одного писателя там или оттуда прибавилось. Дописывалась "Пуля" в Австралии, летом 2014, когда на Украине разгорелась война с антиукраинскими сепаратистами. Поэтому прибыль от произведения автор отправляет военным. Книга, изданная на излете года, обойдена вниманием литературной критики и прессы. Похоже, публика больше озабочена осмыслением Майдана и кровавого сепаратизма на Донбассе. Как говорится – не в тот момент.

"Впереди "Австралийский дневник": два года выживания среди неосвоенных территорий. А вообще, еще можно про Юго-Восточную Азию написать, более детально про Лондон, теперь вот про Северную Америку", – поделился со мной творческими планами Антон Буллет, теперь ищущий свободу за океаном, в Канаде. На батьковщине он не задерживается – похоже чувствует себя там неудачником: "делать в Украине мне абсолютно нечего". Он будет бродить по миру и искать свободу, оставаясь патриотом Украины.

Максим Собеский

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...