Дмитрий Гудков. Фото: Дмитрий Духанин/Коммерсант
  • 07-06-2021 (10:13)

Выдавлен из страны

Блогосфера об изгнании из России оппозиционера Дмитрия Гудкова

update: 07-06-2021 (10:50)

Оппозиционный политик Дмитрий Гудков был вынужден покинуть Россию и переехать в Украину. Политик опроверг информацию от "Интерфакса", что нарушил подписку о невыезде (ее не было). Дело в отношении Гудкова и его тёти возбуждено за неуплату долга по договору аренды нежилого помещения в 2015–2017 годах (п. "б" ч. 2 ст. 165 УК РФ). Политик сначала был задержан, а потом отпущен без предъявления обвинения. Имеется версия, что причиной для возбуждения уголовного дела могли послужить его планы баллотироваться в депутаты.

Дмитрий Гудков:

"Подъезжаю к Киеву, где у меня давно запланированы встречи и эфиры (сегодня — у Евгения Киселева). Несколько близких источников из окружения Администрации президента сообщили, что если я не покину страну, фейковое уголовное дело будет продолжено вплоть до моего ареста. Если останусь, дана санкция решить вопрос Гудкова "любым способом". Считаю, что высосанное из пальца "Дело о подвале" было возбуждено исключительно, чтобы не допустить меня на выборы и выдавить из страны как минимум до дня голосования. Надеюсь, что с моим отъездом ретивость жандармов снизится. Мое решение поддержано родными и близкими мне людьми, в адрес которых также поступила серьезная информация об угрозах и рисках".

Роман Попков:

По теме
Реклама
По теме
Реклама
НОВОСТИ
Реклама

"Дмитрий Гудков был вынужден уехать в Украину. Собственно, вся эта операция и была направлена на то, чтобы его выдавить из страны, как мы и предполагали".

Александр Морозов:

"Практически одновременно: из Москвы уехал Дмитрий Гудков, из Минска — Артем Шрайбман. Все это, конечно, подводит какую-то черту.

Илья Пономарев и Дмитрий Гудков — два депутата Госдумы — активно участвовали в протестах 2011-2012 гг., а в 2014 году не поддержали аннексию Крыма. Пономарев уехал сразу — летом 2014 года. Гудков продержался еще целых семь лет, и тем не менее это закончилось отъездом.

Шрайбман вынужден уехать из Минска. Он не хотел этого. И даже уже после начала протестов в Минске нашел надежную форму жизни — стал экспертом московского Карнеги-центра. Но довольно быстро выяснилось, что это теперь уже не защита. ФСБ по запросу минского КГБ арестовала в Москве и вывезла в Беларусь Федуту и Зенковича. И никаких гарантий даже Карнеги-центр дать не может.

И не видно ни конца ни края этой вспухшей "эскалации" объединенного монстра, возникшего из обновленного альянса Путина и Лукашенко. "Репрессивная горячка", Кремль сделал себе прививку "консервативной революции" и теперь мечется в революционном бреду, истребляя "экстремистов", употребляя это слово, примерно как в совдепии употреблялось слово "кулак".

Майкл Наки:

"Полагаю, что отпустили его чисто из-за форума, дабы не иметь негативный информационный фон, который присутствовал в 2019-м.

Каток дел против политиков (а потом и журналистов) будет вплоть до выборов в сентябре. Никакие правила приличия и уж тем более законы — сейчас не соблюдаются. Рейтинг власти слишком плохой, недовольных слишком много, а выборы слишком важные (из-за 2024)".

Аббас Галлямов:

"Ни в коем случае не собираюсь осуждать Гудкова, но необходимо зафиксировать, что контраст с Навальным в данном случае просто-таки бросается в глаза. Только теперь начинаешь понимать, какую высокую планку российским политикам задал своим возвращением последний".

Алексей Нарышкин:

"Офигеть, конечно. Только вечером говорили про кейс Гудкова. И он уехал. Почти половина слушателей в нашем голосовании сказала, что на месте Гудкова завязала бы с политикой от слова совсем.

Жесть. Вот же он на этой неделе здесь, стоит отряхивается после уголовного дела и непонятного статуса, и вот его уже нет. Спасибо, конечно, что живой. Но... блин.

Какие к черту выборы, коалиции, умные голосования, программы, встречи с избирателям, дебаты, прости господи?

Мёртвому припарка. Ничего же не оставляют. Давить гадину, жать, мочить в сортире (да, так тоже умеют).

Я под очень сильным впечатлением".

Александр Рыклин:

"Мой многолетний товарищ и коллега Дмитрий Гудков покинул Россию, покинул российскую политику. С одной стороны, я по-человечески рад, что они с семьей теперь в безопасности, с другой — это крайне печальное для меня событие... Ну, я же рассчитывал на Дмитрия Гудкова, как, возможно, еще пара миллионов человек в этой стране. Я далек от того, чтобы одобрять или осуждать этот поступок. Человек выбрал "стратегию спасения". Его несомненное право.

Моя эмигрантская лента взорвалась бурной волной одобрения — Молодец! Все правильно сделал! Понятно, что в этой реакции гораздо больше внутреннего удовлетворения (в нашем полку прибыло!), чем реальной заботы о Диминой судьбе. Отдельно меня умиляют многочисленные восклицания, типа "Лучшие люди уезжают из России"...

Ерунда, конечно... Уезжают разные... А лучшие приезжают и садятся в тюрьму. Потому что так велит им их долг и нравственное чувство".

Марина Сотникова:

"Выжженное поле перед выборами. Все или сидят, или еще не сидят. Остальные не могут избираться или уже уехали.

Навальный, Пивоваров сидят.

Волков, Жданов, Албуров, Гудков уехали.

Галямина не может избираться".

Телеграм-канал "Крем":

"Власть продолжает выдавливать из страны всех оппозиционных кандидатов. Видимо, посадить и прогнать всех проще, чем устраивать очередные фальсификации".

Эль Мюрид:

"В целом, ничего особенного. Нормальный фашизм. Убивают, калечат, сажают, вышвыривают из страны. Пока тех, кого считают опасным. Потом — просто на кого выпадет. Террор — штука такая, останавливаться он не умеет".

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...