Ксения Собчак. Фото: azerros.ru
  • 23-11-2012 (17:16)

Ни одного узелка с изнанки

Ксении Собчак создали новый образ для входа в Координационный совет оппозиции

update: 25-11-2012 (23:59)

"А не замахнуться ли нам на Вильяма нашего, на Шекспира?"
("Берегись автомобиля")

Да, бывает такое. Когда смотришь на вещь и понимаешь, что сработана она практически идеально. Ах, как сделано! Ни швов, ни узелков, и даже все стежки в одну сторону. Остается только замереть в восхищении и признать, что перед тобой - своего рода шедевр.

Именно такой шедевр — ни прибавить, ни убавить — мы вдруг получили за подписью Ксении Собчак, вообще-то не слишком известной cвоим изысканным стилем. Все в этом тексте классика, начиная с названия, отсылающего нас к невинно-чопорным временам Джейн Остин. Ксюша Собчак (вся в белом) с томиком "Гордости и предубеждения" в руках — это, конечно, замечательный образ, сразу задающий тон всему остальному. А сам текст! Это же высокая драма, тем более поражающая воображение, что всего в нескольких абзацах автору удается создать два великолепных архетипических образа: Обремененного Властью Правителя и Молодого Правдоискателя.

В.В.Путин в образе Правителя хорош необыкновенно. Да и странно было бы если бы он был нехорош, ибо автор в данном случае вышивал по весьма богатой канве: образец хорошо известен, а автор образца, как-никак — "наше все".

По теме
Реклама
Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ
Реклама

МОНОЛОГ ПУТИНА (в прозе):

"Да я страну по частям эту собирал, жил в кабинетах и поездках. Ты думаешь, я за кресло держусь? Да я б давно уже ушел на покой, только покоя не будет никакого — будет война, будет смута. Ты думаешь, я себя намеренно жуликами окружил? Да они все вокруг жулики — у них на генном уровне вшито воровать. Кто-то, думаешь, кроме меня о стране думает?"

"...мне тратить некогда. И не на кого. Я все время работаю на свою страну, всю жизнь. Детей не вижу, семьей нормальной жить не могу."

"А я должен думать о своей миссии — пусть сколько угодно орут, что я вор, сволочь, диктатор, — я им страну развалить не дам. Я жизнь свою стране отдал. Они не понимают, сколько у нас проблем: какая отсталая экономика, какие люди вороватые и ленивые..."

МОНОЛОГ ЦАРЯ БОРИСА (в стихах):

Достиг я высшей власти.
Шестой уж год я царствую спокойно.
Но счастья нет моей измученной душе!
Напрасно мне кудесники сулят
дни долгие, дни власти безмятежной.
Ни жизнь, ни власть, ни славы обольщенья,
ни клики толпы меня не веселят!/.../
В семье своей я мнил найти отраду/.../
А там донос, бояр крамола,
козни Литвы и тайные подкопы,
глад, и мор, и трус, и разоренье...
Словно дикий зверь,
рыщет люд зачумлённый,
голодная, бедная стонет Русь /.../

(Желающие могут заменить "шестой уж год" на "девятый год", а Литву на Грузию для полноты стереоскопического впечатления. "Голодная, бедная стонет Русь" остается без изменений в любом случае).

Надо признать, что пушкинского/оперного царя Бориса всем всегда жалко. Так мастерски он жалуется на удары судьбы, на подлецов-бояр, на то, что ничего, ну буквально ничего с этим народишком сделать невозможно, как ни старайся... Ну жалко человека, действительно! Или, как отмечено автором обсуждаемого нами шедевра: "Он живой, и ему больно". Словом, тема "преступного царя", гениально раскрытая Пушкиным, использована весьма эффективно и к месту. Монолог Путина особенно удался еще и тем, что, как подтверждает человек, имевший возможность общаться с ним лично, слова, вложенные в его уста, "содержательно и стилистически идентичны тому, что мне неоднократно приходилось слышать во время работы в АП в 2000-05 гг". (http://aillarionov.livejournal.com/473598.html) Возникающий в результате образ приобретает черты высокого трагизма, жертвенности и - не побоюсь этого слова - античного противостояния жестокой судьбе. "Вдруг он готов тащить на себе этот жуткий исторический крест не ради бабла и замков, а ради сохранения умирающей империи Россия?" - этот вопрос практически в самом конце текста оставляет читателя в глубоких размышлениях о том, как же все-таки "тяжела Шапка Мономаха".

Трагическому образу "преступного царя" Путина противостоит другой образ, ничуть не менее ярко и талантливо созданный автором. Ксения Собчак — Молодой Правдоискатель явно трактуется как шекспировский персонаж. С хорошо ощущаемыми гамлетовскими интонациями: "почему участвую во всем том, что /.../ могло быть сочтено предательством", мысли, мысли, ураган, вихрь мыслей — мыслей, за которые себя ненавидишь, но которые все равно как сквозняк проносятся в твоей голове", "такая все это неловкость, такая ужасная мука, что в какой-то момент хочешь сбежать от самой себя и вернуться в собственное тело уже только после встречи с Ним" (отметим это "с Ним", с большой буквы, как о Господе Боге, это дивный штрих! И тут же вспомним: " О, если б ты, моя тугая плоть//Могла растаять, сгинуть, испариться!" — "Гамлет"). Не забыта даже тема "покойного отца" и "отступничества" от его дела: "Да ты отца своего вспомни — он был настоящий демократ. Идеалист. Честный, порядочнейший человек." И невозможность что-либо сделать, что-либо сказать, беспомощность и бездеятельность, и укоры к самому себе за эту бездеятельность и беспомощность... Словом, "Гамлет" (не так близко к тексту, конечно, как в случае с царем Борисом, но точных цитат на все случаи жизни не напасешься). Образ, предлагаемый нам в этом случае — это мятущаяся молодая женщина, разрываемая между чувством долга и привязанностью к своему прошлому. Этот образ традиционно весьма востребован в России, где всегда любили и понимали "сложные противоречивые характеры", и где даже любая бытовая достоевщина частенько трактовалась как трагедия шескпировского масштаба. Особенно, конечно, выступления в духе "я вся такая внезапная, такая противоречивая вся" вызывают сочувствие в среде более-менее "среднего класса", т.е. людей где-то что-то читавших, когда-то что-то смотревших и слушавших. Это, на самом деле, наиболее политически активная прослойка населения, так что ее мнение в данном случае действительно важно.

Кого-то, возможно, удивит та настойчивость, с которой я избегаю прямо называть Ксению Собчак автором разбираемого текста. Причина тому проста: я не считаю, что этот текст был ею написан. Это, собственно, была первая мысль, которая пришла мне в голову, как только я его прочла, и именно это прежде всего заставило меня им так пристально заинтересоваться. Достаточно сравнить разухабистый стиль г-жи Собчак в статьях, несомненно принадлежащих ее перу (я уж не говорю о ее устной речи) и идеально выдержанный классический тон "Гордости..." чтобы понять, что над последним произведением работал совершенно другой человек (или коллектив, что менее вероятно, но тоже возможно).

Ну что бы сравнить такое, вот это, например:

СОБЧАК: "И я предрекаю, что мейнстримом следующего отрезка жизни, которую мы проживем, станет ругать власть. Это будут делать самые конъюнктурные и подлые люди. Раньше власть ругала интеллектуальная элита, образованные люди, сейчас власть начал ругать весь российский быдлостан. И именно в тот момент, когда это станет мейнстримом, власть приобретет для по-настоящему думающих людей ценность и станет сакральной силой, которая сдержит быдляческий лоховской мейнстрим."(http://www.afisha.ru/article/8284/) Обратите внимание на повторы, вульгаризмы, небрежное построение фраз, абсолютно не сдерживаемый эмоциональный поток сознания.

Или, вот, совсем свежее, из отповеди "коллеге Пионтковскому":

СОБЧАК: "А те, кто не кричат на каждом углу что-нибудь "червивое", – значит страшно боятся. Это что-то из школьного "если не куришь – значит не крутой". /.../Но есть разница между отвагой и слабоумием. Если вы не хотите еще через год опять обнаружить себя в составе 300 человек на Триумфальной площади – перестаньте мракобесить. Вначале вы критиковали Путина, теперь кричите "Умрите Пархоменко и Собчак" — я ж о вас волнуюсь, коллеги, как бы у ваших избирателей не сложилось ощущения, что вам просто хочется кого-то убить, и уже не так важно кого именно".

Опять — небрежные фразы, вульгарные обвинения (собственно, все обращение к "коллеге" можно приводить как пример вульгарности, начиная с преувеличенных фото Пионтковского, вызывающих у читателя некий шок и отторжение), выкрики необоснованных обвинений ("вам хочется кого-то убить")... Снова — неупорядоченный эмоциональный поток сознания.

Сравните эти цитаты (кстати, приходится просить прощения за их развернутость, но без этого никак не получается) со строгим, выдержанным и скорбно-интровертным тоном "Гордости...". Сравните лексику: ни одного вульгаризма, ни одного даже иностранного заимствования, столь свойственного Собчак (типа "мейнстрим") — кроме абсолютно общепринятых, разумеется. Сравните, наконец, возвышенность тона, столь отличающуюся от обычного собчаковского стиля, балансирующего практически на грани фола (а иногда и сваливающегося туда, в этот самый фол, со всей дури). Даже если на секунду предположить, что мадам Собчак действительно имеет отношение к созданию того образцового пропагандистского документа, каковым является "Гордость...", то ее исходный текст был подвергнут мощной правке, приведшей его в то шедевральное состояние без единого узелка на изнанке, которое мы все можем наблюдать.

Данный текст был составлен человеком прекрасно литературно образованным, с отличным чувством стиля, способным писать емкие лаконичные тексты, в которых каждая фраза имеет значение и несет серьезную смысловую нагрузку. Помимо мастерской аппелляции к уже рассмотренным архетипам, автору удаются и более мелкие, но, тем не менее, блестящие приемы. Чего стоит, например, хотя бы вот эта короткая фраза, вложенная в уста Путина: "... я это в 90-е все видел, когда твоему отцу помогал хлеб, как в блокаду, людям доставать." Всего несколько слов, а какая богатая россыпь прямо-таки героических, эпических ассоциаций! Эта фраза поднимает всю сцену на уровень, недосягаемый для повседневности! Она напоминает читателю, КТО был отцом героини: один из легендарных уже "прорабов перестройки". Она соотносит то, что делалось "великим отцом" (великим во всех смыслах, естественно) с подвигом прорыва ленинградской блокады (ассоциации абсолютно, непререкаемо священные для всех, у кого хоть один родственник пережил Великую Отечественную). Одновременно вносится нотка ностальгии и меланхолии: ах, не только Ксения забыла заслуги Владимира Владимировича по "добыче хлеба"... И все это — в полуфразе, никаких выкриков, никакого надрыва, все абсолютно безупречно по стилю, лаконично и сдержанно.

Словом, перед нами, несомненно, работа блестящего мастера-пропагандиста, сделавшего свое дело так, что остается только констатировать: никаких узелков. Если что и изумляет, так исключительно то совершенство, с которым выполнена работа. Совершенство, отнюдь не свойственное той, чья подпись стоит под этим эссе.

Разумеется возникает вопрос: зачем?! Зачем это все — сочинение изысканных опусов, привлечение совершенно, казалось бы, ненужного внимания к тем обстоятельствам, которые привели г-жу Собчак "в оппозицию", подчеркивание ее личных контактов с Владимиром Владимировичем, пусть даже и в жанре "сна" (разумеется, абсолютно прозрачном, ибо даже самому далекому от литературы, политики и психологии читателю довольно скоро становится ясно, что описываются реальные события). Зачем?!

Неужели только для того, чтобы в очередной раз попытаться создать Путину имидж, способный вызвать "в народе" уважение, сочувствие и поддержку? Да, и это тоже, но в данном случае, как ни странно, имидж "президента моей страны" — это скорее побочный продукт. Главное — это образ самой г-жи Собчак, который создается чрезвычайно тщательно, можно даже сказать, любовно и до деталей скрупулезно.

И снова — а это-то зачем? Собчак — фигура известная, ее имя у всех на слуху, как она выглядит знают, похоже, даже те, кто в жизни не смотрел Дом-2 или "Блондинку в шоколаде", ей, казалось бы, пиар уже совершенно не нужен. Да и в КС она уже прошла, избирательная кампания окончена... И вот тут необходимо остановиться. Далее я попробую предложить свое вИдение ситуации, как она сейчас сложилась внутри КС и с точки зрения тех задач, которые поставлены перед г-жой Собчак.

Как я уже писала тут: http://susel2.livejournal.com/21137.html, Ксюша не получила на выборах в КС того абсолютного большинства голосов, которое позволило бы ей занять место лидера с ходу и без сопротивления. Она не вошла даже в первую тройку, на что, видимо, рассчитывала совершенно твердо. Не осуществился и план собрать вновь избранный КС на своей площадке в передаче "Госдеп", не удалось блистать на передаче с Сапрыкиным (где ее, кстати, изрядно потеснил и затмил коллега Пархоменко). Явиться на первое заседание КС в качестве рядового его члена, сесть скромненько за стол в порядке букв алфавита и высидеть скучное процедурное заседание, открытое Пионтковским и ведомое Навальным значило расписаться в провале планов на лидерство. И Ксения исчезла с политического (и всех иных) горизонтов на три недели. За это время было необходимо найти сценарий, который позволил бы ей вернуться в КС в качестве вождя. Если не всего КС, то — по крайней мере пока — значительной его части. Такой сценарий был выработан, и, надо признать, выработан неплохо: создана Группа Граждан (во главе с Собчак), разработан план "Юрьева дня", лидером которого — опять же — логически стала Собчак. Что характерно, Пархоменко и другие члены Группы Граждан тихо-мирно отошли на второй план и организованно стали играть вторые, третьи и прочие (по ранжиру) скрипки в предложенной партитуре. Те, кто нашел этот, во всех отношениях отлично продуманный, план неприемлемым для КС и несовместимым с его задачами (как, например, А.А.Пионтковский), оказались открыты для жесточайшей критики как раскольники, саботажники и т.д. вплоть до слабоумия. Элегантный ход, ничего не скажешь.

Но этого все же недостаточно. Слишком много вопросов возникает к новому лидеру оппозиции по поводу ее отношений с "дядей Володей". Слишком многие помнят о ее сверх-элитарном происхождении. Слишком туманна история с конфискованными и возвращенными деньгами. Все это было абсолютно необходимо прояснить, и сделать это таким образом, чтобы отношения с "дядей Володей" стали выглядеть благородно-возвышенными и окрашенными в тона светлой скорби. Чтобы собственная семейная история Ксюши тоже приобрела оттенок героической драмы, граничащей с современным мифом. Чтобы сама Ксюша, наконец, перестала восприниматься как избалованная девица, менявшая кавалеров как перчатки и готовая от скуки заниматься чем угодно, хоть шокирующими программами на ТВ, хоть экстремальной политикой. Ксюше необходим был новый образ. Это и было главной целью данного литературного упражнения. Создать Ксюше то лицо, с которым она войдет на заседание КС 24-го ноября, то есть уже буквально через пару дней.

Не девочка-мажорка, не подружка известного оппозиционера, не телеведущая, решившая, пока не поздно, сменить род занятий (а то, глядишь, старость подкатит, а она все Билана объявляет!). На заседание КС 24-го числа должна войти молодая женщина, продолжающая дело своего великого отца ("настоящего либерала", "идеалиста", "честнейшего, порядочнейшего человека"). Она раздираема противоречивыми чувствами (да, она искренне считает Путина достойным человеком! Да, она терзается сомнениями на его счет! Кто бросит камень в искреннего человека?) Она думает "только о России". Она искренне хочет работать, заниматься политикой, но ей это нелегко дается, она испытывает внутренние метания, борения и мучения буквально шекспировского уровня!.. С таким образом спорить трудно. К такому образу и подступиться-то тяжело. Как же! Человек публично, можно сказать, обнажил самые потаенные струны своей души, раскрылся до последнего предела, предстал перед всеми желающими во всей гамлетовской беспомощности и трагизме - как же такого человека можно обижать, скажите на милость? Как можно ему неудобные вопросы задавать, обвинять в каких-то скрытых мотивах и планах?

Еще раз не могу не восхититься тем, как все это сделано. Слова "исключительно чистая работа" (с) так и просятся на язык. Если учесть, что кот Бегемот, к которому эти слова относятся, состоял, как ни крути, в свите, гм... Дьявола, то, возможно, они даже и вполне уместны.

Что же касается заголовка к этому посту, то он тоже не случаен. В фильме "Посол Советского Союза" главная героиня (в фильме ее зовут по-другому, но все знают, что прототипом была Александра Коллонтай) делает такой комплимент королю Швеции, увлекающемуся на досуге вышиванием. "На изнанке Ваших вышивок я не обнаружила ни одного узелка". Уж не знаю, апокриф это или и впрямь был такой эпизод в жизни Коллонтай (честно говоря, абсолютно не могу себе представить эту даму за вышиванием). Дело в другом: Александра Коллонтай - одна из любимых героинь Ксении Собчак. Ее другая любимая героиня — Мата Хари ("самая обаятельная шпионка" по словам Ксюши). Все-таки это не она писала текст "Гордости и предупреждения". Совершенно точно не она.

Источник: блог Елизаветы Покровской.

Елизавета Покровская

Реклама
Обзор
Маразм или алкоголизм?
Сторонники ДНР. Фото: novostiua.org
orphus
Реклама
Реклама
Реклама
Блог
6 декабря, линия Маннергейма
Зимняя война. Источник - http://norssiportti.oulu.fi/
Реклама