Владимир Путин и его номенклатура поняли, видимо, что в мире и в России назревает недоумение: сколько можно заниматься строительством потемкинских олимпийских деревень в то время, когда вымирание населения и развал экономики не останавливаются? И Путин, очевидно, решил присоединиться к недовольным и показать плохим парням из его "конюшни" хрущевскую "кузькину мать" за "неэффективную" работу.

И вот выдвинут очередной гениальный план развития экономики и социального сектора, определены очередные стрелочники. "Вперед! Победа будет за нами!! Они не пройдут!!!"

Но, как нередко случается, Дмитрий Медведев с испуга или сознательно сболтнул лишнее. А именно, что за прошедшие 20 лет в стране не удалось воссоздать обрабатывающую индустрию, которой положено производить товары для населения и промышленности и предоставлять рабочие места.

В дальнейшем, думает Медведев, это как-то удастся осуществить. Но что для этого надо будет предпринять, он не сказал.

Возможно ли в условиях капитализма воссоздать промышленность?

Путин, как и Медведев, я думаю, знает причину (или причины) неудачи с воссозданием упомянутой промышленности. Но он видимо полагает, что большая часть населения страны этого не знает и не понимает. Ума не хватает!

Я много раз писал о том, почему в России нельзя воссоздать обрабатывающую промышленность, не изменяя коренным образом весь строй, не заменяя его новым строем. Но по отзывам читателей вижу, что это надо повторить вновь, хотя бы вкратце.

Так вот, никто из предпринимателей, российских или иностранных, не вкладывал средств в воссоздание этой промышленности и вкладывать никогда не будет, в том числе потому, что риск тут колоссальный. Страна заполнена иностранной продукцией, с которой российская, да еще только налаживаемая, конкурировать, естественно, не сможет.

К тому же квалифицированных — по современным меркам — инженеров, конструкторов и рабочих остро не хватает в стране. Техническое образование тоже ведь разрушено.

Не забудем, наконец, и о разгуле бескрайней коррупции!

Но нет худа без добра, свободной от частных предприятий "земли" для засева кооперативной промышленностью хоть отбавляй. Отдельные сохранившиеся частно-акционерные компании, связанные главным образом с добывающей ресурсы промышленностью и частично с военной, не помешают развертыванию кооперативной индустрии.

Как создаются объединения кооперативных предприятий за рубежом

Поясню это на примере создания крупнейшей в мире корпорации кооперативных предприятий "Мондрагон" в испанской провинции Басков. Названа она так по имени города, в котором началось создание корпорации, между прочим еще при режиме Франко. Инициатором и архитектором ее создания был приходской католический священник Хосе Мария Аризмендиарриета, на мой взгляд, один из самых выдающихся и мудрых людей в истории человечества.

Баскония до войны была промышленно развитой провинцией Испании. После войны большая часть промышленности в Испании и, стало быть, в Басконии перестала работать в первую очередь из-за блокады со стороны воевавших против фашизма держав: США, Великобритании и Франции.

В результате провинция была заполнена безработными, и это обстоятельство подтолкнуло Хосе Аризмендиарриету попытаться исправить положение путем создания в Басконии кооперативной промышленности. Он обратился к своей пастве с призывом пожертвовать или одолжить, кто сколько может, на создание кооперативных предприятий. И прихожане откликнулись на его призыв. На собранные деньги Дон Хосе, как его звали друзья, открыл в 1953 году маленький кооперативный техникум, а позже и мастерскую по ремонту бытовых электроприборов. Потом ему удалось открыть еще несколько небольших кооперативных заведений.

Но развитие шло медленно, и тогда Дон Хосе придумал схему ускоренного накопления денежных средств для создания кооперативных предприятий. Для реализации этой схемы был создан инвестиционный банк. Назван он был "Народной рабочей кассой". "Касса" эта предложила повышенный, по сравнению с частными банками, процент на вклады, и жители Басконии понесли в "Рабочую кассу" свои накопления. Используя их, "Касса" начала инвестировать строительство новых кооперативных объектов, предприятий и учреждений. Разумеется, тщательно анализируя состояние рынка.

Построенные объекты "Касса" стала продавать трудовым коллективам, одновременно помогая их формировать. Продавала "Касса" заводы (этим коллективам) по себестоимости и в рассрочку. Причем с членов коллектива она взимала только 20 процентов стоимости строительства, и они могли получать ссуду для оплаты этого взноса опять же в "Кассе". 20 процентов выплачивало государство из фонда по борьбе с безработицей. 60 процентов стоимости предприятия коллектив выплачивал "Кассе" в рассрочку из своих доходов. После выплаты этой доли предприятие становилось полной собственностью трудового коллектива и уходило в свободное плавание по бурному океану Рынка.

Но это не конец реализации проекта Дона Хосе, и мы далее подходим к самой его сердцевине. Созданные новые предприятия, уходя в "плавание", начинают ежегодно отчислять в "Кассу" 12 процентов своих прибылей, становясь таким образом пайщиками "Кассы". И эти взносы становятся главным источником доходов "Кассы". За счет этих взносов она не только финансирует расширяющееся строительство предприятий, но и предоставляет уже работающим предприятиям-пайщикам беспроцентные кредиты для модернизации оборудования и улучшения условий труда.

Важно отметить, что работники кооперативов в случае ухода с работы, в том числе и на пенсию, получают все сумму отчислений из своего дохода, ушедших на общие нужды, включая выплаты отчислений (12 процентов) в "Кассу".

Предприятия могут не отчислять в "Кассу" часть своих доходов, но тогда они будут лишены возможности получать из "Кассы" беспроцентные кредиты и вынуждены будут обращаться в частные банки. Но кооперативы остаются при "Кассе". Это выгоднее и надежнее.

По мере увеличения числа предприятий-пайщиков с ускорением растет оборотный капитал "Кассы", и она получает возможность интенсивнее вести расширенное воспроизводство и совершенствование социальной инфраструктуры.

Федерация строит жилье для членов кооперативов, детские сады, технические училища, создает медицинские учреждения, способствует улучшению экологии в регионе. Работает "Народная рабочая касса" под руководством наблюдательного совета, состоящего из избранных представителей коллективов-пайщиков.

"Касса", освобождая трудовые коллективы "Мондрагона" от необходимости искать внешних инвесторов или обращаться к коммерческим банкам, тем самым избавляет их от риска разорения из-за банковских махинаций и от необходимости отдавать кому-либо часть своего труда, — обеспечивает реализацию основополагающего права воистину свободного человека быть хозяином продуктов своего труда. Иначе, быть свободным от экономической эксплуатации, от завуалированного рабства.

Разумеется, все отчисления из заработков членов кооперативов фиксируются на их лицевых счетах (внутренних акций в корпорации нет), и при уходе с работы выплачиваются им.

Совладельцами предприятий могут быть только те, кто на них работает, и до тех пор, пока работает.

С помощью "Народной рабочей кассы" корпорация "Мондрагон" от нескольких небольших предприятий и одного техникума (на 1956 год) разрослась к 2012 году до 200 кооперативных компаний. Число колледжей достигло сотни, четыре колледжа из них — университетского уровня. Создано 14 технологических и научно-исследовательских учреждений. Предприятия корпорации стали лидерами в Испании по производству бытовой электротехники, станков и запчастей для автомобилей (третье место в Европе), выпускают ветровые и солнечные источники энергии и оборудование для их сооружения, выпускаются конвейеры для сборки автомобилей (для заводов "Рено" и "Форд"), горные экскаваторы, спутниковые антенны, робототехнику, дорогие автобусы, сельхозпродукцию и многое другое.

К 2012 году, кризисному для Европы, сумма активов федерации составила 32,5 млрд евро, общий доход — около 15 млрд, объем продаж — 14 млрд.

Численность работников составляет примерно 83 тысячи человек, в колледжах и университетах корпорации учится более девяти тысяч человек.

Создана сеть кооперативных фермерских хозяйств и обрабатывающих их продукцию предприятий. Около 300 "коопов", как на Западе называют кооперативные магазины, раскинулись по всей Басконии.

Корректирует взаимоотношения промышленных предприятий корпорации ее Конгресс — парламент, депутаты которого избираются ото всех кооперативов корпорации. Конгресс, в свою очередь, избирает Генеральный совет — правительство "Мондрагона", а последнее избирает президента.

Корпорация "Мондрагон" фактически представляет собой минигосударство будущего.

В прошлом году радио ВВС сообщило, что благодаря существованию корпорации "Мондрагон" провинция Басков в два раза меньше пострадала от кризиса по сравнению с другими провинциями Испании. При этом в два раза меньше в Басконии и число безработных. В самой корпорации безработицы вообще не наблюдается. Компании "Мондрагона", уменьшая объем выпуска каких-то товаров в связи с уменьшением покупательной способности населения, соответственно, уменьшают и свои заработки, избегая, таким образом, банкротства.

При полной приостановке производства определенных товаров работники, занятые на их производстве, переходят на другие предприятия корпорации или идут учиться в корпоративные учебные заведения для получения новых специальностей.

Мы говорили, что для развития кооперативной промышленности в России имеется уникальное по размерам пустое от промышленности пространство. Конкуренцию импортных товаров придется временно ослаблять увеличением таможенных барьеров. В условиях революционного энтузиазма это будет возможно сделать.

Но тут у России имеется еще одно благоприятное обстоятельство — огромное богатство в виде природных ресурсов, которые сейчас приватизированы главным образом выходцами из номенклатуры КПСС и ВЛКСМ, а то и прямо государством Путина. Но богатства эти в любом случае должны принадлежать всему населению страны и управляться избранными населением (на настоящих выборах!) координационными органами. При этом добываться природные ресурсы могут кооперативными коллективами, нанимаемыми по конкурсу.

Средства от реализации ресурсов, переводимые в региональные кооперативные "кассы", помогут им с самого начала вести форсированное воссоздание кооперативной обрабатывающей индустрии и всех с нею связанных отраслей. Разумеется, необходимо будет привлечение из-за рубежа квалифицированных рабочих и инженеров, которые могут работать на строительстве по найму, а при желании с их стороны вступать в соответствующие кооперативы на постоянной основе или на время.

Наступление эры кооперативного уклада, кооперативной демократии и экономики неизбежно в связи с развитием сознания людей и осознания ими своего достоинства и фундаментальных прав.

Несмотря на все зигзаги развития человечества, мы видим, как рабовладельческая эпоха, когда рабы в правах уравнивались со скотом, сменилась на эпоху феодально-крепостническую, и вот — на эпоху капиталистическую. И нет никаких оснований видеть ее вечной. И она уже явно стареет и вырождается на наших глазах.

Каждая новая эпоха увеличивала права людей и уменьшала степень их рабства. Теперь пришла очередь и необходимость избавляться от последних его цепей.

Мы говорили, что кооперативный строй представляет собой синтез (или конвергенцию) рыночной конкуренции и групповой собственности. И, теперь добавим, конкуренция при этом будет несравнимо сильнее, чем при капитализме, особенно в нынешней его финальной фазе: рынок не будет перегорожен гигантскими межнациональными корпорациями, и конкуренция будет мотивировать трудовую деятельность всех работников кооперативных предприятий.

Остается только еще раз повторить пророческие слова Андрея Дмитриевича Сахарова: "Конвергенция социализма и капитализма в конечном итоге единственная альтернатива гибели человечества".

Мы очень любим хвататься за неразборчивые пророчества каких-то ненормальных людей и с подозрительным упорством стараемся не обращать внимания на ясные и логичные предупреждения людей умнейших. Вероятно, потому, что признание их пророчеств морально обязывает нас к борьбе за реализацию этих "пророчеств".

В заключение необходимо сказать о том, что

при упомянутых выше обстоятельствах, облегчающих установление кооперативного строя, имеется вместе с тем и тяжелое сомнение в возможности построения такого строя в России.

Не слишком ли глубоко зашла моральная и умственная деградация российских людей, особенно так называемого среднего класса, из-за которой они не смогут подняться на революцию нового типа, непобедимую при ее всенародности? И времени у россиян на осознание спасительной сущности этой революции остается очень мало, намного меньше, чем в большинстве других стран. Не забудем, что население России продолжает деградировать и вымирать.

Вадим Белоцерковский