Технология и пропагандистское обеспечение путинской аннексии Крыма настолько ученически списаны с гитлеровских судетских прописей, что сравнение двух государственных деятелей, бывшее еще совсем недавно уделом "отморозка и отщепенца" Шендеровича, стало сегодня банальным мейнстримом мирового политического дискурса.

Недавняя россыпь геббельсовских в духе ein Volk ein Reich ein Führer откровений партайгеноссе Пескова идеология лидера, единство нации, нанопятая колонна предателей, глумящихся над возрождением неопознанных русских человечков в Крыму — усиливает впечатление духовной и исторической близости судеб двух евразийских вождей, бросивших вызов объединенным силам атлантизма, глобализма, масонства и сатанизма.

Исторические параллели часто занимательны и поучительны, но, если мы хотим ими воспользоваться для анализа текущих событий, необходимо зафиксировать и существенные различия между сравниваемыми явлениями и фигурами.

В случае Гитлера и Путина некоторые такие отличия очевидны и уже отмечены рядом авторов.

Например, Гитлер не был мультимиллиардером. У него не было в Лондоне близкого подельника и личного финансового кошелька Абрамовича. И не потому, что Гитлер был антисемитом. В случае необходимости такой Абрамович мог бы быть включен в утверждавшийся лично фюрером список "государственно необходимых евреев".

А вот Путин не мог забыть о верном Роме и на своей чудовищной (наши войска будут стоять за спинами украинских женщин и детей) пресс-конференции 4 марта. Посмотрите еще раз с какой страстью и неподдельной вовлеченностью, нервно суча ножками от возмущения, клеймил он жидобандеровца Коломойского, оттяпавшего у Абрамовича аж целых 2 000 000 000 $. Даже выболтал, увлекшись, что лично обсуждал с Абрамовичем обстоятельства этой неудачной для них сделки.

Гитлер был маньяком чудовищной идеи — превосходства германской расы и мирового господства великой Германии. Власть интересовала его как инструмент реализации этой химеры. Аннексия Судет была для него одним из первых шагов к территориальному расширению тысячелетнего рейха.

Крымская операция действительно выглядит слепком с судетской. Но мотивы Путина иные и, чтобы понять логику его дальнейших действий, надо попытаться разобраться в этих мотивах.

Путин — не маньяк собирания русских земель или преодоления крупнейшей геополитической катастрофы ХХ века, как это некоторыми наблюдателями с восторгом или, наоборот, с ужасом воспринимается.

Он не думал о покорении Крыма ни десять лет назад, когда высмеял и жестко осудил эту идею на своей пресс-конференции, ни четыре месяца назад, когда он был уверен, что, сорвав шантажом и подкупом подписание соглашения об ассоциации Украины с ЕС, надолго обеспечил сохранение в Украине той же системы бандитского капитализма, которую он со своей бригадой из кооператива "Озеро" и занюханной дрезденской резидентуры успешно достроил в России.

В свое время случайно и почти против своего желания оказавшийся у власти благодаря бешеной энергии, изобретательности и беспредельному цинизму развязавших для него вторую чеченскую войну Березовского, Абрамовича, Волошина, Юмашева, Дьяченко сегодня он маньяк одной идеи. Идеи пожизненного сохранения себя в этой власти.

Пепел Муаммара Каддафи стучится в его сердце. Он убежден, что с властью потеряет свое огромное состояние, свободу, а может быть и жизнь. Успех Февральской антикриминальной революции в Украине ( а именно в этом была суть Майдана, как он сам был вынужден признать на той же пресс-конференции) смертельно опасен для него. Пример может стать слишком заразительным для подданных его Дзюдохерии.

Вот как простодушно и незатейливо повествует об этом в своей установочной статье на западную аудиторию "Why There Will Be War in Ukraine " знатный кремлевский пропагандист Марков:

"Оппозиционное движение в России, безусловно, захочет использовать успешный опыт и технологии протестов Евромайдана, чтобы с помощью и при финансовой поддержке Запада попытаться осуществить свою собственную революцию в Москве. Его цель — свергнуть президента Владимира Путина.. Путин принял правильное решение — он не стал ждать нападения и предпринял превентивные меры. Многие на Западе говорят, что реакция Кремля была параноидальной, но в Германии евреи думали то же самое о выезде из страны в 1934 году. Большинство из них думали, что они в безопасности, и остались в Германии даже после прихода Гитлера к власти. Печально известная Хрустальная ночь, один из первых ранних этапов "окончательного решения", произошла пять лет спустя. Подобным образом всего четыре года остается до президентских выборов в России в 2018 году, и есть большой риск, что подрывные силы внутри и за пределами России попытаются свергнуть Путина, используя, в частности, свой ??новый плацдарм в Украине.Будет ли война в Украине? Боюсь, что да."

Итак, война в Украине по Маркову-Путину неизбежна и необходима, чтобы предотвратить окончательное решение путинского вопроса ( поражение того на выборах 2018 года ).

Украинская революция должна быть дискредитирована и раздавлена, а российским подданным предложена отвлекающая погремушка. Цель Путина не Крым, а Киев. Крым это пьянящий сознание масс неоимперский наркотик, призванный поддержать рейтинг вождя.

Путин не Гитлер. Он пока еще косящий под него Путлер, "подбирающий украинские земли" и растлевающий сознание своего народа из-за страха потерять власть. Но маска имеет обыкновение прирастать к лицу. Вот Песков, например, вполне уже себе состоявшийся Геббельс. Да и Лавров с каждым днем на глазах риббентропеет. Не говоря уже о гестаповских кадрах, которые просто рвутся с поводка.

Еcть еще одно важное отличие. Путин обладает ядерной кнопкой. Он, надо надеяться, ее не нажмет, да и не сможет он этого сделать без министра обороны и начальника Генерального штаба. Три человека вряд ли одновременно окончательно сойдут с ума. Но поиграть в ядерный покер подобно Ким Чен Ыну, который даже с одним только ведром ядерных помоев заставляет плясать вокруг себя весь "цивилизованный мир", наш Крым Чен Ын обязательно захочет.

Так или иначе путинизм входит в завершающую, самую позорную и самую опасную для России и мира стадию своей эволюции так и не разрешив, а только предельно обнажив свое фундаментальное противоречие:

Патологическая ненависть к Западу как внушаемая обществу тотальная идеология и в то же время абсолютная зависимость от Запада вождей и бенефициаров режима, хранящих там свои криминальные общаки и охваченных плебейской страстью необузданного потребления материальных плодов ненавистной им западной цивилизации.

Андрей Пионтковский