из личного архива Юрия Фельштинского
  • 09-07-2014 (14:21)

Как говорил великий Бжезинский...

Юрий Фельштинский: К дискуссии Андрея Илларионова и Сергея Григорьянца

update: 09-07-2014 (20:33)

Избитая мысль: в споре истина не рождается. Она вообще с трудом достается автору, и точно не в споре. Сам спор всегда оставляет неприятный осадок: от незавершенности процесса, от несговорчивости, а то и того хуже — тупости оппонента. И под конец досадно, что влез в этот дурацкий спор, лишь время потерял или с хорошим человеком разругался публично, ничего не достигнув. Сторонников не стало больше. Противников не уменьшилось. Зачем спорил?

Поэтому, когда я с утра, по привычке зайдя на "Каспаров.ру", увидел там текст Григорьянца, миролюбиво начинающийся словами "Добрый день, Андрей Николаевич...", всё стало ясно: Григорьянц выступает против Илларионова. Остается только понять, по каким пунктам.

С Григорьянцем я не знаком. Илларионова я видел два раза в жизни в Вашингтоне. Про Григорьянца читал. Кое-что мне рассказывал Александр Литвиненко. В частности, что это единственное темное пятно на его абсолютно чистой совести, потому что, когда нужно было сфабриковать дело на Григорьянца, то это он, Литвиненко, придумал подкинуть Григорьянцу патрон.

Был 1998 год. Я тогда только что в Москву прилетел с Марса. Ну, не с Марса, конечно, а из США. Но это примерно то же самое. И тут мне Литвиненко рассказал эту историю: как он подкидывал патрон Григорьянцу. Я всё это слушал и думал, как же можно человека арестовать или задержать за подкинутый патрон. Оказалось, что можно и что это стандартный прием ФСБ.

По теме
Реклама
НОВОСТИ
Реклама
Реклама

Илларионова я читаю, и он мне интересен. В каком-то интервью, когда меня спросили (раздраженно): "Ну, а кого вы можете предложить на должность президента России вместо Путина?", я ответил, что могу назвать трех человек, и точно знаю, что любой из них был бы на этом посту лучше, чем Путин... И назвал трех человек, которых знаю лично: Буковского, Каспарова и Илларионова.

Когда в первом ответе Григорьянца я увидел подзаголовок: "Об Андрее Илларионове, Юлии Латыниной, конгрессе, профсоюзе и украинской войне", я загрустил. Троцкий называл это "амальгамой" — системой, когда на скамью подсудимых сажают группу абсолютно разных людей и начинают обвинять их в совершенных преступлениях. Преступления разные. Но к концу процесса у зрителя создается ощущение, что во всех названных преступлениях виновата вся группа, в то время как разные люди группы на самом деле виноваты лишь в чем-то одном: кто-то убил, кто-то украл, кто-то выступил против Сталина.

Мы все-таки не в 1937 году живем, а в 2014-м. Поэтому предлагать нам текст в формате "Илларионов-запятая-Латынина" как минимум некорректно, а как максимум: вводить нас в заблуждение. Будем считать это недоразумением и двинемся дальше, ко второму тексту Григорьянца против Илларионова: "Сергей Григорьянц о санкциях, интересах США, Европы и России".

Вот это другое дело, один Илларионов, без Латыниной, потому что с Латыниной я уже много спорил и больше не хочу.

 

Отступление о Ю. Латыниной

В сентябре 2009 года, в 10-летнюю годовщину подрыва домов в России, Латынина в эфире "Эха Москвы" раскритиковала (мягко выражаясь) мою с Литвиненко книгу "ФСБ взрывает Россию". Мне позвонили все:

— Юра, ты слышал?

— Слышал, слышал...

— И что, ты так это проглотишь? Ты ничего не ответишь?

— Да не буду я отвечать, мне что, делать больше нечего...

И лег спать. В четыре утра жена разбудила меня вопросом:

— Нет, ну неужели ты не ответишь?

Ай! Провались всё пропадом! Спать всё равно не дадут... Я встал, написал "Открытое письмо Ю. Латыниной", зарегистрировал свой ЖЖ, вывесил в нем написанное и лег спать. Утром выяснилось, что мой текст оказался популярным. Из отзывов читателей в ЖЖ (отзывов было много) один мне запомнился: "Господин Фельштинский, после того что вы сделали с Латыниной, порядочные люди женятся".

Прочитав текст Григорьянца "Добрый день, Андрей Николаевич", я позвонил Илларионову и сказал:

— Андрей, я хочу написать Григорьянцу ответ, который будет начинаться фразой: "Я убедил Илларионова не отвечать Григорьянцу". Я могу это сделать?

— Поздно, — ответил Илларионов, — у меня уже есть ответ.

 

Отступление об эмиграции

Я живу в эмиграции с 1978 года. Из Советского Союза уехали десятки тысяч людей. Многие эмигрировали, потому что ненавидели советскую власть. Я был одним из них. Мой приезд в Бостон буквально совпал с выступлением 8 июня 1978 года Александра Солженицина в Гарвардском университете перед выпускниками этого самого известного американского ВУЗа.

Солженицын закончил свою речь, и с этого момента эмиграцию перестал интересовать Советский Союз, потому что все ввязались в дискуссию по поводу речи Солженицына. Я не буду сейчас пересказывать и перечислять все статьи "за" и "против". Создавались лагеря, направления, журналы. Ссорились друзья — примерно, как сейчас из-за оккупации Крыма. Произошел очевидный раскол между когда-то едиными в своем неприятии империи зла людьми. И как было разобраться, кто из этих в целом хороших людей был прав?

На волне горячих эмигрантских споров о Солженицыне и "плюралистах", в конце 1980 года из СССР эмигрировал Владимир Войнович. К этому времени он был уже всемирно известным писателем, автором книги о Чонкине. Права на ее издание принадлежали известному русскому парижскому издательству "Имка-Пресс". И Войнович, оказавшись за границей, связался с директором издательства Никитой Струве и попросил выплатить ему накопившиеся гонорары. Я не знаю, сколько денег должен был получить Войнович и сколько перечислил ему Струве. Но Войнович суммой остался недоволен и сообщил Струве, что подает в суд. Струве издавал всех, в том числе и Солженицына. Понятно, что скандал и судебный иск дело и некрасивое, и разорительное. Поэтому Струве обратился к Солженицыну за содействием. Худшего посредника, чем Солженицын, найти было трудно. Струве ошибочно посчитал, что писатель Войнович прислушается к мнению коллеги и соотечественника, да к тому же Нобелевского лауреата по литературе. Струве ошибся.

Солженицын не стал себя утруждать звонком Войновичу. Он позвонил общим с Войновичем знакомым — Веронике и Юрию Штейнам (они жили под Нью-Йорком) и попросил связаться с Войновичем и передать мнение Солженицына. Юрий Штейн, человек абсолютно искренний и честный и столь же прямолинейный и неделикатный, позвонил Войновичу:

— Володя, послушай... Мне сейчас звонил Исаич и просил передать тебе следующее... Возьми, пожалуйста, лист бумаги и запиши: "Негоже русскому писателю стоять на коленях перед западным издателем"

Некоторые эмигранты утверждали впоследствии, что фраза Солженицына звучала иначе: "Негоже русскому писателю судиться с русским издателем". Сейчас трудно достоверно узнать, что именно было сказано Солженицыным. Но где нет расхождений в рассказах эмиграции о звонке Штейна Войновичу, так это в ответе Войновича:

— Юра, — сказал Войнович, — возьми лист бумаги и запиши мой ответ.

Штейн с готовностью взял бумагу и ручку.

— Пошел на ###.

В результате этого случайного конфликта мир получил роман "Москва 2042". Не позвонил бы Штейн Войновичу, не было бы романа.

 

Суть претензий Григорьянца к Илларионову

Теперь самое время вернуться к письму Григорьянца. Войнович начал с сатиры на Советский Союз, а закончил сатирой на Солженицына. Григорьянц начал с борьбы с произволом, а закончил борьбой с Илларионовым. Пока Войнович боролся с Солженицыным, возродился Советский Союз (в лице путинской России). Пока Григорьянц борется с Илларионовым, Путин продолжает захваты в Европе. Из текста Григорьянца следует, что точка зрения Илларионова его беспокоит куда больше, чем действия и мировоззрение Путина, поскольку Илларионов утверждает, что принятые в отношении России санкции незначительны и что "только вооруженная помощь НАТО Украине может спасти ее от катастрофы". Григорьянц же считает, что "принятые сразу же меры являются очень чувствительными для России", и "это совсем не маленькое отличие в наших восприятиях событий". Понятно: Илларионов за вооруженную помощь Украине, а Григорьянц лишь за санкции, без военной помощи. Илларионов считает, что помощь Запада Украине недостаточная, Григорьянц — что предостаточная, поскольку иначе европейцам придется мерзнуть без российского газа, а "всем нам — русскому народу" — страдать из-за санкций.

 

Разбор концепции Бжезинского

Должен сказать, что Бжезинскому повезло. Его книгу "Великая шахматная доска" в 1998 году издали в России. Похоже, что это единственная книжка, которую прочитали российские политики и аналитики, трактуя при этом ее абсолютно произвольно, как Ленина, у которого всегда можно было найти цитаты в поддержку любой концепции. Нужно понимать, что Бзежинский был внешнеполитическим советником самого плохого (на мой взгляд и на моей памяти) американского президента Джимми Картера. Наверное, Бжезинский давал Картеру правильные советы, но президент им не следовал.

Так вот, в статье Григорьянца добрая половина посвящена пересказу концепции Бжезинского. Что в этом пересказе принадлежит Бжезинскому, а что Григорьянцу, мне лично разобраться не удалось, поэтому я решил почитать самого Бжезинского, а прочитав, удостоверился в том, что он предлагает в сложившемся российско-украинском конфликте поступить так, как требует здравый смысл и... как предлагает Илларионов (и не только Илларионов): до зубов вооружить Украину для борьбы с российскими бандитами, уже проникшими в эту страну, и на случай будущей полномасштабной агрессии России. Все эти тексты — их очень много, и они абсолютно черно-белые, не допускающие двойного толкования — опубликованы в том числе и в российской прессе. Приведу несколько отрывков.

 

Вашингтон пост, 3 марта 2014 г. (первый текст)

"РИА Новости". Бывший советник президента США в администрации Картера Збигнев Бжезинский призвал президента США Барака Обаму поставлять Украине оружие, в том числе гранатометы, для военных действий в городских условиях. В своей статье он вновь заявляет, что Россия представляет угрозу для Украины, и именно поставки оружия, по его мнению, смогут гарантировать победу украинцам. "Но чтобы быть способными защищать город, нужно иметь ручное противотанковое оружие, ручные гранатометы и кое-какую организацию", — добавил Бжезинский. Он потребовал от Обамы заручиться поддержкой простых американцев. "Он должен убедить их, что это важно и что это требует общенационального взаимопонимания и поддержки", — написал Бжезинский. Он также поддержал введение санкций против России.

 

Вашингтон пост, 3 марта 2014 г. (второй текст)

Бжезинский: "Путинская агрессия на Украине требует ответных мер"

Дальнейшие шаги Путина зависят от того, какой реакции Путин ожидает от НАТО и украинского народа, а реакция Украины, в свою очередь — от реакции населения на "повторы крымской агрессии" и от того, понадеются ли украинцы на реальную поддержку США и НАТО. По мнению Бжезинского, Путин заранее знал, что русскоязычные крымчане одобрят его вторжение, но не мог предугадать реакцию украинских военных в Крыму, так что "пришел в маске, как гангстер-мафиози". "В случае серьезного сопротивления украинских сил он мог бы откреститься от этой инициативы и пойти на попятный". Теперь же успех, возможно, соблазнит Путина повторить "спектакль" в восточных областях Украины. Если получится, не исключена и третья фаза — попытка свергнуть правительство в Киеве. Результат был бы очень похож на двухфазовый захват Гитлером после мюнхенского соглашения Судет в 1938 году и Праги и всей Чехословакии в начале 1939 года.

Многое зависит от того, как ясно Запад продемонстрирует диктатору в Кремле слишком комично подражающего Муссолини и грозно напоминающего Гитлера что НАТО не может пассивно смотреть на начинающуюся войну в Европе. Если Украина будет повержена на глазах бездействующего Запада, недавно приобретенная свобода приграничных Румынии, Польши и трех прибалтийских республик тоже окажется под угрозой.

Из этого не следует, что Запад или США должны угрожать войной. Но односторонние угрожающие действия России означают, что Запад должен немедленно признать нынешнее украинское правительство как законное. Неопределенность относительно формального статуса может подтолкнуть Путина на повторение Крымского маневра. Запад должен дать понять — на этой стадии не публично, чтобы не унижать Россию, — что украинская армия может рассчитывать на прямую и незамедлительную западную помощь для укрепления ее оборонного потенциала. В мозгу Путина не должно быть сомнений относительно того, что нападение на Украину перерастет в долгое и дорогое столкновение, а украинцы не должны бояться того, что останутся в одиночестве в столь сложном положении.

Тем временем военные силы НАТО должны быть приведены в повышенную боевую готовность в соответствии с предусмотренными на этот случай планами. Боевая готовность и немедленная переброска по воздуху в Европу американских воздушно-десантных войск разумна и с политической и с военной точек зрения. Если Запад хочет избежать конфликта, в Кремле не должно быть недопонимания относительно того, что может случиться после очередной авантюры и использования военной силы в центре Европы.

 

Збигнев Бжезинский: почему США обязаны вооружить Украину

На страницах журнала Politico Бжезинский пишет, что американский народ должен понять, как много поставлено на карту и почему США обязаны оказывать помощь Украине — в том числе и оружием, "если переговоры с Россией окажутся безуспешными. Прежде всего, президент должен объяснить, что мы не можем потерпеть международную систему, при которой страны дестабилизируют извне, засылая в них бандитов. И почему эту ответственность должны разделить все наши союзники и друзья, включая китайцев, которым стабильность нужна не меньше чем нам".

Сейчас ветеран политических битв "холодной войны" предвидит полномасштабную военную агрессию России на Украине и доказывает, что США обязаны помочь Украине выстоять. По мнению Бжезинского, эта задача реальна при условии военной помощи США. "Украинцы будут воевать только в том случае, если будут знать, что рано или поздно получат помощь Запада, особенно в поставках оружия, необходимого для успешной обороны городов. Они не побьют русских на полях танковых сражений, но могут побить их в затяжной городской партизанской войне. В этом случае экономическая цена войны для России резко вырастет, и она потеряет политический смысл".

Политолог делает вывод, что США придется дать украинцам оружие для такой войны, включая ручные противотанковые гранатометы и переносные ракетные комплексы.

 

Из интервью Бжезинского CNN, 13 апреля 2014 г.

Я вижу поразительное сходство между тем, что происходит сейчас, и тем, что происходило несколько недель назад в Крыму, и, как мне кажется, оно говорит само за себя. Смотрите, мы видим группу бандитов, одетых в какую-то странную, почти мафиозную форму, на которой нет никаких знаков национальной принадлежности. На вид они чрезвычайно похожи на тех людей, которых мы, к слову, видели в Крыму. И они выкидывают такие вот "трюки" в нескольких городах востока Украины. При этом Россия заявляет, что волнения поднимает местное население.

Россия явно пытается выяснить, сможет ли она захватить эти территории без особого сопротивления и объявить, таким образом, что они сами отделились от Украины. Если же они встретят сопротивление, то введут на Украину те силы, которые сейчас собраны у границы. Перед нами серьезный вызов международного масштаба, вызов международным нормам и стабильности. Вызов системе, которая создавалась так, чтобы страны не полагались на применение силы. Мне кажется, что это уже вызов международному сообществу, а не только Украине.

Многое зависит от того, как поступят сами украинцы. Если они не станут сопротивляться, как они не стали сопротивляться в Крыму, то, конечно, международное сообщество не будет проявлять чрезмерное рвение и поддерживать, по существу, признавших поражение украинцев. Если они решат сопротивляться, они, вероятно, будут шаг за шагом терпеть поражение. Однако если, несмотря на это, они продолжат сопротивление, общественность как внутри западных стран, так и на международном уровне будет оказывать все большее давление на эти страны, думаю, независимо от того, хотят они этого или нет в данный момент, в пользу оказания помощи Украине. Речь идет не о прямом военном участии, а о поставке вооружений.

Если украинцы окажут сопротивление, мы должны им помочь. И если мы скажем им об этом заранее, то больше вероятности, что они станут сопротивляться. А если Россия будет знать, что Украина окажет сопротивление, русские должны будут хорошо подумать, прежде чем начинать такое столь серьезное предприятие. Они рассчитывают на то, что все пройдет мирно, эффективно и в итоге даст бесспорные результаты.

Я выступаю за то, чтобы донести наши намерения до Украины по конфиденциальным каналам так, чтобы их восприняли серьезно, но чтобы Россия была также в курсе наших намерений. Я считаю, что мы должны не пытаться унизить Россию, а предложить ей сделку на тех условиях, что Украина вольна сотрудничать с Европейским союзом и также вольна поддерживать нормальные отношения с Россией.

 

Все это абсолютно не похоже на то, как пересказывает нам позицию Бжезинского Григорьянц: "У Бжезинского, человека с очень хорошим стратегическим мышлением, когда он пишет об Украине присутствуют, хотя и явно не высказанные, три основополагающие посылки".

И дальше идут эти "явно не высказанные три основополагающие посылки". Извините, они не просто "явно не высказаны" Бжезинским. Они от начала и до конца выдуманы самим Григорьянцем, преподнесены читателю как мнение Бжезинского, противопоставлены мнению Илларионова и положены в основу всего критического текста Григорьянца против Илларионова.

Если я правильно понимаю Григорьянца (потому что к Бжезинскому все это отношения не имеет никакого), он считает, что США и Европа заинтересованы прежде всего в сильной стабильной России, так как в противном случае ее захватит Китай и вместо российско-польской и российско-украинской границ будут польско-китайская и украинско-китайская. "Как видите, Андрей Николаевич, все это совершенно не похоже на все, что пишете и, конечно, думаете вы, — заключает Григорьянц. —...Мне точно ближе исполненная здравого смысла и осторожности позиция... Бжезинского... потому, что наше понимание событий реально совпадает и совпадало все эти месяцы, но не совпадало с вашим. Думаю, что ничего дурного в этом нет — все мы имеем право на свои взгляды".

Безусловно. Но я так и не понял, в чем состоят взгляды Григорьянца по вопросу о российско-украинском конфликте.

Postscriptum

Збигнев Бжезинский в 1977—1981 годах был внешнеполитическим советником президента Джимми Картера. При Картере и Бжезинском в США произошли два крупнейших внешнеполитические провала: в 1979 году — захват американского посольства в Иране; в 1980 году — советское вторжение в Афганистан. И в первом, и во втором случае правительство США приняло решение не прибегать к жестким контрмерам. Американские заложники в Иране были освобождены в день прихода к власти Рональда Рейгана, заявившего во время предвыборной кампании, что начнет бомбардировку Ирана в случае, если заложники не будут освобождены к моменту его вступления в должность президента. Рейган начал также оказывать военную помощь афганским партизанам, поставляя им среди прочего оружия "Стрингеры", предопределившие исход советско-афганской войны.

5 июля 2014 года бывший президент США и Нобелевский лауреат мира Картер на частном самолете в компании близких ему людей экстренно вылетел в Россию... на рыбалку. В течение недели он будет ловить семгу на Кольском полуострове. Бжезинский лететь ловить семгу отказался.

Юрий Фельштинский

Реклама
Колонка
Евреи и коммунисты
Евгений Ихлов, любимый кот. Фото: Е. Ихлов
Реклама
Колонка
Путинцы над Парижем
Алексей Мельников. Фото из личного архива
Реклама
Колонка
Дороги взлетают ввысь
Алексей Мельников. Фото из личного архива
Реклама
Реклама