Вот и закончился судебный процесс по делу екатеринбурженки Екатерины Вологжениновой, возбужденному за репосты материалов, направленных против российской агрессии в Украине. Приговор, как и ожидалось, оказался обвинительным, хотя суд, очевидно, на фоне широчайшего общественного резонанса, не рискнул давать матери-одиночке реальный тюремный срок. Екатерину осудили по ч. 1 ст. 282 и приговорили к 320 часам обязательных работ.

О фарсовом характере судилища говорили уже многие. Сотрудники ФСБ в качестве "понятых", обманом врывающиеся в квартиру обвиняемой, поддельные подписи под протоколом допроса, отказ свидетелей от своих показаний, обвинения в "дискредитации политического строя", осуществленного по мотивам "идеологических разногласий" и другие перлы этого "процесса" многократно озвучивались в СМИ. Однако при всем вопиющем характере ситуации можно утешиться тем, что Екатерина страдала не зря. Сфабрикованное против нее дело выявило очень многие моменты, касающиеся современной России, и снабдило их, говоря юридическим языком, доказательственной базой. Назовем лишь некоторые из них:

1. Критика власти в России официально является уголовным преступлением. Именно такая формулировка звучала в обвинительном заключении прокурора: подсудимая проявила негативное отношение "к власти в России, к политическому курсу современной России, к президенту России как к первому лицу и олицетворению власти в России". Справедливости ради стоит сказать, что суд исключил из приговора обвинения, касающиеся лично Владимира Путина.

2. Не менее страшным преступлением является, цитирую, "диалог, то есть обмен мнениями", попытка убедить других людей в правильности своей точки зрения — из этого же обвинительного заключения. Особенно неприемлемо для российских властей, если граждане смеют при этом проявлять эмоции.

3. Все граждане России, или как минимум москвичи, по мнению ФСБ, — оккупанты. Данное "откровение" взято из лингвистической экспертизы по делу, подготовленной "экспертом" ФСБ Мочаловой. В своем заключении по делу Мочалова обвинила Екатерину в том, что та разжигает ненависть к русским, к "русскоязычному населению ДНР и ЛНР" и к москвичам, которых эксперт в погонах выделила в отдельную нацию. Вывод об этом был сделан на основании плаката "Смерть московским оккупантам!". Получается, "россияне" и "оккупанты" в глазах правоохранителей — это синонимы. Суд признал экспертизу приемлемой и компетентной.

4. Приговор и обвинительное заключение — это фактическое документальное свидетельство того, что Следственный комитет, ФСБ, прокуратура, а вслед за ними и суд осуществляют всецелую поддержку и защиту боевиков и террористов, воюющих на территории соседней страны, не только от обязательного уголовного преследования, но даже от обывательской критики.

Напомним: прокурор отметила в своем заключении, что Вологженинова "пыталась сформировать негативное отношение к добровольцам из России, воюющим на стороне ДНР и ЛНР", тем самым официально продемонстрировав отношение российской прокуратуры к наемникам, поехавшим в чужую страну, чтобы убивать ее жителей. Такая же формулировка имелась и в обвинительном заключении, сделанном на основании материалов ФСБ, где Екатерина обвинялась в "возбуждении ненависти и вражды по отношению к представителям власти в современной России, по отношению к добровольцам из России, воюющим на стороне ополченцев с востока Украины".

5. Никакие процессуальные нарушения (даже подделка подписей и другие вопиющие несоответствия закону при проведении обыска и допроса) не являются основанием для удовлетворения ходатайств защиты. Проще говоря, об уголовном процессе как таковом в России можно забыть — равно как и о полноценной реализации права на защиту. Так, в приговоре прямо указано, что "утверждение Вологжениновой о поддельной подписи опровергнуто утверждением следователя Духовнева", а следовательно, протокол является допустимым.

Вот лишь краткий и неполный обзор выводов, которые получили свое подтверждение в этом процессе — как говорится, все, что вы хотели знать о России, но боялись спросить. Но на фоне растущего беспредела есть и одна, бесспорно, хорошая новость — небывалое мужество самых обычных россиян, рискнувших бросить вызов репрессивной системе и открыто высказаться против войны прямо в зале суда. Воистину, такого резонансного антивоенного эффекта, которого достиг скандальный процесс, не мог добиться ни многотысячный Марш мира, ни другие многочисленные митинги и пикеты.

Выступление адвоката Романа Качанова по праву может считаться образцом не только юридической этики, но и гражданского мужества, а огромная поддержка со стороны друзей, в частности активистов движения "Екатеринбург — за свободу", привела к тому, что о деле обычного продавца-кассира узнала не только вся Россия, но и представители консульств пяти западных стран. "Дело Вологжениновой" показало, что помимо "официальной" России — лживой, жестокой и беззаконной — существует и другая: искренняя, благородная и жертвенная. И за то, что у нас была возможность увидеть такую Россию, мы в первую очередь должны благодарить Екатерину и ее соратников.

Ксения Кириллова