Милитаристский паук. Фото: ags-cpcd.narod.ru
  • 23-02-2017 (21:25)

Непраздничный "праздник"

Блогосфера о праздновании 23 февраля

update: 27-02-2017 (11:51)

Сама дата 23 февраля в качестве "дня защитника" более чем спорна — это день развала фронта в 1918-м, который был впоследствии прикрыт советским праздником. Пока на ТВ бушует очередной милитаристско-пропагандистский шквал, о своем отношении как к идее "праздника", так и к самой призывной рабовладельческой армии говорит блогосфера. И это отношение отнюдь не радостное.

Аркадий Бабченко:

"Я служил в армии. Два раза. Дослужился до самого высшего солдатского звания. Старшина. Одно время занимал самую высшую возможную сержантскую должность. Командир взвода. Побывал на четырех войнах, затеянных богохранимой Родиной. Ни одна из них не являлась защитой Отечества. Все являлись нападением Отечества. Сидя сейчас в Праге, в режиме "пора валить" от посадки этим самым Отечеством в тюрьму, могу сказать одно — мне теперь так до п***ы на все эти праздники... Вообще из параллельной реальности".

Алина Витухновская:

По теме
Реклама
НОВОСТИ
Реклама
Реклама

"ПОРТВЕШКОВЫЕ ПЛЯСКИ

Праздники вроде 23 февраля — это гнилозубые портвешковые пляски автохтонных "сверхчеловеков", людей, принужденных быть "мужчинами", чтобы защищать свою "родину" с фрейгистским колпаком на лысом черепе (удар её будет фатален). Это праздник потешных солдатиков, обслуживающих безликую "госпожу" — "империю", умерщвляемых по праву, отнятому у них родиной.

По сути — граждане — это бесплатный рабочий персонал, культивируемые с детства к милитаризму, невинные ангелочки, испохабившие свою красоту во имя волосатых, мускулистых, уродцев — этих "сильных и опасных мужчин", как пишут об апофеозе нээстетичности и асексуальности (мы говорим о сексуальности лишь как о стиле, как дорианогреевщине, лолиточности, а не как о премете продолжения рода, бытия, сансарного фаллоса, те культурологически импринтингованные и бессубъектные (ибо мы писали уже о том, что страсть к парности — синоним бессубъектности.)

Ты не сверхчеловек, ты ничто без кого-то. Сверхчеловек же даже в пошлейшей классической трактовке — не испытывает нужды в Другом. Другой — вообще производное гуманистического психоанализа. Какая-то у вас логическая несостыковочка выходит, друзья (ой, враги)".

"23 февраля 1918 года Германия предъявила Совнаркому ультиматум. В ночь на 24-е Совнарком принял его. 1 марта немцы вступили в Киев", — раскрывает смысл "праздника" Павел Шехтман.

Егор Седов:

"Скажу только одно: 23 февраля 1992 года можно было предсказать весь этот самый путинизм и все прочее. Только лишь глянув на фейерверк, который устроили в нищем городе.

Почему?

Потому что настоящая революция сносит к чертям всю старую символику, включая праздничные даты — во всяком случае, все идеологические. Иногда доходит до попыток введения "республиканского календаря" (хотя это — перегиб) и до смены лунного календаря на европейский в Японии (а вот это прижилось).

Так поступать необходимо. Символы правят сознанием. А если в свободной и, как минимум, некоммунистической стране вдруг устроили фейерверк в честь большевистской армии — все, пропал калабуховский дом.

Значит, СССР — остался.

Тогда (по молодости лет) я всего лишь высказал удивление. А надо было марш Шопена напеть...

А главное, праздник-то какой позорный! Прикрывающий, как дырявый фиговый листок, бегство командующего Дыбенко с фронта.

А еще 23 февраля — день геноцида ингушей. И вот это важно, это надо помнить.
А еще милитаристская дата — это совсем не "мужской день". Это День истребления мужчин. Даже в мирное время в стране с армией из призванных под угрозой тюрьмы рабов.

Но жизнь придумывает и хорошее на каждую дату, День освобождения Ильдара Дадина — вот этот праздник мне по душе".

Михаил Колобердин:

"Предлагаю праздновать 15 августа.

15 августа 1920 года в селе Хитрово Тамбовского уезда, местный комитет Союза трудового крестьянства разоружил советский продотряд. Этот день считается началом самого крупного в истории антисоветского крестьянского восстания, в котором участвовало несколько миллионов русских крестьян, и для подавления которого советский режим применял захваченную у царского режима крупнокалиберную артиллерию, пулеметы, химическое оружие...

Политическая программа восстания строилась на демократической основе под лозунгами свержения большевистской диктатуры, созыва Учредительного собрания, восстановления политических и экономических свобод".

Павел Пряников:

"Раз уж сегодня День Советской армии. Представитель американского Красного Креста Крамер в 1922 году в Поволжье сфотографировал отряд красноармейцев. Уже побеждены белые, иностранные отряды покинули Россию.

(Интересно, что ни у кого нет сапог, все в обмотках и ботинках, поставлявшихся в Россию Антантой)".

Даниил Коцюбинский:

"День Тюрьмы...

23 февраля для меня — не праздник. И не потому что в этот день ничего победоносного в истории нашей доблестной армии не случилось (а совсем наоборот — случилась фактическая капитуляция советской России перед кайзеровской Германией, да и чёрт с ней, с советской Россией).

В этот день я всегда вспоминаю тех, кто погиб в нашей армии уже в т.н. мирное время, когда, казалось бы, смерть не имела права отнимать жизнь у молодых людей".

Владимир Козионов:

"Чем еще запомнилась армия. Смертью.

Первый случай — в учебке у курсанта сперли шинель. Команда — без шинели не возвращайся, копай, но найди.

Копать паренек не стал. Просто повесился.

Второй — в полку, в Германии.

Часовой-узбек застрелил разводящего сержантика. Не знал языка, как обычно, не расслышал фразы "Разводящий со сменой".

Третий — механику-водителю танка люком снесло голову, на учениях. Закрытый гроб.
Четвертый — в институте. Хоронили капитана Монастырлы, капитана-химика с военной кафедры. Траванули в Афгане, со слов — химической гранатой. Болел долго и мучительно.
А так да, праздник нападающего на Отечества.

Такие дела".

Игорь Эйдман:

"Почему я "откосил" от армии.

23 февраля я не праздную день советской или российской армии. В армии, к счастью, не служил. Я ненавижу милитаризм. И меня невозможно заставить шагать строем и, не раздумывая, подчиняться приказам. Я просто не умею этого делать.

23 февраля я с благодарностью вспоминаю мою маму-врача и ее приятельниц-коллег, которые помогли мне откосить от армии и тем самым уберегли от двухлетнего рабства. Делали знакомые мамы это совершенно бесплатно, хотя сильно рисковали. Просто они были нормальными людьми и хотели помочь юному человеку избежать армейского зла.

Я не абсолютный пацифист и мог бы взять в руки оружие, если бы решил, что только таким образом смогу защитить себя и своих близких. Но никогда не отдал бы себя добровольно в армейское рабство кровавому молоху милитаристского государства".

"От риска оказаться в армии меня избавила быстрая защита кандидатской после окончания универа. Так что имею за плечами только два года военной кафедры и слава богу. Ибо не перевариваю муштру, зубрежку уставов и пропитые физиономии полканов (как мы называли преподов-подполковников). Хотя еще в школе получил первый спортивный разряд по стрельбе, не смог бы стрелять в живых существ даже на охоте", — пишет блогер Alexander Bumb.

Блогер Филипп Артуа:

"Что празднуем, защитники?

Мы смогли защитить от чего-то свою Родину?

Именно мы, не наши дедушки и бабушки, а конкретно мы — носящие и носившие погоны, проходящие сейчас активный период жизни.

Мы что, предотвратили приход к власти в нашей стране организованной преступной группы путина?

Мы использовали все наши оперативные и боевые навыки для сохранения нашей страны — как свободной, идущей по пути демократии, удобной для жизни?

Мы защитили наших детей, мы обеспечили им достойную систему образования, мы гарантировали им достойную жизнь, в которой можно честно работать и хорошо жить?

Мы защитили наших стариков, создали реальную пенсионную систему, мы отбили от путинистов доступное медицинское обеспечение?

Мы сделали, хоть что-нибудь реальное, для того, чтобы наши мальчишки, наши дети снова не погибали в других странах — не за Свободу нашего Отечества, а за несвободу чужого?

Мы защитили их, наших детей от ужаса убийства, от ночного, во сне, хождения в атаку, от воя на могилах друзей и инвалидности в двадцать лет?

Мы, может быть,защитили наших женщин от похоронок, приходящих им на их детей и мужей с войн, которых нет?

С войн, в которых никто не нападал на нашу страну, которые ведутся десятилетиями, только ради сохранения власти преступников.

Мы защитили людей в Грузии и в Украине, считавших нас братьями и сёстрами, когда ради сохранения власти над нами — преступники пришли убивать их?

Мы и сегодня что-то защищаем?

От кого?

Для меня, сегодня, настоящие защитники Отечества — это люди, противостоящие преступной, убивающей мою страну, "власти".

И в женщине с антивоенным плакатом на Невском, в старике, читающем громко текст Конституции у госдуры, в двадцатилетней девушке, стоявшей в украинском венке и сине-желтой одежде в кольце омоновцев первого мая у "Октябрьского" — больше Чести чем в нас сейчас.

Потому, что мы с вами умеем, мы солдаты.

А они не умеют, но Воины.

Для меня сегодня только день памяти о ребятах, что уходили не за флаг или страну — уходили за тех, кто стоял рядом, кто закрывал спину и готов был уйти за них.

Только так вышло, что мы вернулись.

И пытаемся с этим жить".

Андрей Шипилов:

"Этими стихами Леонида Филатова я хочу поздравить всех тех, кто выполняет свой долг перед родиной.

Пред Родиной, конечно, неудобно...
Долги, конечно, надо отдавать...
Но почему она — в уплату долга -
С вас требует кого-то убивать?

И коль у вас пред ней долги такие,
Что даже жизнь — в уплату их — пустяк,
То хочется спросить вас, дорогие,
Зачем же вы одалживались так?

Коль Родина удар наносит сзади,
Да так, что аж в глазах потом круги,
То лучше, дорогие, не влезайте
Вы к этой страшной Родине в долги".

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...