Ядерный шантаж — семейный бизнес корейских диктаторов-людоедов, моривших свой народ-чучхоносец голодом. Начинал еще дедушка, выведший корейский атомный комплекс, созданный СССР, из-под контроля МАГАТЭ. Совершенства достиг папашка, размахивавший ведром с ядерными помоями и заставивший Запад плясать перед ним на многосторонних переговорах и снабжать его в порядке гуманитарной помощи энергоресурсами, жмыхом для населения и изысканными яствами для него самого.

Для Кимов это был прежде всего бизнес, кроме того, человеческое тщеславие, желание обратить на себя внимание окружающих и казаться значительными в их глазах. Все что угодно, только не стремление режима защитить себя от некой внешней угрозы. Такой угрозы для режима КНДР просто не существует, вернее не существовало до самого последнего времени, пока ее не создал, наконец, своими упорными усилиями сам Ким III.

Нападение на Северную Корею логистически и политически невозможно без согласия и без активного участия Кореи Южной. Политический класс Южной Кореи примерно поровну разделен на левых и правых. Левые, как это и принято у полезных буржуазных идиотов, с большой симпатией (но на расстоянии, конечно) относились к режиму Кимов, видя в нем воплощение своих девичьих марксистских грез о социальной справедливости. Правые до 1990 года действительно подумывали иногда о возможном в светлом будущем воссоединении Кореи. Но опыт объединения Германии, за которое западным немцам пришлось заплатить громадную экономическую, а восточным психологическую цену, отрезвил их. Ведь по сравнению с двумя Кореями ГДР и ФРГ были почти однояйцовыми близнецами. Западногерманское общество переварило, в конце концов, братьев своих меньших, поголовно стучавших друг на друга в Штази. Чучхоносцы готовы были стучать на самих себя, терзаясь от сознания своей недостаточной эротической любви к живым божествам Кимам. С этим нечеловеческим материалом производители "Самсунгов" наверняка не справились бы.

Итак, никакой внешней угрозы не было. Но в то же время никто из членов Святого семейства не мог чувствовать себя в безопасности. И никакие гарантии, клятвы, подписанные договоры, искренние заверения проклятого Запада не могли бы им этой безопасности предоставить. Брат Кима был отравлен в прямом эфире. Дядюшка не то расстрелян, не то отдан на растерзание псам. Легли бы чуть иначе дворцовые расклады, та же участь могла бы постигнуть и самое Верховное божество. Таковы профессиональные риски любого диктатора. И никакими ядерными арсеналами эти риски не снять.

Чем же тогда объяснить такой бурный взлет корейской ракетно-ядерной программы — как технологической так и концептуальный — в последние год-полтора?! Во-первых, "талантливые" северокорейские ученые стремительно берут один за другим барьеры, на преодоление которых у их американских и советских коллег уходили годы — межконтинентальные ракеты, водородная бомба, миниатюризация боеголовок, подводные ракетоносцы. Во-вторых, громко заявляется новая стратегическая цель, — способность уничтожить водородной бомбой американский мегаполис, забить до смерти США как бешеную собаку.

На какую реакцию "бешеной собаки" следует рассчитывать после такого рода заявлений? Ну, вот на такую примерно, видимо:

"Если кто-то хотя бы попытается использовать средства, сопоставимые со средствами массового уничтожения в отношении нашей страны, мы будем отвечать мерами, адекватными угрозе. По всем местам, где находятся террористы, организаторы преступлений, их идейные и финансовые вдохновители. Подчеркиваю, где бы они ни находились".

"В таких случаях, и я это официально подтверждаю, мы будем наносить удары. В том числе превентивные"

Нет, нет, это не президент Трамп и его "бешеный пес" министр обороны Мэттис. Это президент Путин и его "бешеный пес"— министр обороны Иванов. Их заявления, сделанные соответственно 22 сентября и 28 октября 2002 года. А ведь Путина и Иванова в 2002 году никто не угрожал забивать до смерти как бешеных псов. Они просто так, на всякий случай предупредили. Так что же вы теперь хотите от Трампа и Мэттиса?

Впрочем, почти все американские леволиберальные media, так дружно и заслуженно клеймившие Трампа за путинофильские настроения, теперь начали хором повторять навеянные им из Кремля тезисы по корейскому вопросу:

Северокорейцы вынуждены были создать ракетно-ядерный потенциал, чтобы обеспечить свою безопасность. В корейском кризисе нет военного решения. Надо смириться с реальностью. Северная Корея — ядерная держава. Ничего страшного и ничего нового в этом нет. Научились же мы, американцы, жить с ядерным СССР, а затем и с ядерным Китаем.

Это ложь, почти убедительная для непрофессионала. Но профессионалы знают, что ядерные пары СССР — США и Китай — США стабильны, потому что каждая из сторон в этих парах обладает "second-strike capability". Поэтому даже в острой политической ситуации ни у одной из сторон не будет стимула для первого удара.

Ядерная же пара КНДР — США предельно нестабильна. У КНДР в обстановке кризиса всегда будет стремление поскорее шарахнуть своим ограниченным ресурсом, пока противник его не уничтожил. А у США — ликвидировать этот ресурс, пока они действительно не потеряют несколько миллионов жителей одного из мегаполисов.

Кроме того, признание американцами КНДР ядерной державой "в законе" и переход в отношениях с ней к политике взаимного сдерживания означал бы их автоматический отказ от обязательств по отношению к своим союзникам — Южной Корее и Японии. О каких гарантиях безопасности может идти речь, если в случае нападения ядерной КНДР на Южную Корею американцам придется выбирать между Сеулом и Силиконовой долиной.

Об этой неспособности защитить своих союзников как уже о свершившемся факте с восторгом вещают российские телепропагандоны на своих сборищах нечестивых. Радуясь, что стратегическая немощь США будет замечена и их европейскими союзниками и неспособная более полагаться на американские гарантии безопасности Европа вынуждена будут "договариваться" с Великим Пу.

Эта телевизионная вакханалия с головой выдает, кто стоит за невероятным "прогрессом" Ким Чен Ына. Конечно, Крым Пут Ин, сам матерый ядерный шантажист. Он вооружил младшенького коллегу продвинутыми ядерными технологиями и соблазнил его пьянящей перспективой сделать Японию и Южную Корею своими беспомощными заложниками.

Ин необыкновенно воспрял в последние дни и носится с форума на форум, отчаянно пиаря пухленького Ына, который одну траву готов есть, и пугая США и Южную Корею миллионами жертв, если те попытаются Кима остановить.

В этой связи наш выдающийся гуманист и миротворец постоянно и с большой озабоченностью напоминает о северокорейской артиллерии (около тысячи установок), сосредоточенной вдоль демилитаризованной зоны и способной уничтожить Сеул. Не очень убедительный шантаж. Если уж США решатся на превентивный удар по ядерным объектам Пхеньяна, то у них найдутся и дополнительные "Томагавки" для одновременного уничтожения и всей этой артиллерии. Конечно, элемент риска присутствует в любой военной операции, но не Пу и не американцам, а прежде всего самим южнокорейцам решать, готовы ли они пойти на этот риск.

И судя по заявлению президента Корейской Республики Муна 15 сентября, готовы. Еще неделю назад убежденный либерал Мун говорил о необходимости конструктивного диалога с дорогими соотечественниками. А на этот раз — о возможном уничтожении КНДР (breaking into shatters) в случае продолжения ею безрассудных провокаций. Риск совместной с США военной операции представляется сегодня корейцам меньшей опасностью, чем перспектива остаться один на один с ядерным маньяком. Ин с Ыном славно поработали вместе в последние дни.

На самом деле генштабистов США и Южной Кореи гораздо больше, чем северокорейская артиллерия на границе, беспокоил другой сценарий. Возможность после успешной ядерной кастрации и физической ликвидации Ына вляпаться в ремейк кровопролитной конвенциональной войны 50-53 годов прошлого века с участием миллиона "китайских добровольцев".

Китайцы обязательно вмешаются в ситуацию, как вмешались они в 51-м после провала агрессии Ким Ир Сена, разгрома северокорейской армии и взятия Пхеньяна войсками ООН. Их тогда совершенно не устраивала единая Корея под американским влиянием на их границе. Не устраивала в 1951-м, не устраивает и в 2017-м.

Но есть фундаментальная разница в ситуации на корейском полуострове в 1951-м и 2017-м, и эта разница позволяет США и Китаю найти этюдное решение, устраивающее всех. Они о нем, как я полагаю, уже задумываются, но пока еще стесняются в этом признаться. Если нет, с удовольствием подсказываю Си и Трампу, как им получить Нобелевскую премию мира. Гораздо более заслуженную, кстати, нежели обамовская.

Ни Южная Корея, ни США не стремятся к объединению корейского полуострова. Но им очень нужна его денуклеаризация. Китай хочет сохранить свое влияние в Северной Корее, которую он рассматривает как своего рода буферную зону. Нетрудно видеть, что стратегические цели сторон вполне совместимы. Трампу и Тиллерсону, а еще лучше более толковой паре — генералу Мэттису и госпоже Хейли — стоит встретиться с товарищем Си, чтобы предельно откровенно и конкретно все с ним обсудить.

После того как США и Китай достигнут полного взаимопонимания относительно желаемого итога разрешения корейского кризиса, сценарий его достижения станет для них чисто технической задачей. Уже не опасаясь перспективы появления у себя под боком объединенной Кореи и американских войск в придачу, добрый китайский следователь сможет значительно увеличить свое экономическое и политическое давление на Пхеньян.

Если этого будет недостаточно, злой американский следователь, уже не опасаясь перспективы военной конфронтации с "китайскими добровольцами", сможет позволить себе использовать и силовые аргументы.

Так или иначе, у власти в Пхеньяне окажется прокитайское правительство, которое откажется от ракетно-ядерной программы своих предшественников. В качестве дополнительного бонуса для китайцев Южная Корея откажется в ответ от развертывания на своей территории системы ПРО.

Исторически подкованный читатель заметит, что этот план напоминает мюнхенский сговор, пакт Молотова — Риббентропа, ялтинский раздел Европы. И будет неправ. Уникальность корейской сделки Китая и США в том, что в ней не будет стороны-жертвы. Южная Корея избавляется от смертельной опасности и получает больше возможностей для гуманитарных и экономических контактов с Севером. Для северокорейцев коммунистическая диктатура китайского разлива покажется благодатной оттепелью после правления Кимов. Именно такая социальная барокамера необходима им лет на 20-30 (чтобы выросло новое поколение) прежде чем задумываться об объединении с южнокорейской моделью развития. Сегодня чучхоносцы не выдержали бы чудовищного футурошока.

Выигрывают все. Пролетают только два ядерных маньяка — Ким Чен Ын и Крым Пут Ин. Как фанера над Парижем. Или как "Хвасон-14" над Хоккайдо.

Андрей Пионтковский