Несколько недель назад Конституционный суд РФ принял решение, что закон о партиях, требующий от каждой из них 50 тысяч членов и организации более чем в половине регионов страны, не противоречит Основному закону. С помощью новых цифр, посчитали главные российские судьи, законодатель решает важную на данном этапе развития страны задачу – укрупняет партии, оставляя в политическом пространстве только большие, солидные образования.

Я УТВЕРЖДАЮ, что сейчас российскому обществу нужно ровно обратное – не укрепление сложившейся системы политических партий, а ее демонтаж. Надо не гнаться за габаритами, а обратить внимание на качество сложившихся структур, которые принято называть партиями. Взглянув на них непредвзято, приходится сделать неутешительный вывод: если мы хотим жить в стране с нормальными демократическими институтами, одним из которых являются политические партии, нам придется создавать партийную систему практически заново. "Почему?", спросите вы. Отвечу: потому что в современной России просто НЕТ ПАРТИЙ.

"Единую" и "Справедливую" "России" я даже не буду подробно обсуждать – всем ясно, что они созданы для чиновников и состоят из чиновников (более удачливых – в случае единороссов и менее - в случае справедливороссов). Но почему я отказываю в партийности таким политическим "старичкам", как "Яблоко", КПРФ и СПС, а заодно и еще дюжине представителей "малых форм", которым удалось пройти через законодательный лабиринт с Минюстом вместо Минотавра и Администрацией президента вместо Ариадны.

Начнем с определений (Словарь по общественным наукам. Глоссарий.Ru): Политическая партия - имеющее устойчивую структуру и постоянный характер деятельности независимое общественное объединение, выражающее политическую волю своих членов и сторонников и ставящее своими задачами участие:

  • в определении политического курса государства;
  • в формировании органов государственной власти и управления;
  • в осуществлении власти через своих представителей, избранных в представительные органы власти.

Да, внешне и КПРФ, и "Яблоко", и СПС подходят под определение партии: они имеют "устойчивую структуру и постоянный характер деятельности". Однако уже при анализе функциональных характеристик мы понимаем, что реальная политическая деятельность во многом превращена в имитацию. Нынешние партии более не имеют никакого отношения к транслированию политических, экономических и социальных интересов каких-либо групп населения, иными словами - они не выражают политическую волю своих членов и сторонников. Почему КПРФ не идет на жесткую конфронтацию даже с Зурабовым, министерство которого нарушает социальные права граждан? Почему не выражает однозначную поддержку свободным профсоюзам, борющимся против нарушения Трудового кодекса. А ведь их избиратели наверняка имеют на это политическую волю. Услышали ли мы голоса лидеров "Яблока" и СПС в поддержку письма академиков, выступивших против клерикализации страны? И где политическая оценка применения карательной психиатрии в Мурманске? А ведь многим рядовым членам и сторонникам этих партий есть что сказать по этому поводу. Единственным исключением в этом ряду можно считать, как ни странно, "Великую Россию", которая последовательно и четко артикулирует ксенофобские взгляды части российского общества.

Партии, называющие себя оппозиционными, не выражают политическую волю своего электората и в главном вопросе. Спросите сторонников КПРФ, СПС или "Яблока", хотят ли они сохранения существующего недемократического, антисоциального и одновременно нелиберального режима в России. Уверен, большинство ответит "нет". Однако руководство этих партий не делает ничего для его смены. Причина в том, что они не ставят своей задачей реальную борьбу за власть. Власть, а тем более борьба за нее – это дело в нашей стране всегда рискованное. А вот имитация такой борьбы по предварительной договоренности с Кремлем - это как раз то, что нужно для сохранения статус-кво, чего, в сущности, и добивается партийное руководство.

Впрочем, во многом разложение партийной структуры в России - процесс объективный. В стране, где у партий не осталось способов участия в политическом процессе, вымирают и сами партии, как побочная ветвь эволюции. Роль партий в реальной политике и в реальном управлении страной давно сведена к нулю. Идея попадания в Госдуму любой ценой, которая сейчас стала мейнстримом для всех зарегистрированных участников процесса, обесценена простым фактом – парламент в нашей стране перестал быть властью де-факто и нынешний режим сделает все, чтобы он таковой не стал.

Поэтому, собственно, сегодня любой партийный проект в традиционном формате, который сложился в 90-е, обречен на провал, так как ни при каких условиях не может выполнить поставленных задач. Любая лидерская партия (даже если это партия оппозиционного лидера), не сможет изменить ситуацию в стране. Изменение возможно исключительно при широком движении снизу (и оно уже происходит) с одновременной готовностью лидеров оппозиционных партий к диалогу и заключению коалиционных соглашений в ходе РЕАЛЬНОЙ политической борьбы, а не имитационных проектов, вроде кулуарного назначения того или иного "старого" или "молодого" лидера единственным "единым кандидатом".

Так что реальная задача, которая сейчас стоит перед российским обществом – реформирование партийной системы, избавление от безжизненных монстров, в которых превратились партии. Очевидно, сделать это чрезвычайно сложно. И проблема тут не только в противодействии властей и позиции, которую занимают сегодняшняя системная оппозиция. Дело в самом нашем обществе, не обладающем ни опытом, ни институциональными возможностями транслировать свою политическую волю политикам (а в том, что у многих такая политическая воля уже появилась, я уверен).

Кризис идентичности, о котором так долго говорили культурологи, затронул многие стороны жизни распавшейся советской империи: живущие в нашей стране люди не готовы соотносить себя не только со страной, но даже с городом, двором и домом, где они живут; большинство не определяет ни своей национальной, ни классовой принадлежности. Что же говорить о самоопределении в более сложном пространстве политики. Огромные выстроенные сверху вниз партии не способны прорваться в сферу интересов подавляющего большинства наших сограждан. Россияне больше не верят политикам из телевизора – те столь часто обманывали их ожидания, что любые пиартехнологии, кроме откровенных фальсификаций, уже начали терять смысл. Чтобы вернуть в нашу политику политические партии, нам надо начинать заново выстраивать наше общество – от личностных отношений¸ снизу вверх. Так, чтобы партии создавались из сильных личностей, наделенных доверием других людей, а не из одной единственной личности и тысяч функционеров, превративших свою политическую деятельность в способ зарабатывания денег, и не более того (вспомним хотя бы пресловутую продажу мест в предвыборных списках).

Одним из эффективных методов возрождения партий мог бы стать переход к иной системе выборов в парламент – не по партийным спискам (что, как мы видим на данном этапе развития наших политических институтов, приводит к еще большему выхолащиванию смысла из понятия "политическая партия"), а по одномандатным округам. В этом случае люди воочию увидят тех, кто готов идти в политику, смогут пообщаться с ними на личностном уровне, оценить их ПЕРСОНАЛЬНЫЕ качества: ум, честность, навыки публичной политики, профессионализм. Обезличенность наших сегодняшних партий – это следствие все той же системы партийных списков, когда человек, избирающийся депутатом, больше не является политиком – он функционер, чиновник, но не политик. Во внутривидовой борьбе, которая, как известно, бывает самой ожесточенной, в партиях выживает именно такой подвид, так как, во-первых, в нашей стране политическая деятельность не является публичной, а во-вторых, в нее вовлечено очень мало простых людей.

Пресловутое укрупнение партий не приводит к вхождению граждан в политический процесс по одной простой причине: что бы мы ни строили, у нас всегда воспроизводится модель под условным названием "КПСС" – монструозное, неэффективное образование с несменяемым руководством и непрозрачными процедурами принятия решений.

Мне могут возразить, что одномандатная система имеет свои существенные изъяны. В ней велика роль пиара, компромата и денег. Да, это так. Но это нормальные беды формирующейся демократии. Одномандатная система, при всех своих изъянах сегодня, очевидно, меньшее из зол. Она не только вовлекает в политический процесс больше людей, обеспечивает более частую сменяемость кадров, но и создает почву для возникновения новых партий, основанных на взаимодействии политиков, уже имеющих опыт реальной борьбы.

Гарри Каспаров

Вы можете оставить свои комментарии здесь