Участники съезда политзаключенных, открывшегося в Москве 6 июля, решили создать Союз заключенных, который защищал бы права бывших и нынешних заключенных, а также людей, подвергающихся судебному преследованию. Об этом сообщил корреспондент Собкор®ru, присутствующий на мероприятии, главными организаторами которого выступили нацболы.

Их лидер Эдуард Лимонов, в свою очередь, предложил ежегодно отмечать День заключенного 14 сентября. Писатель и политик отметил, что в России практически в каждой семье кто-нибудь сидел, и такая инициатива привлечет на стороны оппозиции симпатии большого количества людей.

В проекте резолюции съезда политзаключенных значатся три основных требования к российской власти: немедленно освободить всех политзаключенных, провести широкую амнистию и отправить в отставку главу Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Юрия Калинина. Политзаключенные считают, что главой ФСИН должен стать гражданский человек, способный реформировать эту систему в гуманистическом ключе. Кроме того, съезд политзаключенных планирует потребовать ряда изменений в российском законодательстве, исключить признание из допустимых доказательств, провести выборы судей всех уровней, ввести обязательный адвокатский стаж для судей и ввести в план практики студентов, специализирующихся на уголовном праве, обязательное временное пребывание в действующем СИЗО.

Выступивший на съезде бывший политзаключенный Михаил Трепашкин, осужденный по обвинению в разглашении государственной тайны, констатировал, что современное российское правосудие остается, по сути, административным органом, а не самостоятельной ветвью власти.

Трепашкин заявил, что в российские суды обращаться бесполезно, а добиваться справедливости следует через международные органы – такие, как Совет Европы и ООН. Он отметил, что одной из сложностей при донесении до международного сообщества информации о политзаключенных в России является то, что российские власти всегда стараются представить дело так, будто эти люди осуждены за уголовные преступления, а не по политическим мотивам.

Касаясь вопроса о понятии "политзаключенный", Трепашкин отметил, что, на его взгляд, это обозначение следует применять к тем заключенным, которые могут повлиять на политику. Остальных людей, пострадавших за свои убеждения, с точки зрения Трепашкина, следует квалифицировать как "узников совести".

Участник съезда, защищавший многих политзаключенных, адвокат Сергей Беляк начал свое выступление с констатации факта, что никакой судебной реформы в России не проводится. "То, что на судей надели мантии, а в зале суда повесили герб двухглавого орла, реформой не является", – заявил он.

Беляк рассказал о систематических пытках и бесчеловечных условиях содержания заключенных. В качестве примера он привел Бутырскую тюрьму, где, по его словам, в камере содержится по 40 человек и нет элементарной медицинской помощи. "И это происходит сегодня в центре Москвы", – сказал он.

Только среди нацболов в России – 141 политзек. Многие из политических заключенных являются депутатами Национальной ассамблеи.

Дмитрий Урсулов, Ольга Сашина