Александр Брод. Фото с сайта: epochtimes.ru
  • 31-07-2008 (16:14)

Здесь брода нет!

"Пакости" Брода могут стать серьезной угрозой для страны

update: 18-03-2009 (15:22)

"Путин — тоже человек", - говорит руководитель Московского бюро по правам человека Александр Брод. С этим утверждением трудно спорить. Но правозащитная организация, которая помогает чиновникам, - это все-таки нонсенс, потому что миссия правозащитника в том и заключается, чтобы защищать человека от государственного и властного произвола. Видимо, у Александра Брода на этот счет другая точка зрения, и его деятельность востребована и высоко цениться властью. Он является членом Общественной палаты, представляет российское правозащитное сообщество на многих международных форумах. Так куда же может завести такая провластная правозащитная позиция?

Позвонки не помеха

Взлет карьеры Александра Брода пришелся на 2003 год, когда возглавляемое им Московское бюро по правам человека получило трехгодичный мега-грант Европейской Комиссии по правам человека под проект по противодействию расизму и ксенофобии в России. Такому успеху, как полагают осведомленные лица, никому не известная организация была обязана протекцией еврейской организации "Союз советских евреев" (UCSJ), расположенной в США, с которой Брод тесно сотрудничал начиная с 2000 года. Однако в 2004 году Брод объявил, что Московское бюро не имеет никакого отношения к UCSJ, а в 2005 году группа российских правозащитников и экспертов выступила с критикой деятельности Брода. Это коллективное заявление было поддержано руководством UCSJ. В результате участие Брода в европейском проекте закончилось скандалом. Его уличили в некомпетентности, нечистоплотности, присваивании плодов чужого труда.

Отринутый профессиональным сообществом, Брод не был забыт. Тема расизма и ксенофобии оказалось очень интересной для власти. Дело в том, что бюрократическая власть вообще все идеи держит в собственном "загашнике", а в нужный момент использует их в своих интересах. По данным социологических исследований "Левада-Центра", порядка 70 процентов населения способно на короткое время поддаться шовинистическому "угару", и, по мнению правозащитников, практика показывает, что власть этим пользуется. В последнее время власть несколько раз провоцировала крупномасштабные вспышки ксенофобии. Одна из них пришлась на 2006 год, на период обострения российско-грузинских отношений, когда в России, а особенно в Москве, обострились антигрузинские настроения. В ходе предпринятой российскими властями акции по насильственной депортации грузин погибло несколько людей. Данные действия властей осудили все правозащитнники, но не Брод.

Смотрите также
Реклама
Справки
Реклама
НОВОСТИ
Реклама

Александр Брод, на мой взгляд, трудится над тем, чтобы показать, прежде всего Западу, как власти "активно" борются с нацизмом. Так, недавно "правозащитник" проинформировал общественность о начале двух крупных процессов над бандами скинхедов, подозреваемых в убийстве на национальной почве десятков людей. По словам Брода, количество преступлений на почве расизма существенно возросло. Вероятно, это соответствует нашей жестокой действительности. Но не факт, что именно нацисты в настоящее время находятся на скамье подсудимых. Процессы идут в закрытом режиме, а с учетом особенностей нашей судебной системы возможно все: и подмена понятия "хулиган" понятием "фашист", и попытки "пришить" обвиняемым дополнительные дела, нераскрытые преступления. В такой непроницаемости судебных процедур, как утверждают правозащитники, заинтересована сама власть. По большому счету не в ее интересах дискредитация самой нацистской идеи.

По команде "фас"!

Борьба с нацизмом и ксенофобией выгодна власти. Под прикрытием этой самой борьбы власть противодействует оппозиции, подавляя ее, в некоторых случаях, при помощи силового ресурса. Через принятие закона "О противодействии экстремистской деятельности" усиление карательных функций правоохранительных органов получило законное обоснование. Власть воспользовалась нормой закона, чтобы значительно расширить понятие "экстремизм". Теперь любое резкое критическое замечание или грубое высказывание в адрес власти трактуется как экстремизм. Эту линию поддержало и Московское бюро по правам человека во главе с Александром Бродом, который взялся в рамках надзорной миссии за идеологические "наблюдения" за оппозицией. Из-под пера Брода вышла кипа заявлений на оппозиционных политиков и оппозиционные политические партии, поданных в прокуратуру.

В 2006 году Александр Брод настрочил Заявление Московского бюро под названием: "В связи с ксенофобской риторикой Эдуарда Лимонова и его партии". В документе, полностью состоящем из цитат, содержится ссылка на непроверенные источники или просто вымышленные. В частности, Александр Брод в нем ссылается на некую брошюру "Краткий курс НБП", которая никогда не издавалась нацболами, а также на сайт "НБП для тех, кому 16 и младше", который также не являлся ресурсом НБП. Все приписываемые ему в заявлении слова Эдуард Лимонов назвал ложью. По его утверждению, если эти источники действительно существуют в природе, то они созданы противниками партии с явно провокационной целью. Так что Брод является одним из звеньев этой цепи. Также неслучайно, что заявление МБПЧ было зачитано на процессе, когда партия подавала иск на Минюст за отказ в ее регистрации, а поскольку в суде НБП было отказано в удовлетворении иска, то можно сказать, что заявление сыграло свою роль.

Нападкам со стороны Александра Брода подверглись и другие оппозиционеры. В частности, он предложил проверить прокуратуре на "экстремизм" книгу одного из лидеров партии "Великая Россия" Андрея Савельева "Время русской нации". В его заявлении в качестве одной из претензий к книге указано, что она содержит развернутую (и по всей видимости нелицеприятную) характеристику деятельности Владимира Путина. Брод поспешил назвать эту характеристику "клеветой". По словам Андрея Савельева, со стороны Брода это был заведомо ложный донос, сфабрикованный при помощи компиляции слов, специально выдернутых из контекста. В результате прокуратура отказала Броду в возбуждении дела из-за отсутствия состава преступления. "Это не правозащитная организация, а подрывная", - так отозвался о Московском бюро по правам человека Андрей Савельев.

В случае с книгой Андрея Савельева, впрочем как и с многими другими, у Брода произошла в некотором роде осечка: книги продолжают издаваться, авторы находятся на свободе. Власть, чтобы в будущем исключить подобные вещи, создает при Генеральной прокуратуре экспертный совет по оценке признаков экстремизма и ксенофобии, и делегирует в его состав Александра Брода. При этом, надо полагать, его "экспертные" оценки будут распространяться не только на произведения литературы, но и искусства. Такой опыт у Александра Брода также имеется. Он, в частности, сделал заявление, в котором осудил выставку "Запретное искусство", организованную в центре имени Сахарова. Это не первая подобная выходка Брода. Еще раньше Александр Брод делал заявление по поводу фильма Мэла Гибсона "Страсти Христовы". Он пообещал подать в суд на режиссера за оскорбление чувств верующих. Для Брода этот пиар-ход стал пробой сил в большой политике.

Голос Брода

МБПЧ используется властью и в качестве альтернативы существующим независимым правозащитным организациям. В частности, в пику ассоциации "Голос", которая занимается мониторингом выборов, была создана Ассоциация некоммерческих организаций по защите избирательных прав "Гражданский контроль", в нее вошло и Московское бюро Брода. Неслучайно все пресс-конференции новоиспеченной Ассоциации проходили в то же время, что и пресс-конференции ассоциации "Голос". Под эгидой "Гражданского контроля" на бюджетные средства была организована работа "горячей линии". По ее телефонам граждане могли звонить и сообщать обо всех нарушениях во время выборов, и граждане этой возможностью активно пользовались. На одной из пресс-конференций по освещению работы "горячей линии" Александр Брод признался, что в ряде регионов велась "незаконная агитация, ограничивался доступ наблюдателей на избирательные участки, списки избирателей содержали "мертвые души", а также был организован подвоз граждан, которые голосовали по открепительным удостоверениям.

Но при этом Александр Брод попытался найти для этих нарушений оправдание, дескать, "подвоз избирателей осуществлялся, потому что в ряде регионов день выборов был объявлен рабочим или учебным днем". Откуда он взял это, неизвестно, потому что выборы специально назначаются на выходной день — не верится, чтобы главы регионов в пику этой норме и трудовому законодательству объявили выходной день рабочим. Вообще, что касается фактов самих нарушений, то ознакомиться с ними невозможно. Если ассоциация "Голос" сделала всю информацию о нарушениях в ходе выборов гласной, то "Гражданский контроль" ее полностью засекретил. Отчет о нарушениях был опубликован в брошюре ЦИКа с грифом "для служебного пользования". В ней, в частности, говорится, что всего на "горячую линию" поступило 31790 обращений, в том числе 63,3 процента справочного характера, 10 процентов — по бытовым вопросам, 6 процентов — критических, в адрес органов власти. Получается, что сообщения о самих нарушениях на выборах вообще затерялись где-то в "прочих".

Ситуация, которую описывает Александр Брод разительно отличается от той, что представляет ассоциация "Голос". На "горячую линию" этой организации, открытую в день голосования на думских выборах, поступило, безусловно, на порядок меньше сообщений, но все они были по существу, содержательными и неанонимными, в том числе были сообщения о серьезных нарушениях, носящих системный характер: вбросы, невыдача копии протоколов, удаление наблюдателей с участков, подвоз избирателей. Эксперт "Голоса" Адрей Бузин считает, что такие "правозащитники", как Александр Брод выполняют пропагандистские функции по заказу власти. МБПЧ является частью системы управляемых выборов и имитацией компонента общественного контроля. По словам эксперта, с точки зрения движения к демократии и адекватного представительства воли народа — это регрессивное явление. Свою ангажированность Александр Брод продемонстрировал и критикой по поводу подачи КПРФ иска по отмене выборов.

"Храмовая проституция"

Существование при власти подобных МБПЧ структур один правозащитник сравнил с практиковавшейся в древности "храмовой проституцией". Александр Брод поддерживает все общественные новации власти, при том в выгодном для нее формате. Засветился он и на ниве "борьбы с коррупцией". Практика противодействия коррупции в России, которая сводится к преследованию крупных взяточников, не устраивает Брода. Он предложил обратить внимание на взяткодателей, по данным Брода, каждый второй россиянин (53 процента) дает взятки. Его план "выкорчевывания" этого порока сводится к созданию в регионах сети общественных приемных для оказания бесплатной юридической помощи и сбора информации о коррупционных явлениях и замешанных в них лицах. Очевидно, что итог этой кампании будет нулевым. Очень выгодна как власти, так и бизнесу точка зрения Брода и на миграционную политику. Он предлагает отменить действующую с 2008 года квоту на въезд мигрантов, то есть ратует за усиление миграционных потоков.

"Храмовая проституция" явление не только позорное, но потенциально преступное. Знакомство с официальным сайтом МБПЧ наглядно проиллюстрировало его специфический уклон. В частности, на нем есть раздел "Золотые перья", где размещены весьма специфические произведения. Об их содержании можно судить по первым строчкам. Например, статья Сергея Антропова "Сила против насилия" начинается словами: "Наш друг Саддам Хуссейн в очередной раз заставляет переживать российскую общественность", статья Андрея Коломийцева "Норд-Ост. Что дальше?" - такими: "События в Москве закончились. Террористов уничтожили. Тех заложников, которых удалось спасти, спасли. Тех, кого не удалось, похоронили...". Интонация очень напоминает путинскую: "А что подлодка "Курск"? Она утонула!" А статья Сергея Антропова, отмеченная как "золотая" называется: "Убей женщину!" (Автор Сергей Антропов, если верить интернет-источникам, является победителем фестиваля "Золотые рассылки — 2006", то есть специалистом по части спама).

Эти весьма странные публицистические предпочтения — наглядная иллюстрация морально-психологического кризиса. Такое состояние опасно для тех, кто занимается вопросами "войны и мира". В последнее время Александр Брод вплотную занялся ситуацией на Кавказе, побывав в нескольких его регионах, в том числе в Ингушетии и Абхазии. После посещения непризнанной республики Александр Брод, ни много ни мало, составил "свою" "дорожную карту" по урегулированию грузино-абхазского конфликта. Он заявил, что считает вопрос статуса Абхазии — первостепенным. По утверждению Брода, значительная часть населения Абхазии, уже имеющая российское гражданство, видит свое государство независимым в рамках ассоциированного партнерства с Россией. Тон высказываний Брода создает впечатление, что он выступает лоббистом идеи признания независимости этой кавказской республики. В таком духе готовится экспертное заключение по Абхазии для парламента России. Так что позицию Брода в этом вопросе можно расценить, как подстрекательскую.

Политическая проституция, сродни традиционной, наносит глубокие психологические травмы, сравнимые лишь с травмами, полученными во время войн и пыток, когда депрессивное состояние становится повседневным. Таким образом, сам того не подозревая, Александр Брод стремится избавиться от гнета эксплуатирующей его власти, но беда в том, что он неосознанно подталкивает страну к самоубийству.

Ирина Миролюбова

Вы можете оставить свои комментарии здесь

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
  • 26-11-2018 (16:20)

Заявление Форума свободной России в связи с инцидентом в Керченском проливе

Реклама