57-летняя Елена Кохтарева применила физическое насилие к двум сотрудникам полиции, которых отталкивала от задержанного молодого человека. Она же прицельно метала в них пластиковые бутылки. Е. Кохтарева дала признательные показания.

Это не из Кафки нам что-нибудь. Это с сайта Следственного комитета РФ. Будем теперь размазывать печень уважаемой и добросердечной госпожи Елены Кохтаревой по асфальту, как рекомендовал, транслируя пульсирующую по поводку волю обезумевшего хозяина, один из его пресс-холуев?

Давно замечено, что уходящие с политической арены персоналистские режимы часто совершают нелепые действия, ускоряющие их падение. Видимо, потому, что нарастающая неадекватность первого лица не досадная случайность, а закономерный биологический результат затянувшейся эволюции подобных структур.

Никаких политических дивидендов не сможет принести власти показательный процесс по делу 6 мая,

в натужную фальсификацию которого вовлечены сотни следователей, прокуроров, провокаторов, пропагандонов.

Процесс уже оглушительно провалился в общественном мнении. Нам предлагают поверить, что отважная русская бабушка Елена Кохтарева, ученый Сергей Кривов, слепнущий в камере Владимир Акименков учинили на деньги Гиви Таргамадзе массовые беспорядки и совершили попытку государственного переворота 6 мая. Эта смехотворная легенда следствия — надругательство над здравым смыслом, саморазоблачение жалкой, трусливой, злобной, закомплексованной власти.

Не надо только забывать, что наша державная крыса, которую и от которой тошнит, способна быть еще не только смешной, но и по-настоящему страшной.

У дела 6 мая есть еще один живой или, скорее, полуживой символ — поседевший Леонид Развозжаев.

22 октября 2012 года — важная дата в истории современной России. Похищенный на территории иностранного государства оппозиционер успел выкрикнуть, выходя из здания суда, что его два дня пытали, а через несколько часов ему же оформили "явку с повинной" и его "признания" в абсурдных преступлениях, совершенных им и его друзьями.

Мне кажется, что реакция даже протестного сообщества на то, что произошло с Леонидом Развозжаевым, несоразмерна масштабу и дерзости совершенного властями преступления.

Нам наглядно продемонстрировали, пока не в массовом масштабе, а на примере одного человека, что мы живем теперь в откровенно фашистском государстве гитлеровско-сталинско-путинского типа. Ни один "либеральный" приспособленец не сможет более оправдывать свое сверхкомфортное пребывание во власти или при власти блеянием о "продолжении непопулярных рыночных реформ" или необходимости накапливать силы для судьбоносных муниципальных выборов в Мухосранске в единый день голосования 2017 года.

Убедившись, что общество проглотило чудовищную историю с Развозжаевым, власть предъявила ему новое обвинение — ложный донос на палача-следователя и отправило в многомесячный пыточный тур по Сибири. В его моральной травле принимает активное участие не только кремлевский агитпроп, но и его глубокая агентура. Одна известная журналистка редко упускает в своей передаче возможность издевательски оттоптаться на жертве палачей и помочь следствию сфабриковать против него улики.

Нам рассказывают сейчас, что некоторая часть сохранившихся в Кремле системных "либералов" пытается разъяснить силовикам, что дело 6 мая грозит принести власти гораздо больше проблем, чем выгод, а потому разумнее спустить его на тормозах либо объявить широкую амнистию, которая включает статьи, вменяемые арестованным.

Может быть, и пытаются. Попытка не пытка. Хорошо, если бы палачи вняли мудрым советам своих яйцеголовых капо и страдания узников прекратились, и они обрели свободу. Я буду очень рад ошибиться, но мне такое развитие событий представляется маловероятным.

Идентифицируя себя с палачами и стараясь объяснить им некую совместную с ними выгоду тактического не-палачества, коллаборанты проходят точку морального невозврата.

Единственная для них достойная и эффективная стратегия поведения, оставшаяся сегодня, — массовый демонстративный исход из власти.

Каждый, кто в день открытия безумного Процесса еще останется в эшелонах власти — в качестве государственного обвинителя, члена президентского совета по правам человека, премьер-министра, тюремщика, незаменимого буржуазного специалиста по фондовым рынкам, — автоматически внесет себя в список палачей, в русский список Леонида Развозжаева.

Мы обязательно пронесем их портреты по улицам нашего города и сбросим их в мусорную яму. Как справедливо заметил поэт и гражданин, история положила на них и поставила на нас.

В заключении несколько слов о молодой поросли гламурных палачей-эксгибиционистов — всех этих грачевых, плешивцевых, заполняющих социальные сети своими татуированными натруженными палаческими телами. Они безграмотны, не знают историю своей собственной страны, никогда не слышали, например, имени следователя Рюмина.

Был в начале 50-х такой их собрат по палаческому ремеслу. И у него был свой звездный час и своя минутка славы. Он тоже готовил обвиняемых к знаменитому процессу, пытал их, фабриковал показания. Он так старался, что пахан заметил его, обласкал и возвысил.

А потом у того пахана как раз накануне открытия Большого Процесса случилось вдруг дыхание Чейна — Стокса. И несчастного Рюмина другие палачи, его же подельники, тут же поволокли к ближайшей стенке и там же и шлепнули.

Вы можете оставить свои комментарии здесь

Андрей Пионтковский