Сергей Кривов с плакатом в защиту "узников Болотной" (источник: www.metronews.ru)
  • 20-09-2013 (17:38)

Государь заказал

Адвокаты "болотных": до амнистии "узники 6 мая" могут отсидеть большой срок

update: 23-09-2013 (12:06)

Владимир Путин 19 сентября на встрече с членами дискуссионного клуба "Валдай" отметил, что не исключает возможности амнистии для обвиняемых по "болотному делу". Одновременно с этим Путин сравнил события 6 мая 2012 года с массовыми беспорядками в Лондоне, во время которых имели место поджоги и погромы (ни того, ни другого в районе Болотной площади не происходило).

Он также заявил, что 6 мая некоторые демонстранты якобы призывали к насилию в отношении полиции, "кому-то глаз хотели выколоть", "срывали погоны" (ничего подобного никому из фигурантов "болотного дела" не вменяется). Президент также подчеркнул, что рассматривать вопрос об амнистии по этому делу надо, "завершив все юридические процедуры".

Защитники "узников болотной" считают амнистию в отношении их подзащитных необходимой, но оценивают слова Путина по-разному.

"Я, конечно, буду приветствовать, если то, что говорит наш гарант, будет воплощено в ближайшее время, в любом виде, как власти себе это представляют. Главное, чтобы это повлекло за собой освобождение людей, которые находятся в пыточных условиях в следственном изоляторе, участвуют в тяжелейшем процессе", — говорит адвокат Марии Бароновой Сергей Бадамшин. "Если это осознанный шаг, то это говорит о серьезном взрослении самой власти, и эволюции в ее отношении к собственным гражданам", — добавляет он, отмечая, что "государь должен быть милостив".

По теме
Реклама
Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ
Реклама

Бадамшин также напомнил, что над возможной амнистией работают некоторые депутаты Госдумы, а также Совет по правам человека. Это внушает адвокату надежду в то, что слова Путина — "не пустой звук".

Адвокат уверен, что амнистия нужна обеим сторонам конфликта. "Это нужно людям, которые сейчас находятся в СИЗО, это нужно тем, кто сейчас находится в бегах, в тяжелейших условиях, они тоже там не жируют и не празднуют, и, в том числе, это нужно тем сотрудникам полиции, которые принимали участие в разгоне согласованной акции и применяли насилие в отношении мирных граждан".

Адвокат сравнивает возможное освобождение "узников болотной" с амнистией 1994 года. "Были реабилитированы гкчписты, была проведена экономическая амнистия, и были амнистированы лица, которые принимали в тот момент участие в столкновении 1 мая 1993 года и еще более жестоком и кровавом столкновении 4 октября 1993 года. Так что определенный опыт у нас есть. Все понимают, что такие действия власти способствуют наступлению устойчивого гражданского мира и согласия. Это заключение своего рода общегражданского договора, необходимого, чтобы понять, в каком направлении обществу надо развиваться дальше", — считает адвокат.

При этом Бадамшин отмечает, что "завершение юридических процедур" здесь не первостепенно. "Все остальные моменты установления каких-либо юридических фактов, какие-то тонкости, которые подразумевает Владимир Владимирович, но о которых мы можем только догадываться — все это можно сделать потом, после освобождения людей", - уверен Бадамшин.

Целебной для общества амнистию 1994 года считает и Вячеслав Макаров: по его мнению, она не дала ни одной из сторон конфликта "пойти по пути развития террора". Защитник Кривова также видит много общего между двумя амнистиями — реальной и пока еще гипотетической. При этом защитник Сергея Кривова оценивает слова Путина не столь оптимистично.

"В словах Путина четко не прозвучало, что он эту амнистию одобряет. Он просто сказал, что может ее рассмотреть, что на самом деле не однозначно. Причем рассмотрит он ее только в случае судебного вердикта, как я понял. Надеяться на то, что Госдума примет амнистию по "болотному делу" в октябре можно, а вот рассчитывать на это сложно", — считает Макаров.

Тем не менее "все возможно", полагает адвокат. По его мнению, прекращение процесса отчасти выгодно и самой власти: "С моей точки зрения, само судебное рассмотрение "болотного дела" очень вредит имиджу как исполнительной власти, так и правоохранительных органов. Дело в том, что сотрудники полиции очень неприглядно выглядят в этом деле. Факты нарушений и избыточного применения силы с их стороны никуда не денешь. Их можно замазывать в процессе, но они есть, их можно найти и в интернете, и люди, которые там были, все это видели. В том числе, это описали правозащитники и представители уполномоченного по правам человека".

Адвокат подчеркивает: действия полицейских должны быть оценены, а действия демонстрантов, которые сопротивлялись их излишней жестокости, должны быть признаны правомерными. Но в речи Путина прозвучал определенный тревожный "звоночек".

"Ошибки всегда трудно признавать. Путин, если вы обратите внимание, сказал, что произошло применение силы в отношении полицейских, а это как бы не подлежит иной оценке кроме судебной. Но, вы меня извините, ведь сами полицейские вправе применять силу только в рамках закона, а во многих случаях это было совершенно не так: из толпы просто вытаскивали отдельных людей, которых потом обвиняли в совершении каких-то противоправных действий, причем практически во всех случаях присутствует двойное обвинение", — говорит Макаров.

Он поясняет: некоторых фигурантов "болотного дела" уже судили по административному делу, а сейчас, по тем же основаниям, их дела рассматриваются уголовным судом, что с точки зрения закона недопустимо.

Екатерина Горяйнова считает ответ Путина об амнистии для "болотников" "корректным и достаточно ясным" и полагает, что в общении власти и граждан стал появляться "конструктив". Тем не менее, адвокат Ярослава Белоусова считает излишний оптимизм преждевременным. То, что президент заявил, что амнистия возможна, не означает, что она произойдет.

Горяйнова отмечает еще несколько возможных плюсов от амнистии, которые будут выгодны и государству — налаживание диалога с обществом и улучшение имиджа на мировой арене. Адвокат уверена, освобождение "узников болотной" нужно не только им, но и всему обществу.

Скептически настроен Дмитрий Динзе, представляющий в процессе Дениса Луцкевича. "Честно говоря, с учетом всего, что было сказано, что-то я сомневаюсь, что наших подзащитных освободят в ближайшее время. Путин сказал, что нужно пройти все юридические формальности, а юридические формальности — это куча инстанций. Я думаю, что, скорее всего, сначала люди посидят очень большой срок, а потом будут приниматься какие-то решения, если эти обещания не забудутся".

По мнению адвоката, под доведением до конца "всех юридических процедур", Путин имел в виду основной суд, апелляционные, кассационные и надзорные жалобы. Динзе полагает, что этот процесс затянется как минимум на год.

Адвокат считает, что амнистия могла бы быть проведена и без этого: "Если они сейчас примут какое-то решение в Госдуме, соизволят это сделать, то амнистия может состояться и раньше. Можно было бы прямо сейчас этот вопрос урегулировать. Зачем государству, чтобы прошли все юридические формальности я не понимаю".

Адвокат Вадим Клювгант напоминает, что приговор для применения амнистии не нужен — она применима в отношении как осужденных, так и находящихся под следствием или судом. Защитник Николая Кавказского не исключают , что слова Путина могут быть очередной уловной власти.

Клювгант отмечает, что Путин заявил, что не знает, были ли в событиях 6 мая 2012 года признаки массовых беспорядков. Адвокат считает это настораживающим сигналом, как и сравнение с событиями в Лондоне. "Ни один из допрошенных полицейских, как ни старался, при всей мыслимой и немыслимой помощи прокуроров и суда, не смог выдавить из себя ни одного конкретного факта, подтверждающего хотя бы один юридически значимый признак массовых беспорядков", — пишет адвокат. "И если высшая власть говорит вслух, что этого "не знает", искренность и чистота её намерений, очень мягко говоря, неочевидны", — считает он.

"Вот эти "все юридические процедуры" безусловно должны быть доведены до конца - до честных и справедливых приговоров. До реабилитации всех невиновных  и осуждения всех виновных, независимо от их принадлежности к власти или оппозиции. Независимо от амнистии и не в ущерб ей. До сих пор действия власти всех видов в связи с событиями на Болотной, включая массовые избиения людей, не стали предметом даже расследования, не говоря уже о суде.

Теперь есть публично выраженная воля гаранта Конституции "довести все юридические процедуры до конца". Вот и посмотрим, что она значит для "слуг закона" в погонах и мантиях и как будет ими исполнена",

— пишет Клювгант.

Сдержан в своих оценках Максим Пашков: "Как говорил Леонид Ильич Брежнев, будет хлеб, будут и песни. Насколько я слышал вчера, первое лицо не исключило возможности амнистии. Значит, шансы на амнистию или на помилование стали отличаться от нулевых".

Он считает, что слова Путина предполагают не только очевидные варианты решения проблемы. "Я не могу знать, что имел в виду Владимир Путин, но, как я понял, он хочет дождаться судебного приговора по этому делу и дальше либо Государственная дума примет решение об амнистировании, либо возможен другой вариант. Конституция закрепляет за Президентом право на помилование", — отмечает защитник Степана Зимина.

Напомним, что амнистия не предопределяет вопрос виновности или невиновности освобождаемого заключенного или фигуранта дела. Помилование, в свою очередь, применяется только в отношении людей, по чьим делам приговор уже вынесен. Кроме того, в России устоялось правило писать прошения о помиловании с признанием собственной вины. Тем не менее, исключение из этой практики было. Это случай еще одного защитника Сергея Кривова — бывшего политзаключенного Сергея Мохнаткина.

Напомним, что Путин не первый раз сослался на "соответствующие процедуры",отвечая на вопрос о возможности амнистии для политзаключенных. Комментируя перспективы амнистирования участниц Pussy Riot, президент также заметил, что "все зависит от суда". Тогда, правда, слово "амнистия" из его уст так и не прозвучало. Президент заявил, что от него такие решения не зависят.

Алексей Бачинский

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...