Идет к завершению суд по "Таганскому делу". Оправдательных приговоров российская Фемида не выносит принципиально, поэтому ясно, что семеро подсудимых-нацболов: Елена Боровская, Роман Попков, Назир Магомедов, Алексей Макаров, Владимир Титов, Сергей Медведев и Дмитрий Елизаров – будут осуждены. О том, насколько жестоким будет приговор, можно лишь гадать, но то, что он будет несправедливым – сомнений нет.

СМИ достаточно пассивно освещают этот процесс. Убийства журналистов сделали свое дело: храбрецов в редакциях "солидных" изданий практически не осталось. Жаль. Потому что таганское дело по своему политическому значению не менее важно, чем, скажем, дело "нацболов-декабристов".

Начиная с 2005 года, власть прибегла к новой тактике борьбы против тогда еще не запрещенной НБП. Для физического запугивания нацболов стали активно использоваться криминальная шпана, а затем и всевозможные "путинюгенды", укрепленные этой самой шпаной. Самые известные эпизоды – это два вооруженных нападения на штаб НБП, нападение в метро на нацболов, возвращавшихся с совместного митинга НБП и КПРФ, нападение на пикет на метро Авиамоторная, вооруженный налет на горком КПРФ, где происходило собрание нацболов.

Но это лишь те случаи, которые стали достоянием федеральных СМИ. Нападений только в Москве были десятки, а если еще вспомнить регионы... Нападали не только на штабы и собрания, но и на небольшие группы нацболов, подкарауливали по одному возле подъездов домов. Среди тех семерых, кто проходит по "Таганскому делу", двое в разное время подверглись таким нападениям: Назир Магомедов и Дмитрий Елизаров. Оба получили травмы, Елизаров – тяжелые, чудом остался жив.

В тот период шла совершенно очевидная эскалация насилия. Погромщики, не смущаясь, пускали в ход ножи, травматические пистолеты, железные прутья, бейсбольные биты. Офицеры УБОПа, почти не скрываясь, иногда находясь прямо на месте, курировали "операции". Несколько раз нападавших удавалось задержать буквально на месте преступления, но почти тут же, по звонку сверху, их отпускали. Однажды, поскольку нападение на Назира Магомедова и Евгения Королева произошло прямо на глазах у милиции, на нападавших завели уголовное дело и отправили в СИЗО, но долго они там не просидели, и дело против них пылится в шкафу у следователя, без всякого движения... Как и все прочие дела о нападениях на нацболов. Включая налет на горком КПРФ, который, казалось бы, невозможно было замолчать: все-таки 26 задержанных и атакован штаб парламентской партии! Но, как выяснилось, для администрации президента, пославшей своего гонца на выручку погромщикам в ОВД "Даниловский", ничего невозможного нет. Было дело – и нет дела.

Нападения "путинюгендов" сошли на нет именно после того, как 13 апреля 2006 года нацболы дали отпор шпане из "Местных" возле Таганского суда. Видимо, поубавилось добровольцев участвовать в силовых акциях против нацболов. Вдруг выяснилось, что можно получить сдачи. Монополия на уличное насилие вернулась к УБОПу и ОМОНу.

Конечно, государственное насилие против безоружной оппозиции отвратительно и аморально в любом варианте. Но даже в нашем беспредельном государстве люди в погонах хоть в какой-то малой степени ограничены законом, уставом, служебными инструкциями и т.п. Понимаю, что после убийства Юры Червочкина, это звучит не слишком убедительно. Но тот, кто помнит нападения 2005 – начала 2006 гг, поймет меня. Подбадриваемая "служителями культа", путинская шпана почувствовала тогда просто абсолютную безнаказанность. Ощутила себя сверхчеловеками. Можно крушить черепа, получать за это бабло, и главное, тебе за это ничего не будет, никакого наказания!.. Надо было шпану урезонить. И нацболы это сделали, поплатившись своей свободой. Они остановили нарастающий вал абсолютно разнузданного насилия. Этот вал насилия угрожал не только НБП, но и всей оппозиции. Просто, остановленный нацболами, до всех остальных он не докатился.

Подробно пишу об этом по простой причине. Я вижу, что в "Таганском деле" правозащитники и общественность не проявляют того же благородного рвения, которое было проявлено, например, в деле "декабристов", деле Гангана и других делах против нацболов. Общество должно увидеть в "Таганском деле " не просто изолированный эпизод возле здания Таганского суда, где нацболы "погнали" "местных", напавших на Эдуарда Лимонова, а всю цепочку, все последовательность событий. Наши безумные властители создали тогда реальные банды из гражданских лиц для борьбы с оппозицией, что-то вроде "черной сотни" или "эскадронов смерти", и дали им большую свободу действий. Благодаря тем семерым смелым, кто сегодня в тюрьме, эти банды удалось приструнить.

Уже, отослав эту статью, я узнал, что в Туле начался суд над нацболкой Аней Плосконосовой. Хрупкая восемнадцатилетняя девушка, боевым искусствам необученная, обвиняется в нападении и избиении стакилограммового сотрудника милиции. Статья 318, часть 1 УК РФ – насилие в отношении представителя власти. Такое уже случалось в истории НБП. Нацбол Дима Колесников из Барнаула, тоже не Шварцнеггер, якобы, избил пятерых милиционеров. И ни где-нибудь, а прямо в отделении милиции. Отсидел за это два года. Аня Плосконосова – невеста убитого Юры Червочкина.

Владимир Абель

Вы можете оставить свои комментарии здесь