(Источники фото: http://avtonom.org/, http://www.antifa.fm/)
  • 18-10-2013 (13:16)

Осторожнее на поворотах

Куда заведет левое движение "национальный вопрос"

update: 18-10-2013 (17:29)

Ни одна левая организация не поддержала погромы в Бирюлеве, многие выступили с осуждением беспорядков, другие не стали трогать острую тему, не отступая в остальном от интернационалистской риторики. Тем не менее, среди активистов такого единства нет. Чтобы убедиться в этом, достаточно почитать тематические сообщества. Осуждать участников беспорядков в Бирюлеве не спешат и некоторые левые публицисты.

Как выясняется, национальный вопрос для социалистов отнюдь не в прошлом, а только обострился в последнее время. Не последнюю скрипку он играет и в том, что пока левые не могут выступить единым фронтом.

Никита Аркин из "Левого социалистического действия" уверен, что конфликты, похожие на произошедшее в Бирюлеве, выгодны власти и считает, что у либералов нет на них ответа: "Лево-либеральная фишка: "Все мы хорошие и давайте жить дружно", – не работает, потому что это частичное закрытие глаз на проблему.

Под проблемой я имею в виду не проблему мигрантов, потому что ее, на мой взгляд, не существует.

По теме
Реклама
Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ
Реклама

Зато существует целый комплекс проблем, который связан с тем, что для капиталистов выгодно использовать рабскую силу, а для государства выгодно направлять недовольство людей в националистическое русло".

Аркин полагает — важно учитывать, что ненависть не ограничивается только мигрантами: "Эти волны сужаются – мигранты, затем Северный Кавказ, затем, условно, какие-то ребята из Рязани, которые приехали подработать, потому что в их городе закрылось предприятие".

ЛевСД планирует в ближайшее время предложить провести большую совместную антинационалистическую акцию сначала более близким организациям (Комитету за рабочий интернационал, Российскому социалистическому движению, "Автономному действию"), а потом "более далеким", в том числе через координационную структуру – Форум левых сил (ФЛС).

Он уверен, что ФЛС поддержит инициативу общелевого митинга, но оговаривается: "Формально, по крайней мере, я думаю, поддержат. Там будут, скорее всего, споры, кто-то будет возражать по этому поводу, потому что под левых рядится много националистов". Он отмечает, что в ФЛС в принципе идет борьба между людьми с "националистическими предрассудками" и “настоящими социалистами”. Тем не менее, организация в целом от идеи интернационализма отступать не собирается, что доказывает ее заявление по событиям в Бирюлеве.

Но "национальный вопрос" несет не только раскол. Он может и объединять движения, находящиеся в оппозиции друг к другу по другим темам. Так, Аркин хвалит "классово-продуманную" резолюцию по ситуации в Бирюлеве в целом не близкого ЛевСД РОТ-Фронта.

Вопрос о том, почему часть левых встает на националистические позиции, по мнению Аркина упирается в "вопрос о том, кого называть левыми". Разговор тут же переходит к "Другой России", с которой у ЛевСД уже возникали трения.

"Лимонова называть левым – это смешно.

Люди, которых у нас называют левыми, они зачастую никакие не левые по гамбургскому счету. Это как правило люди, которые хотят прикрыть свою реакционную муть квази-левыми знаменами, пользуясь тем, что в стране распространены ностальгические представления об СССР.

Кто-то это делает более искренне, я думаю, что, например, Эдуард Вениаминович искренне считает себя левым. Кто-то делает это сознательно".

Аркин полагает, что "Другая Россия" — элемент для ФЛС чуждый (партия вошла в Форум на его втором съезде). Кроме того, вопрос об ее исключении уже пытались поднять активисты разных организаций. "В "Другой России" действительно есть левые, но в целом, "Другая Россия" – это, конечно, такие национал-демократы, если брать европейские стандарты", – замечает Аркин.

Активист ЛевСД отмечает, что организации, входящие в ФЛС, как правило, придерживаются "прогрессивной и вменяемой позиции по мигрантам", но и в них есть отдельные люди "со скорее националистическими взглядами". "Тут надо очень индивидуально смотреть. Часто во вполне левых организациях люди с каким-то винегретом в голове. Сейчас как раз происходит это размежевание, но чем оно закончится – не вполне понятно", – говорит Аркин.

В свою очередь Женя Отто из Комитета за рабочий интернационал (КРИ) не только видит ситуацию с "Другой Россией" также, но и уверена, что наличие такой организации в Форуме сводит на нет его координирующий потенциал: "Когда ФЛС создавался, мы говорили о том, что там не место лево-правым, националистам и НБП, что ультралевая риторика НБП – это лишь риторика и всеми своими действиями они показывают политику абсолютно капиталистическую и националистическую – достаточно их паблик почитать. Ну и поэтому мы не захотели вступать в ФЛС, но хотели иметь возможность следить, что там происходит, и поэтому приходили наблюдателями. Но теперь, очевидно, эта структура уже вообще ни на что не способна". Она отмечает, что на последнее заседание Формуа КРИ даже не стало посылать своего наблюдателя.

Отто уверена, что Лимонов придумал "левый поворот", когда либералы, с которыми он раньше "отлично дружил", решили, что он им больше не нужен. По ее мнению, "Другая Россия" ничего общего с левыми не имеет: "Для меня яркий пример то, что еще несколько лет назад Лимонов выступал с жесткой имперской позицией отделить часть Казахстана, нефтеносную часть присоединить к России, а теперь у него левый поворот и он как ни в чем не бывало приходит на митинги в поддержку казахстанских нефтяников и выступает там".

По мнению Отто, таких примеров масса: "Таких поворотов было немало, не говоря уж о том, что статья, в котором НБП объясняют, что такое национал-социализм и чем он хорош, фактически на 50 процентов повторяет статью в "Новой газете", где либерал объясняет, что нам нужна национализация.

То есть в этом тексте, во всех: "Все отнять и поделить", – на самом деле просто прямым текстом идет речь об обществе равных возможностей – абсолютно либеральный тезис, и без отмены частной собственности. Фактически, речь идет просто о новом переделе собственности.

И вся эта ультралевацкая риторика на поверку оказывается либеральной, не говоря уж про открытый национализм НБП".

При этом, Отто уверена, что левым нужно координировать свои действия, в том числе и по вопросу мигрантов. В частности, объяснять людям, что разыгрываемая властью националистическая карта — способ стравить трядящихся, помешать им объединиться против угнетения. Важно, чтобы левые противопоставили свою позицию "красно-коричневым" идеям.

В частности, можно создавать совместные агитационные бригады с другими организациями, борющимися за антифашизм. "На самом деле мы уже это делаем. Когда мы ходили с агитацией по лагерям, по мигрантской проблеме, к нам присоединялись по-крайней мере анархисты", – замечает активистка КРИ.

При этом, пресс-секретарь "Другой России" Александр Аверин на вопрос о критике коллег по ФЛС, упрекающих партию в национализме, отвечает уклончиво: "Что уж там, пусть критикуют. Знаете, они и друг-друга порой упрекают в том, что кто-то достаточно марксист, а кто-то – не достаточно. Пусть расцветает тысяча цветов. У них может быть свое мнение".

В конце концов Аверин все-таки отвечает на вопрос о том, есть ли под такими упреками какие-то основания, но делает это уклончиво: "Мы являемся партией весьма распространенного в Латинской Америке левого национализма.

Национал-большевизм – достаточно старая идеология, которая была разработана в 20-х годах прошлого века, но, с другой стороны, она сейчас находится в мировом тренде развивающихся стран, к которым сейчас относится и Россия.

Можно сказать, что мы одна из немногих партий, которые находятся на гребне мировых трендов в левом движении".

По “лакмусовой бумажке” — ситуации в Бирюлеве активист "Другой России" также дает достаточно осторожный комментарий. "Анклавы" типа Бирюлева Аверин называет "серой зоной, где не действуют законы": "Туда завозят нелегальных мигрантов, которые являются более бесправными существами, чем граждане России". "При этом некоторые кланы чувствуют себя более уверенно, чем простые граждане, я имею в виду, в том числе, этно-криминальные группировки, которые, как известно, контролируют ту самую ныне закрывшуюся овощебазу. Конфликт в Бирюлеве возник из-за нынешней системы власти", – замечает он.

Аверин уверен, что при нынешней системе законность в России сейчас зависит от "точечных административных решений", и поэтому решить подобные проблемы при ней в принципе не получится: “Надо менять систему целиком”. При этом в ответ на вопрос о том, надо ли левым как-то вмешиваться в ситуации, подобные конфликту в Бирюлеве, активист “Другой России” осторожно отвечает, что левые здесь могут только "констатировать факт".

Изначально осторожен в своих комментариях был и лидер другороссов Эдуард Лимонов, заметивший только, что "поддерживает протест" жителей Бирюлева. Остальные его слова (в том числе о методе “протеста”) можно было трактовать по-разному, что вызвало дискуссию, в том числе и среди некоторых членов ФЛС. Но 17 октября Лимонов высказался уже со всей определенностью, как по ситуации в Бирюлеве, так и по общей идеологической позиции партии: "Народ теперь будет выходить с недовольством. И не раз, и не два. Он берет инициативу. Он понял свою силу.

Народ будет искать выразителей своей воли. Нужно постараться, чтобы выразителями стали мы, нацболы. У нас для этого есть все возможности. Поскольку мы и левая и правая сила. Наша цель, мы ее декларировали давным-давно, — социальная и национальная справедливость".

Но "национальный вопрос" беспокоит не только организации, чьей идеологией официально является национал-социализм.

Игорь Ясин из КРИ уверен, что "правение" – тенденция, охватывающая достаточно большой сектор левого движения: "Вот, например, раскол среди анархистов (одна из крупных организаций либертарных коммунистов — московская часть "Автономного действия" в августе раскололась на две структуры с одинаковым названием. Формальной причиной послужила "гомофобия" участников старого объединения  – примечание Каспаров.Ru). ЛГБТ здесь только повод. На самом деле проблема глубже и шире. Тема ЛГБТ выступила здесь как лакмусовая бумажка, которая продемонстрировала, что на самом деле эти так называемые "левые" были не такими уж и левыми. Там ведь дело не просто в пренебрежительном отношении к отдельной группе, у них появляются и определенные националистические замашки. Появляются какие-то псевдоанархические патриотические группы, типа "Вольницы". Лево-правые организации".

Отто связывает это с тем, что "после того, как прошел первый раунд протестов, левые вышли из него достаточно потрепанными". Одна из причин этого, по ее мнению, в ряде ошибок, в том числе двух неправильных стратегиях социалистических организаций: тактике бойкота общепротестных митингов и тактике участия в них без привнесения левой повестки дня. Немалую роль в ослаблении левого движения сыграли репрессии ("Болотное дело", атаки против Левого фронта и т. д.) и расколы.

"В этих условиях левые ищут какое-то спасение и часть из них думает, что, если они примут какое-то правое направление, то они, дескать, станут ближе к народу, привлекут больше людей, поскольку националистические настроения в народе существуют. Они рассуждают так: "Зачем идти против направления масс, если можно начать повторять вместе с ними какие-то националистические идеи?"

Это происходит уже достаточно давно. Еще с тех пор как некоторые левые взяли на вооружение лозунг: "За русский лес!", – говоря, что это такая постмодернистская фишка – перехватить у правых их дискурс. А закончилось это поправением левой среды",

– уверена активистка КРИ.

Отто считает, что цель перенимания правой риторики – не только "стать ближе к народу", но и привлечь лево-правых и националистов в свои ряды. Как она отмечает, сейчас координация левым нужна не только для того, чтобы противостоять поднимающей голову националистической угрозе. Она помогла бы, кроме прочего, обеспечить безопасность самим социалистам, потому что "в последнее время на левые марши стало просто небезопасно ходить".

Андрей Иванов из Межрегионального объединения коммунистов (МОК) как и другие товарищи по левому движению, считает, что социалистам нельзя оставлять без внимания ситуации вроде конфликта в Бирюлеве. С одной стороны, нужно работать с коренными жителями, с другой — с профсоюзами мигрантов и национальными организациями, потому что корень проблем и в тяжелых условиях жизни мигрантов и нынешнем социальном курсе власти.

Он также уверен, что в сложившейся ситуации проблемы межнациональных отношений решены не будут. Они выгодны коррумпированным чиновникам, крупному капиталу и власти.

При этом, в отличие от представителей других опрошенных организаций, член МОК уверен, что коренные москвичи не настроены националистически: "Некоторые обвиняют коренных жителей в том, что они склонны к каким-то нацистским идеям. Это все не правда, просто люди устали от того, что вокруг них много представителей другой культуры, а, вернее сказать, много людей с низким уровнем культуры. Ведь эти все конфликты проходят зачастую между футбольными фанатами или в каких-то барах. Например, в любом научном институте работают представители самых разных национальностей, но кто-нибудь когда-нибудь слышал, чтобы один профессор поспорил с другим и в споре достал нож?"

Иванов несколько раз подчеркивает, что хорошо знает ситуацию как в “системных” левых партиях, так и среди несистемной оппозиции, и ни от кого из социалистов не слышал слов поддержки в адрес погромщиков.

При этом он не отрицает, что некоторые левые в тайне могут испытывать "некоторую симпатию", когда видят события, подобные произошедшим в Бирюлеве: "некоторые люди левых убеждений, которые по идее должны быть интернационалистами, живя в этой среде, невольно начинают не любить людей, условно говоря, с другим разрезом глаз. Потому что человек идет на работу, на автобусную остановку, и видит: стоит армянин, таджик, узбек, азербайджанец и выходец с Северного Кавказа и все они одеты в какие-то однообразные черные куртки, возможно кто-то ведет себя агрессивно. А коренные жители – молодые люди и девушки, обычно одетые, как сейчас говорят, как хипстеры, видно, что культурные и образованные.

Коренные жители не привыкли выяснять отношения на уровне кулачных боев или вытаскивания ножа, если кто-то косо посмотрел.

А некоторые приезжие действительно иногда ведут себя агрессивно, но они и поставлены в такие социальные условия, что многим из них легче совершить преступление, ограбить кого-нибудь, чем не совершать ничего противозаконного".

При этом такие ощущения Иванов не связывает с националистическими предрассудками: "Никто не считает, что какая-то одна нация хуже другой, никто из москвичей, я думаю, тоже так не скажет".

Согласиться с ним как в оценках, так и в общих выводах могут далеко не все социалисты — многие активисты Российского социалистического движения, КРИ, ЛевСД, и часть анархистов убеждены, что ксенофобия в стране набирает обороты, и это еще один корень проблемы. Тем не менее, Отто настроена не так пессимистично. Она отмечает, что обсуждения ситуации в Бирюлеве в интернете все-таки показывают, что люди больше не поддаются на попытки властей перевести недовольство их действиями в националистическое русло.

Таким образом, за кажущейся консолидированной позицией левого движения на поверку может крыться самый широкий спектр мнений. Но каким бы ни было мнение конкретной организации или активиста, для социалистов "национальный вопрос" тянет за собой целую связку других, в том числе, о том, как и по какому принципу стоит объединяться и координировать свои усилия. И ответы могут выявить, что у разных левых и цели вовсе не так близки, как может казаться.

Алексей Бачинский

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама