Виктор Геращенко. фото с сайта ko.demo.metric.ru
  • 12-10-2007 (19:00)

Задачи, стоящие перед Россией

Виктор Геращенко: Во власть надо идти не ради самой власти

update: 23-09-2011 (12:38)

"Во власть надо идти не ради самой власти, - считает Виктор Геращенко, - а с точки зрения перемен к лучшему в организации, к которой ты причастен: будь то банк или страна в целом". Его жизнь складывалась так, что в самые критические моменты для государства он был востребован, как глава Центробанка: в 1989 году на этапе перехода к новым экономическим условиям; в 1998 году, когда страну пришлось вытаскивать из дефолта. И сейчас, понимая задачи, стоящие перед Россией, и то, что необходимо достичь, Виктор Геращенко с командой единомышленников приемлет перспективу возвращения во власть.

– Виктор Владимирович, страна более пятнадцати лет находится в режиме реформирования, и, тем не менее, нет ощущения удовлетворенности?

– На самом деле более 20 лет, в 1985 году начались преобразования. Все прекрасно понимали, что экономику надо поправить, потому что цены были искусственные, налоговая система, как таковая, отсутствовала. И правительство продумывало различные меры прокладывания нового экономического пути: реформу цен, развитие разных форм собственности и другое. Но пошли разногласия. Возник конфликт между Горбачевым и Ельциным. Последний настаивал на реформе политической системы. Были предложения вернуться к названию социал-демократическая партия и поделить ее на две части: лейбористскую и консервативную. Но Горбачев на это не решился. И дело дошло до конфронтации и революционной ситуации, когда массы не хотят жить по-старому, а верхи не могут.

– То есть, по-вашему, в советское время разрабатывались реалистичные программы экономических реформ?

Смотрите также
Реклама
Справки
Реклама
НОВОСТИ
Реклама

– Да, на мой взгляд, их реализация позволила бы избежать сильных потрясений. Но случились печальные события: распад страны, профессионалы были выкинуты "за борт", а к власти пришли дилетанты: "Гайдар и его команда". Идеализм соратников Ельцина по поводу того, как легко провести реформы, говорит о том, что они не были готовы к власти. За основу был взят неверный курс шоковой терапии, включая либерализацию цен, ваучерную приватизацию. Людей обманули, пообещав за ваучер по две "волги", а за него и по стольнику не удалось получить. За один год все сбережения, на которые можно было безбедно прожить до самой смерти, превратились в пыль. И при этом реформаторы заявляли: а кто вам мешал их забрать? Это верх идиотизма и цинизма, потому что на них ничего нельзя было купить. Уклад не был еще готов к таким продажам.

– К чему, на ваш взгляд, привело осуществление реформ?

– В силу своего карьерного положения, мне в основном приходиться общаться с высокопоставленными людьми, но я знаю, что население испытывает разочарование. Оно другого ждало, однозначно, не такого катастрофического расслоения, которое существует в нашей стране. Меньшинство купается в роскоши, а большинство имеет низкий уровень жизни. Старшее поколение ощущает себя ограбленным, и ностальгически воспринимает прошлое. У молодежи не сформированы жизненные ценности: у молодых людей есть желание хорошо жить, зарабатывать хорошо и даже не через преступные способы, но все равно какое-то облегченное представление о том, как этого достичь.

– А что стало с конкурентоспособностью страны в мире?

– Знающие серьезные экономисты, критически анализируя наше развитие, говорят, что страна не достигла экономического уровня 1990 года. Отсюда и большая разница доходов. И это определяет инертность общества. Но недалек тот день, когда неудовлетворенность достигнет такого уровня, что захочется взять булыжник и запустить в ближайший фитнес-клаб, куда входят и выходят загорелые люди неважно какого пола... Я был близок к такому состоянию после неудачной попытки купить в пассаже расческу. На всех четырех этажах продавщицы меня уверяли, что "мы продаем разные аксессуары", но, как выяснилось, обычные расчески в шикарный ассортимент не входят. Пошел в детский мир, и там та же история. В конце концов, набрел на один нужный киоск, и тот был закрыт по техническим причинам. Так что с простыми вещами у нас большая проблема, хотя красивых вещей кругом полно.

– И что же вы предлагаете делать?

– Менять экономическую политику. Надо развивать отечественное производство и выпускать такие мелочи, как расчески. И не мелочи, конечно, тоже. Мы много чего можем делать сами и лучше других, например, самолеты. Да, отечественные двигатели плохие. По той самой причине, что в Советском союзе литр керосина стоил дешевле минералки. Кто же будет бороться за экономичность моторов? Но размеры нашей страны требуют развитого самолетостроения. Летать на "Боингах" – это смешно. В Европе и то это поняли и создали аэробус. А мы свое авиастроение забросили. Очень перспективная модель Ту -204, ее готовы были покупать и зарубежные страны. А правительству нашему наплевать… Почему, например, в Швейцарии до сих пор финансируют производство продукты питания? Хотя некоторые и предлагают на склонах цветы выращивать для привлечения туристов. Так нет, Швейцария сама дотирует и производит. И также вся Европа, хотя в Африке дешевле было бы. А нам говорят, зачем это? Всегда можно купить за границей. Ну, разве не дураки? По таким-то ценам, как сейчас!

– Значит для вас такое понятие, как продовольственная безопасность, не пустой звук?

– А также безопасность энергетическая, медицинская… Вы знаете, что, если сейчас начнись война, у нас нечем будет лечить раненных, нет обезболивающих. В годы войны мак специально в Сибири выращивали. Это все государственная политика, обеспечивающая независимость. Такие задачи частный бизнес не решает.

– Почему вы так этим обеспокоены? Может быть, такой угрозы в настоящее время и не существует?

– А Югославия? Ее когда разбомбили? А Ирак уничтожили? До этого была Корея, Вьетнам. Зачем туда-то американцы влезли? Кто бы ни был у власти в США, они всегда очень агрессивно себя ведут, все время суются не в свои дела. А я против гегемонии одной нации, как в экономической, так и социальной области.

– Разве в этом ваша точка зрения не совпадает с путинской?

– В данном случае важны не только заявления. Путин много чего говорит. Мы должны быть сильными и самостоятельными в экономическом плане. Все разговоры про кораблестроение, самолетостроение, нанотехнологии, поощрение частного капитала почему-то только перед выборами появились. А что было семь лет назад? Дефицит бюджета при таком уровне цен на энергоносители исчез не вчера, а три-четыре года назад. Хорошо, если не экономическое развитие, так, может быть, удалось навести порядок в госучреждениях, правоохранительной, судебной системах? Ведь наше правосудие не зря называют "басманным", по ассоциации с татаромонгольским игом. Процветает взяточничество, казнокрадство. И результат путинского правления один – это 10 тысяч чиновников, вывезенных из Петрограда.

– Вам не нравиться кадровая политика Путина?

– А ее нет, как говорится, при каждом шахе должен быть умный визирь. Это слабость – окружать себя удобными людьми. Таким образом, объясняется его медленное созревание, вхождение во власть... Сверхосторожность, отсутствие опыта приводят к ошибкам. Как можно было объединять министерство труда и здравоохранения? Нигде так не делается. Сейчас поменяли Зурабова на Голикову. Зачем? Забрали лучшего специалиста из Минфина, где она была на своем месте. Почему бы не признать ошибочность административной реформы? Ведь сократили министерства, а наплодили агентства, с которыми не знают, что делать. А зачем придумали назначать губернаторов? Путин что, "царь Романов"? Почему ликвидировали выборы по одномандатным округам, а ввели по партийным спискам? Это что демократично?

– Как вам кажется, вопросы демократии чувствительны для нашего народа?

– Конечно, не на столько, чтобы поднялись, например, народные протесты по поводу отмены губернаторских выборов. Но люди чувствуют, что идем не туда, в тупик. Многие опросы общественного мнения показывают, что население не собирается идти на выборы. При том наиболее активный слой общества, а не те, кто живет в разоренных, глухих деревнях, которым на все наплевать. Апатия. Пресса молчалива, в СМИ не представлен широкий спектр мнений. Дискуссии не поощряют, даже в парламенте. Социально молодежь не развивается. Определенного чувства умиротворения власть добивается за счет подачек. На лицо все признаки авторитарного государства.

– Чем это чревато?

– Кризисом. Цены растут неспроста на основные товары жизнедеятельности, а по причине отсутствия конкуренции в производстве, а также жесткого контроля со стороны государства. В Англии, например, нет такого: что хочу, то ворочу. Просто так цены нельзя поднять, надо доказать, что возросла себестоимость. В России действуют картельные соглашения и на других рынках, например, жилищном. Не верится, что правительство все распутает, найдет адекватные меры экономического регулирования. Все остались на своих местах.

– Как должна вести в таких условиях оппозиция?

– Объяснять истинное положение вещей. Говорить правду, не обещать бублик с маком. На мой взгляд, все партии и движения должны понять, что смена власти назрела. После выборов ничего хорошего не будет. Возможно, что надо менять не только людей во власти, но и структуру. Система президентского правления не оптимальна. Парламент должен играть более значительную роль в политике. Мне известно, насколько разумные предложения, особенно по законам экономического развития, там хоронятся, потому что та же партия власти находится почти, что на лагерном положении: шаг в сторону – расстрел. Дума не должна быть декоративным органом, руководители партий должны быть более независимыми. Сейчас власть очень жестко разговаривает с оппозицией, идет административное давление с тем, чтобы у нее не объявился единый кандидат. Но, на мой взгляд, игра на оппозиционном поле еще далека до своего завершения.

Беседовала Ольга Гуленок

Вы можете оставить свои комментарии здесь

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама