Андрей Пионтковский. Фото с сайта: www.svobodanews.ru
  • 18-08-2011 (13:52)

Реформаторы и демшиза: 1991–2011

Путь "реформ" превратил Россию в мафиозное государство

update: 19-08-2011 (08:58)

XX век обещал стать веком России. В начале века Россия пережила небывалый культурный взлет, названный Северным Возрождением.

В середине века Россия одержала самую выдающуюся военную победу в своей истории.

В конце века Россия оказалась перед закрытой дверью в следующее тысячелетие.

Шансы на реформу были утрачены в 1911-м, 1929-м, 1953-м, 1965-м... Каждый раз это стоило стране огромных потерь и жертв. Последний раз такой шанс был в 1991-м. Сотни тысяч людей собирались на митингах в Москве, Санкт-Петербурге, Кемерове.

Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ
Реклама
Реклама

Я помню их лица. Это были честные люди, исполненные достоинства и надежды. Они не могли больше терпеть лжи, лицемерия, тупости, бездарности тоталитарного режима.

У них были вдохновенные лица. Теперь они усталые, безразличные и равнодушные. И в массе своей эти люди никогда больше не выйдут на площадь.

Они всегда были и оставались маргиналами, лузерами, демшизой и для кандидата в члены Политбюро ЦК КПСС Ельцина, и для потомственного номенклатурщика Гайдара. И для их сегодняшних наследников, 12 лет лизавших сапоги майора КГБ Путина и готовых продолжить это увлекательное занятие еще 12 лет, если только этот приблатненный Самец Нации подвесит себе какой-нибудь либеральный бантик по имени Медведев или Прохоров.

По их спинам в 1991-м пришли к властесобственности совсем другие люди. Господа-товарищи из все той же старой номенклатуры, слегка разбавленные новыми выдвиженцами из интеллектуальной обслуги.

Среди сегодняшних олигархов нет людей, самостоятельно выстроивших свой бизнес. За каждым из них в начале карьеры стоял либо сообщник-номенклатурщик, либо доверенный ему партийный капитал, либо (позднее) счастливое членство в кооперативе "Озеро".

В стране создана бесстыдная в своей откровенности система слияния власти и денег. По единодушному признанию ведущих бизнесменов, единственным высокоприбыльным бизнесом является власть, и так будет в России всегда.

Так что же произошло двадцать лет назад в те три августовские дня, которые потрясли Россию и мир?

Сегодня в ретроспективе очевидно, что в стратегическом курсе на номенклатурную приватизацию не было принципиальных разногласий между околоельцинскими "номенклатурными реформаторами" и лагерем путчистов. Можете ли вы себе представить победивших Янаева и Павлова, отказавшихся от вкусных кусков государственной собственности, которые они уже увлеченно рассовывали по своим карманам вместе с черномырдиными и алекперовыми?

Это был общий консенсусный проект советских аппаратчиков, созревший в лубянских коридорах, видимо, еще в андроповские времена. Дракон коммунизма, которого ритуально сокрушили 19–21 августа, на самом деле к тому времени уже благополучно сдох, прежде всего, в умах и сердцах его идеологов и вождей, сменивших портреты Ленина на портреты Франклина.

Разошлись они в другом. Кланам, стоявшим за путчем, хотелось не только громадной собственности, но и имперского величия в придачу. Прагматик Ельцин понимал, что империю не удастся сохранить даже ценой очень большой крови. Учебно-методический пример Югославии был уже перед глазами.

Путч был не прокоммунистический, а скорее проимперский. Его победа привела бы к югославскому сценарию в напичканной ядерным оружием распадавшейся сверхдержаве, то есть к катастрофе планетарного масштаба.

Ельцин стал в те три дня символом сопротивления путчистам и проявил себя в этой роли достойно. Но он не был организатором гражданского сопротивления. Характерно, что его первая реакция на предложение о проведении массового митинга около Белого дома была скептической. Десятки, а может быть, сотни тысяч своих сторонников, готовых, если потребуется, пожертвовать жизнью, привела в эти дни к Белому дому "Демократическая Россия", что и определило исход противостояния.

Миллионы людей по всей стране, ликовавших 21 августа, искренне и наивно полагали тогда, как и автор этих строк, что сокрушена 70-летняя тирания и перед Россией открывается путь демократического развития. Но зримым результатом "реформ" стало мафиозное государство.

Да, в 1991 году удалось избежать кровавого распада империи. Но развязанная Ельциным и с энтузиазмом продолженная его назначенцем кавказская война уже привела к ментальному разрыву между Россией и Северным Кавказом и грозит новым циклом неуправляемого распада страны.

Почему мы проиграли? Почему проиграла свое историческое будущее страна?

Я не склонен винить номенклатуру. Столетняя эволюция нового класса закономерна и предсказана классиками. Оруэллом, например, в Animal Farm.

Нельзя винить животное за его биологическую природу.

Ответственен мыслящий тростник. Достойно сожаления, что подавляющее большинство статусной интеллигенции пошло в услужение режиму Ельцина — Путина. Соблазненная головокружительно жирными сырьевыми объедками в лакейской воров в законе, последняя (де)генерация русской интеллигенции превратилась в капо правящего режима. Но, как известно, нет такой подлости, которую постсоветский интеллигент не смог бы для себя идеологически оправдать и обосновать. Мало ему на "державный" кол смачно сесть — надо ведь еще и либеральную рыбку съесть на десерт для душевного равновесия.

Такой либеральной рыбкой для наших стыдливых альхенов стали ритуально повторяемые ими утверждения о реформаторской в целом природе сложившегося в России за последние два десятилетия режима.

И сегодня эти преуспевающие капо откровенно преступного режима продолжают нести свой бесстыжий бред то о либеральном Ай-Фончике, то о либеральном Ай-да-Фуйчике, и все вместе — о не созревшем для их великих реформ быдле — русском народе.

Даже самые "отважные" из них, позволяя себе порой довольно резкую критику альфа-Цапка всея Руси, никогда не покушаются на святое святых — основы и истоки сложившегося в России за последние два десятилетия режима. Более того, они призывают вернуться к "наследию Ельцина — Гайдара".

Но "наследие Ельцина — Гайдара" — это не избавление от Русской катастрофы XXI века. Это уже пройденный нами путь к ней.

Не архаичные ценности массового традиционного сознания привели к власти путинскую хунту, а чисто конкретные прогрессивные мерзавцы из наследников Ельцина — Гайдара, чтобы та охраняла завоевания их "реформ": Волошин, Юмашев, Дьяченко, Березовский, Абрамович, Чубайс. А что касается Гайдара, то он до последнего дыхания верно служил путинскому режиму, не гнушаясь выполнять самые грязные его задания. Достаточно вспомнить, как старательно отмывал он убийц Политковской и Литвиненко, суетливо бегая из одной телестудии в другую.

В результате реформ Ельцина — Гайдара осуществились все золотые мечты партийно-гэбистской номенклатуры, которая и задумала перестройку в середине 80-х годов. Чего она достигла в результате 20-летнего цикла? Полной концентрации политической власти, такой же, как и раньше; громадных личных состояний, которые тогда были для них немыслимы, и совершенно другого стиля жизни (что в Куршевеле, что на Сардинии). И самое главное — как правители они избавились от какой-либо социальной и исторической ответственности. Теперь им уже не нужно хором выть: "Цель нашей жизни — счастье простых людей". Их уже тогда тошнило от этого лицемерия. Теперь они сухо повторяют, что цель их жизни — это "продолжение рыночных реформ" и "величие России", хотя никто из них сам в это не только не верит, но и не знает, что это такое.

Зато все наши высоколобые капо так же хорошо знают, что нет сегодня для страны более острой и неотложной чисто экономической реформы, чем избавление ее от захватившей в ней государственную власть мафии, как Галилей знал, что вертится Земля. И им, капо, даже не показывали орудия пыток в cурковской инквизиции. Им там просто показали очень большие бабки.

А что касается словосочетания "непопулярные реформы", недоступные пониманию неграмотной демшизы, то когда я его слышу, я хватаюсь за несуществующий пистолет. А слышу его я уже лет двадцать пять, сначала от прорабов перестройки, и буду слышать, видимо, еще как минимум лет двенадцать от воров в законе и их идеологической обслуги. Ну, ребята, когда вы с придыханием и приятным чувством интеллектуального превосходства над косным быдлом произносите заветные слова "непопулярные реформы", вы, наверное, имеете в виду какие-то глубоко продуманные экономические меры, которые будут довольно болезненно отражаться на широких слоях населения в течение, скажем, двух-трех лет — но зато потом наверняка расцветут науки и ремесла, откроются социальные лифты, вырастет средний класс креативных модернизаторов...

Но двадцать с лишком лет, а теперь еще двенадцать! И все непопулярные, и все болезненные... А кони все мчатся и мчатся. А избы горят и горят. И еще как горят после непопулярного реформирования Лесного кодекса.

А кроме того, господа непопулярные реформаторы, сами-то вы, продвинутые наши, провели за эти годы очень даже популярные в вашем узком кругу мероприятия и все как на подбор стали долларовыми мультимиллионерами, а самые талантливые из вас даже пролезли в игольное ушко мирового списка "Форбса".

* * *

Мы существуем сегодня в контексте двойного отчуждения, двойной пропасти — не только полной дискредитации верховной власти в глазах политического класса, но и полной дискредитации всего современного политического класса в глазах общества — пассивного объекта "модернизации" последних 20 лет. Собственно говоря, мы снова оказались в той же драматической ситуации, о которой веховцы говорили около века назад. Последние сто лет русской истории мы прошли по заснеженному кругу, безнадежно застряв в петле времени. Поэтому и остается у нас Путин навсегда, какую бы фамилию он ни носил в текущей каденции.

За сотню без малого лет великие злодеи Революции (Ленин, Троцкий, Сталин) сначала превратились в смешных беспомощных старцев (Брежнев, Андропов, Черненко), а затем, окропившись живой водицей номенклатурной приватизации, оборотились в молодых спортивных сексапильных нефтетрейдеров (Путин, Абрамович, Тимченко). Эти чисто конкретные пацаны и есть подлинные наследники Октября, последняя генерация его вождей, закономерный и неизбежный итог эволюции "нового класса". Жизнь удалась. Это для них десятки миллионов жертв столетнего эксперимента (лузеров в их терминологии) унавозили почву. Им нечего больше желать. Для них наступил персональный фукуямовский конец Истории.

У них нет и не может быть проекта будущего. Они уже в у-вечности. Путинская у-вечность — это схлопнувшаяся черная дыра русской истории, свидригайловская деревенская закоптелая банька с ползающими по всем углам разбухшими пауками — ветеранами дрезденской резидентуры и кооператива "Озеро".

Об абсолютно неадекватном понимании итогов двадцатилетия говорят призывы, доносящиеся сегодня из лагеря "рыдающих от счастья" системных либералов: "В 92-м мы отложили построение демократии ради успеха радикальных либеральных реформ. Теперь, когда мы создали рыночную экономику, давайте займемся демократией".

Или еще одна фраза в духе Марии-Антуанетты, которая, конечно же, войдет во все будущие учебники русской истории конца XX — начала XXI века: "У вас ничего не украли. У вас ничего не было".

За двадцать лет выросло лишенное будущего поколение детей тех, "у кого ничего не украли". И оно только начинает предъявлять свой счет.

Андрей Пионтковский

Вы можете оставить свои комментарии здесь

Реклама
orphus
Реклама
Обзор
На общество надевают "пакет"
Народный сход против "пакета Яровой", Санкт-Петербург, 26.7.16. Фото www.facebook.com/merr1k
Реклама
Статья
Камеры зафиксировали
Арест обвиняемых. Фото: Российская газета
Реклама
Реклама
Колонка
Евангелие от палачей
Андрей Пионтковский. Фото: Каспаров.Ru