Александр Долматов. Фото: vestipk.ru
  • 18-01-2013 (12:14)

Смерть в Роттердаме

Кровь "болотного дела"

update: 21-01-2013 (15:15)

Трагическая история другоросса Александра Долматова потрясла блогеров. Долматов — ведущий конструктор одного из оборонных предприятий Подмосковья и одновременно — оппозиционный активист, летом прошлого года успел уехать за рубеж. Он опасался репрессий по т.н. "болотному делу". Однако, прошение о политическом убежище, поданное властям Нидерландов, удовлетворено не было. Долматова пригрозили выслать назад в Россию. И он предпочел неизбежной неволе, многолетним унижениям, мучениям и выбиванию показаний смерть.

Депортационный центр в Нидерландах. Фото: архив ©AFP

Депортационный центр в Нидерландах. Фото: архив ©AFP

"Это было какое-то намеренное доведение до самоубийства. Мало того, что они не дали политубежища, они именно хотели насильно человека отправить в Мордор, куда он боялся и не хотел возвращаться. Т.е. просто схватили и насильно возвращали в лапы гоблинов из центра Э. Одно слово СУКИ!" — мнение Ольги Кортуновой.

"Так начинается "Год России в Нидерландах",  пишет Всеволод Чернозуб. Жесткая миграционная политика порождает подобные истории. С одной стороны, народ имеет право никого к себе не пускать. Типа если вам где-то плохо, боритесь, чтобы стало лучше. С другой стороны  живой человек, которого за убеждения дома ждет чудовищная тюрьма. Хотя важно не делать вид, будто в самоубийстве Долматова виновата исключительно голландская трусливость, прячущаяся за отчужденность законов. Виновата российская власть."

По теме
Реклама
НОВОСТИ
Реклама
Реклама

"Честно говоря, меня удивляло, почему голландцы охотно принимают и дают права беженцев всяким дикарям, отребью, подонкам рода человеческого, отказали редкому квалифицированному специалисту, - считает Николай Троицкий. -Да и какому специалисту! Долматов был "ведущим конструктором в ОАО "Корпорация "Тактическое ракетное вооружение" и разработчиком многоцелевых ракет. Пусть даже он не был великим ученым, гением и будущим лауреатом Нобелевки, не всем дано, но дело свое не мог не знать, иначе не стал бы ведущим конструктором.
Неужто такой не нужен блоку НАТО?!
Оказывается, был нужен, но молчал как партизан:
"Как оказалось, власти Нидерландов заинтересовались знаниями господина Долматова о российских военных технологиях. "Он мне жаловался, что на интервью чиновники и силовики слишком активно и подробно расспрашивают его именно о работе. Александр говорил, что ничего не рассказывал",— сказал господин Солопов. По словам члена "Другой России" Сергея Аксенова, соратник не раз говорил ему, что не собирается использовать свои знания для получения убежища".

Эдуард Лимонов: "Вот сижу у компьютера и руки опустил, размышляю о мрачной смерти нашего парня Долматова в далеких Нидерландах. Думаю, какие же скоты нидерландские чиновники, бросили хрупкого молодого учёного, который обратился к ним с просьбой об убежище,бросили в тюрьму, с намерением депортировать. В роттердамской тюрьме он и погиб.

Магнитский погиб в российской тюрьме, Долматов погиб в нидерландской, параллель напрашивается сама собой. И что теперь, список Долматова составлять?"

Сергей Аксенов: "Я советовал ему сменить работу — вообще уйти из оборонки. Сделать так, чтобы конфликт интересов (с точки зрения ФСБ) изчез. Но тут случились события 6 мая. Он предпочел сменить страну. На время... Саша понимал, что в России ему грозит не просто длительный срок по "болотному" делу, скорее всего "потолок", а особое, "эксклюзивное" отношение и в заключении. Фактически медленная смерть. Он выбрал быструю."

Андрей Акцынов: "Парня безжалостно сгноили власти двух стран: России и Нидерландов. Растоптали, запугали и довели до самоубийства"

"Александр Долматов. Не знаю, сколько ему было лет. В районе тридцати. Ведущий конструктор ОАО "Корпорация "Тактическое ракетное вооружение", одного из крупнейших предприятий российского ВПК. Ракетный конструктор. Мозг, ум, честь, знания, достоинство, совесть, мужество, несгибаемость и преемственность разваливающейся страны. Детей у Сани не было, — пишет Аркадий Бабченко. — Еще по одной из немногих оставшихся ниточек воспроизведения русских — серпом на!

Русский конструктор ракетной техники предпочел повеситься в департационной тюрьме Роттердама, лишь бы не возвращаться на родину.

Еще одна дыра в нашем генофонде. Окопные в этой стране размножаться еще будут. Долматовы — уже нет. И вот так сидишь и думаешь — а за кого твоя дочь замуж выходить будет? Кому передавать свои гены? Они же за сто лет весь генофонд повыбивали. Они же весь генофонд попересажали, вытравили из страны, поубивали, довели до самоубийства в департационных тюрьмах, забили битами в подмосковном лесу. Пожгли в танках ради этой, б-ь, еб-й Тувалу. ...Не спрашивай, по ком звонит колокол. Он звонит по тебе."

"И, пожалуйста, не надо писать о том, что он струсил или о том, что это глупо.

Никто из нас не пробовал возвращаться в страну, где ждет срок лет в двенадцать, как у Данилова или Сутягина — только за то, что работаешь на секретном предприятии и состоишь в оппозиционной партии, а фсбшникам, сукам, выслужиться надо. Когда ждешь ареста — это давит. Меня вот давило п-ц как. До бессонниц. До дерганья от каждого звука, до припадания ночами к дверному глазку от сработавшего лифта.

И то я не был уверен, что за мной придут. А у Сани — без вариантов. Его бы на границе сразу взяли. Так что не надо. У каждого свой предел."

"Признаюсь, я просто не поверила, когда прочла новость о Долматове. Это был шок, — пишет Анастасия Рыбаченко. — Как такое вообще могло случиться? Мне проще найти слова о том, почему этого не могло, не должно было случиться ни в коем случае. И я и многие мои соратники, мы все много раз в себе находили силы держать себя в руках и продолжать бороться. И давление, реально стрессовая ситуация, в которой оказался Долматов, все это многим из нас знакомо.

Просто многое из того, что сейчас происходит в жизни активистов оппозиции, не разглашается. По, минимум, двум причинам. Во-первых, жаловаться не принято. Во-вторых, не всех активистов об их проблемах расспрашивает пресса. Увы, обо всем этом журналисты узнают только тогда, когда уже слишком поздно.

Можно представить, каково было Долматову, когда он узнал, что Нидерланды отклонили его просьбу об убежище.

Что бы его ждало в случае экстрадиции, при том, что даже Лузянину дали 4,5 года. Не каждый готов такое перенести.

Я, конечно, пойду завтра к посольству Нидерландов. В Москве акция скорби начинается в 11 утра 18 января, но цветы можно будет возлагать весь день. Надеюсь, все вы там будете. Не забудем. Не простим."

"Мне вот интересно, что эти мусорские гниды не отдают Сашкину предсмертную записку адвокатам? Обоср-лись видимо. Нарушили все возможные законы. Если человек предпринял попытку суицида, должны были сдать врачам, а вы его в другую тюрьму перекинули... Мусора везде одинаковые." - пишет Алексей Сочнев

"Первая смерть по "делу на Болотной". Самоубийство в роттердамском депортационном центре другороса Долматова обнажило истинное отношение Европы к российской оппозиции. Наша страна не представляется им диктатурой, зато ЕС совсем не против россиян с большими деньгами. Самим же российским экономбеженцам, осевшим в Лондоне, несмотря на завывания о "режиме", наплевать на оппозицию. Вечная память честному человеку. Надо идти к посольству Голландии с одиночными пикетами и возлагать цветы. Еще портрет Долматова туда поставить. Давайте организовывать." - пишет Павел Пряников.

 
У посольства Нидерландов в Москве поминают покончившего с собой политэмигранта Александра Долматова: http://www.novayagazeta.ru/news/62290.html
Фото "Новой газеты"

К собравшимся вышел заместитель посла pic.twitter.com/900Il65

"Жду постов и статей о том, что нездоровая европейская атмосфера педофилии, педерастии и наркомании противна каждому русскому православному человеку (даже заплутавшему и оболваненному проклятыми либералами). Нормальный русский православный человек, столкнувшись со всем этим, накладывает на себя руки. Итого: либералы хотят уничтожить население России, в первую очередь - наших специалистов по тактическому вооружению. Пишите, голуби, пишите. Уже можно." - предсказывает очередную типовую реакцию провластных холуев от журналистики Дмитрий Бавырин.

Мнение Дмитрия Ольшанского: "Наверняка окажется, что в этой смерти много кто виноват. Во-первых, голландский суд — сами, мол, про демократию и свободу слова, а как у вас помощи просят, так шиш. Во-вторых, в таких историях часто всплывают родители, мужья-жены и прочие "близкие", которые "проявили непонимание" или "довели". В-третьих, и сам он, мол, наверняка был психически нестабилен.

Жили же люди в похожих условиях (отказники, беженцы, арестанты и диссиденты) чуть не десятилетиями — и ничего. А тут чуть что — сразу "в петлю". Все это еще обязательно скажут, напишут и перечислят. Но слушать все это не надо. Потому что в этой смерти виновата наша власть. И точка." 

"Почему Долматову не дали статус беженца, - выдвигает свою версию Божена Рынска, - Причин может быть несколько: в Хоум Офисах и их евройпейских аналогах работают, как правило, африканцы, пакистанцы, латиносы и всякие разные мусульмане. Белые люди, просвещенные европейцы в черт знает каком поколении, там не работают - они работают юристами, врачами, банкирами и занимаются бизнесом. Работники же, которые отвечают за беженцев, могут быть привычно доброжелательны только к своим. Кроме того, люди эти малообразованы, о том, что происходит в России, они не информированы.

Вторая возможная причина: опять-таки, малая информированность о том, что происходит в России и раздражение на почве того, что хренова туча мусульман, арабов, пакистанцев, африканцев, теперь ливийцев, обитателей всякой газы, иран-ирака, афганцев и пр бегут не по причине преследования, а по экономическим причинам, потому, что в Европе им дают жилье, денежное пособие, и, через несколько лет и паспорт. Можно, насочинив историю о том, как тебе угнетают за веру или политику, жить, ни хрена не делая, околачивать в приятной стране груши, и все тебе на блюдечке приносят.

Конечно, решение было не окончательным. И Нидерланды могли бы по суду выдать ему промежуточный статус: лица, которому временно грозит опасность. Скорее всего, Саша Долматов просто издергался жить в постоянном стрессе, ожидая, когда за ним придут. Бегство само по себе стресс. Ну и ....

Очень-очень грустно....

Я бы с удовольствием проконсультировала всех потенциальных беженцев о том, как получать этот статус, что с этим делать, но тогда мне, как лицу помогавшему другим получить статус беженца, могут просто следующую визу не выдать.... По закону всем, кто помогал получить статус беженца кому-то, визу не выдают. А помочь хочется.

Давайте сделаем так: кто реально заслуживает статуса беженца, кого преследуют по политическим мотивам в России, могу дать очень хорошего европейского адвоката по этим делам, а у кого нет денег на адвоката совсем, я могу дать волонтера. Но для этого я должна быть уверена, что вы, действительно, оппозиционер, так как вешать на шею европейским налогоплательщикам еще одного захребетника я не хочу и не буду."

"Очень паршиво. Чувствую себя реально виноватым в том, что произошло, - замечает проживающий ныне в Англии Раймонд Крумголс. -Понимаю, что это звучит громко и глупо. Но ничего не могу с собой поделать. В прошлом году я написал статью, в которой предлагал создавать внепартийное движение по поддержке политэмигрантов. Со своей стороны постарался сделать многое. Но не все.

Умом я понимаю, что я живу в провинциальном городке, на берегу моря. Что не получаю никаких пособий, и поэтому работаю, соответственно не могу регулярно ездить в Лондон и все делать самостоятельно. А по сети и телефону договариваться с людьми очень и очень трудно. Умом я все это понимаю. Но факт остается фактом, за три месяца я никак не продвинулся в реализации этой идеи. Никак. И мне всегда казалось, что это можно еще отложить, что есть более срочные дела, помимо поездок в Лондон и попыток найти потенциальных соратников. И вот итог.

Когда Александр был уже закрыт в тюрьме, когда ему отказали в визе и когда уже были попытки самоубийства, никто про это ничего не знал. Идея о том, что нужно: "Помогать уже получившим убежище. Всем памятны случаи, когда то Швеция, то Испания, то Украина пыталась выдать эмигрантов обратно по запросу. На такие ситуации нужно реагировать быстро и буквально всем миром. Поднимать все значительные медиафигуры, бомбить запросами, при необходимости делать срочные пикеты возле посольств замешанных стран"(с) так и осталась идеей. И это уже привело к крови. Причем к крови моего партийного товарища.

В решающей, критической ситуации, этот человек остался один. Значит я не смог сделать все от меня зависящее, что бы никто не оставался в одиночку. Очень хочется напиться, но я даже этого себе позволить не могу. И не могу пойти к посольству этих голландских ублюдков, в моем городе нет посольства, а в Лондон я никак до воскресенья не выберусь.

P.S А идею все же нужно воплотить. Обязательно. В память об Александре Долматове."

Павел Пряников: "Был сейчас у голландского посольства, положил цветы в память Долматова. Цветов мало, народу приходило тоже мало. Поговорил с двумя фотографами, дежурившими там. Говорят, с 3 часов было человек десять (включая нескольких бабушек), с утра человек двадцать-тридцать. Там же мёрзли два филёра. Вот и вся "коробочка".

Вы можете оставить свои комментарии здесь

Дмитрий Разин

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...