Дикая помесь лжи и лицемерия – вот единственно достойное определение российской реакции на происходящее в Эстонии.

"Фашизм", "гробокопательство", "надругательство над мертвыми", "неонацизм", "Нюрнберг", "кощунство", "пересмотр итогов второй мировой войны", - все эти громкие эпитеты сопровождаются призывами отомстить Эстонии за неслыханное оскорбление всеми возможными способами. Из патриотических уст особо обиженных за державу российских политиков клочьями пены летят взывания к ПАСЕ и Евросоюзу. Устраивается многодневный и совершенно безнаказанный шабаш "путинюгенда" вокруг эстонского посольства, на границе и в редакции "АиФ"...

Да что такого, в конце концов, случилось? Вместо памятника советскому солдату поставили памятник немецкому "воину-освободителю от советской оккупации"? Из могил, находившихся на холме Тынисмяги, экскаватором (как в Химках) выкопали останки погибших воинов и отвезли их на свалку? Назвали одну из улиц Таллина именем Гитлера? Да нет, эстонские власти всего лишь решили перенести из центра города на военное кладбище "Бронзового солдата" и могилы советских солдат и офицеров.

То, что это вызвало массовые протесты среди "русских эстонцев" - бесспорно. О причинах можно говорить долго – и, к сожалению, эстонские власти повели себя, мягко говоря, неразумно. А точнее – бестактно: ну как было не просчитать реакцию на свои действия? Что мешало провести нормальный диалог с представителями "русской общины" и общими усилиями найти решение, которое ни у кого не вызвало бы ощущения "победы" или "поражения"? Почему потребовалось срочно переносить памятник, когда было обещано не делать этого до 9 мая? Ну, пришли бы в День победы к нему люди. Ну, устроили бы митинг. Мир бы рухнул? Таллин провалился сквозь землю?

Впрочем, все это – теперь уже не главное. Если бы в ответ на все эти действия эстонских властей последовала бы цивилизованная реакция – как со стороны "русских эстонцев", так и со стороны России, - ситуация была бы совершенно другой. Если бы последовали мирные акции протеста в Таллине, и дипломатические меры в Москве – сочувствие, наверное, было бы на стороне тех, кто оказался пострадавшей стороной.

При том, заметим, что Эстония не нарушила (что святая правда) ни одного международного договора или конвенции, определяющей статус воинских захоронений. Двустороннего соглашения на этот счет между нашими странами до сих пор нет – значит, Эстония имеет полное право принимать все решения по собственным законам...

Но нет: в Таллине на намерения переноса "Бронзового солдата" ответили погромами, а в Москве – истерикой немыслимого в последние годы масштаба. Даже во времена недавней "антигрузинской" кампании до такого бушующего потока ненависти, изливающегося из России, дело все-таки не доходило. МИД, мэр Лужков, Жириновский и его сотоварищи по партии, "Наши", "Молодая гвардия" и прочие как с цепи сорвались. "Послать Псковскую дивизию – пусть заблудится на пару дней", "применить современные технологии по введению какой-то дестабилизации в Эстонии и свержению действующей власти", "бойкот всего эстонского" и так далее. И при этом – сплошная ложь, которая транслировалась в эфире федеральных телеканалов все эти дни.

Весьма характерно, - и мало кто обращает на это внимание, - что освещение событий в Эстонии шло практически по той же схеме, что и освещение "Маршей несогласных". Разве что, в зеркальном отражении. Только во втором случае нам врали про "маргиналов", "фашистов" и "экстремистов", якобы вышедших на улицы, чтобы "отработать очередной долларовый грант от тех, кто готов раскошелиться на новую российскую смуту", про "попытки Запада занести в Россию "оранжевую чуму" и про "законные действия милиции", которая всего лишь охраняла общественный порядок.

А в первом случае нам врали про якобы уже распиленного на куски "Бронзового солдата" (при том, что он цел и невредим), про якобы сотни арестованных русских, которые содержатся в порту и подвергаются пыткам и жестоким избиениям, и про "русского героя" Дмитрия Ганина, который якобы погиб в результате насилия со стороны полиции (при том, что, как сообщалось сразу после происшедшего, он скончался от ножевого ранения – которое мог получить только в результате драки с другими погромщиками, вышедшими на улицы, чтобы не только выразить свой протест, но заодно и пограбить магазины). Особенно умиляли стенания о "бесчеловечности полиции", которая посмела разогнать погромщиков. Хотелось бы взглянуть, как повел бы себя ОМОН в Питере или в Москве, если бы участники "Марша" прошли по городу так же, как защитники "Бронзового солдата" - по Таллину...

И вообще, поставим мысленный эксперимент (да простит меня братский грузинский народ). Представим себе, что в разгар "антигрузинской кампании" по Невскому проспекту прошло бы шествие грузин, которые били бы стекла в домах, переворачивали автомашины и грабили магазины. А затем, когда милиция разогнала бы и задержала участников этого шествия – российское посольство в Грузии окружили бы пикетчики, блокировали вход и выход, начали собирать подписи за его немедленный снос и сорвали бы российский флаг. А затем Грузия обратилась бы в Евросоюз с протестом против "бесчеловечных и жестоких действий" российской милиции и объявила бы погром выражением "справедливого гнева" со стороны своих сограждан. А затем спикер грузинского парламента призвал бы разорвать с Россией дипломатические отношения, а депутаты призвали бы использовать современные политические технологии, чтобы дестабилизировать ситуацию в России и добиться свержения действующей российской власти. А затем министерство иностранных дел Грузии назвало бы действия России фашизмом. А затем парламентская делегация Грузии, приехав в Россию, первым делом потребовала бы отставки российского правительства. Угадайте с трех раз, чтобы началось в России, в российских СМИ и среди российских политиков?

Что касается лицемерия и фарисейства, которое таким же бурным потоком текло из всех российских официальных каналов, то оно было не менее отвратительным, чем ложь.

Те же самые российские политики, которые только что не видели ничего незаконного в действиях российского ОМОНа, избивавшего мирных граждан, расходившихся с законных митингов (после которых не оставалось ни одного разбитого стекла), лили крокодиловы слезы, выражая протест против того, что "справедливый гнев населения был жестоко подавлен силовыми методами", и требовали "остановить бесчинства по отношению к протестующим".

Те же самые люди, которые не считают нужным реагировать на события в Химках и других российских городах, где с пугающей регулярностью уничтожают не только захоронения, но и другие памятники истории, вдруг становятся защитниками памятника, который никто не собирается уничтожать.

Те же самые люди, которые презрительно отказываются проводить парламентское расследование по поводу избиения участников "Маршей несогласных", срываются с места и летят в Таллин, чтобы срочно разобраться в происшедшем в эстонской столице.

И те же самые люди, которые только что объявляли возмущенную реакцию Запада на разгон "Маршей" недопустимым вмешательством в российские внутренние дела, теперь заявляют, что "произошедшее в Таллине требует срочной, жесткой, объективной, неполитизированной оценки со стороны европейских и евроатлантических институтов", и что "двойных стандартов здесь быть не может".

Но кто в первую очередь исповедует двойные стандарты? Почему в Таллине – "антифашисты", а в Москве и Питере – "хулиганствующие молодчики"? Почему в России - "законный перенос захоронений", а в Таллине – "неонацизм"? Почему в России - "правомерные действия милиции", а в Эстонии – "жестокость и бесчеловечность"? Почему "лимоновцы", выкинувшие портрет Путина из окна, - экстремисты, которые должны сидеть в тюрьме, а "нашисты", ворвавшиеся в редакцию "АиФ" – "гражданское общество", как изящно выразился гаулейтер "путинюненда"?

Подобных вопросов можно задавать множество – ответов из России не будет. И характерно, что только что вернувшийся из Швейцарии патриарх Алексий немедленно сделал заявление о ситуации в Эстонии. Ситуации в Химках, Благовещенске (где собираются строить торговый центр вместо памятника погибшим фронтовикам), Петербурге (где уничтожают форт "Красная горка") и другие подобные патриарха почему-то не беспокоят. Там его протестующий голос не слышен – он, по традиции, слышен лишь тогда, когда будет звучать в унисон с властью.

Наверное, не мне, атеисту, напоминать патриарху Библию. Но все же пусть на досуге перечтет Евангелие от Матфея. Глава седьмая.
"Не судите, да не судимы будете. Ибо каким судом судите, таким будете судимы. И какою мерою мерите, такою и вам будут мерить. И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? Лицемер! Вынь прежде бревно из твоего глаза, и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего...".

Борис Вишневский, обозреватель "Новой газеты"

Вы можете оставить свои комментарии здесь